Рассказы

Рассказы

Глава I Необычное приключение

Этим летом Скинград выглядел просто волшебно, словно могучий исполин из чистого белого камня и железа что рос на вершине зеленого холма. Буйные травы разростались у широкого фундамента. То тут то там слышалось пение различных чарующих птиц что возвращались из далеких странствий, мягкие облака мирно парили около золотого солнца, а воздух дрожал, насыщенный ароматом сладкого пчелиного меда и спелых кисло- сладких яблок. Обычно весной Сиродил напоминал райскую долину усеянную коврами мерцающих цветов. Лишь молочные пики далеких гор напоминали о зимних холодах, а их влажные тяжелые туманы укутывали тающий снег.
Скинград был одним из самых больших и людных городов провинции Сиродил. В нем возвышалась как минимум сотня каменных домов с острыми медными шпилями и хрустальными окнами, в чистом и неизменном готическом стиле. Состоятельные горожане ежедневно сновали по дворам благоговея пред мощенными улочками и дороговизной садов что обростали плющем и диким виноградом. В северной части города красовались гильдейские хоромы, палаты богачей, банкиров, элитные торговые лавки с личными сокровищницами; а если путник пересекал глубокий овраг что словно перепахивал город на две части то попадал в южные районы где царствовал покой и безмятежность. Там возвышалась часовня Джулианоса, одного из богов пантеона девяти, покровителя мудрости и логики.
За высокими зубчатыми валами и неисчеслимыми парапетами города разростались пасбища и овчарни. Близ густых словно лес кустах винограда трудились мужчины и женщины, загоревшие, с кожей оливкового оттенка. А где-то в дали виднелись пекарни и мельницы, где постоянно и без передышки месили зерно, а уставшие, но счастливые трудяги варили сыр.
В Скинград ежидневно прибывали шаткие повозки минуя дворянские поместья и лесопилки. Одни купцы привозили нежные шелка всех цветов и вкусов взамен на дубовые боченки до верху забитые томатом; другие ехали что бы отведать овечий сыр, наверное самый прянный и бесподобной по вкусу в мире; а третьи желали кисло сладкого вина Сурили, терпкого напитка что производили в городе вот уже сотни лет и считали лучшим во всей Империи.
С момента Великой войны когда города Сиродила лежали в руинах, а Скинград полыхал в огне будто факел прошло более чем тридцать лет. Старые раны давно зажили, дома, некогда обугленные были отстроенны вновь и стали еще лучше, и прекраснее собственно как и весь город.
Был вечер и туманные пурпурные сумерки медленно обволакивали землю. Жители постепенно запирали свои дома, стражи топали от башни к башне сменяя уставшие и сонные караулы, а бездомные дворовые собаки прекращали надоедливый лай и уползали в спячку. Город постепенно погружался во тьму. Солнце давало людям необходимый отдых от жары, как и одинокому дятлу долбящему березовый ствол, так и ястребу обозревавшему окрестность. Все понимали что настало время отдыха.

Трактир Зеленый крест представлял из себя большое гранитное соружение с широкими дубовыми остовами и балками покрытыми смолой. Поверх грубой черепичной крыши возвышался дымоход из обоженного глиняного кирпича, и конечно флюгер, маленький, медный, в форме вечернего петушка. Во время холодных ветреных дней он крутился словно стрелка компаса во все стороны света, но сейчас был абсолютно спокойным и указывал точно на юг. Это место являлось самым желанным и любимым кабаком для многих темных личностей, тех кто никогда не ладил с законном и не собирались что-то менять. Разный сброд вроде воров и преступников ежедневно заглядывали в Зеленый крест. Одни за сплетнями, другие за тем что бы сторговать свой товар, а третьи просто по желанию выпить и залить в свое горло дешевое виноградное вино. Таким вот был трактир. Конечно же в заведение регулярно заглядывала полиция, вернее городская стража чьи сердца просто пылали желанием словить кого-то из теневого общество и навесить на него кандалы. Но каков в этом толк, если все здание представляло из себя простую законопослушную среду? Только обыватели и скучные
Скинградские граждане что по вечерам заливали горло алкоголем, и не намека на преступников в здание. Хех, а знаете в чем дело? Вся проблема в том что искать надо было под ним, под домом, прямо в огромном темном подвале чьи коридоры соединялись с сырой и влажной канализацией и плавно переходили в лабиринт. Городок в городке, со своими улицами, комнатами и прислугой. Трактир Зеленый крест внутри был больше чем снаружи, и каждый кто имел сильное желание мог в этом убедиться.
В прошлом капитан Тиберий и в теперешнем Тибейр, вор высшего класса и мастерства лениво сидел на кресле, расслабившись близ большого выложенного из кирпича камина. Крепкие ноги в кожаных сапогах лежали на небольшой табуретке, прямо близ огня. Мужчина спокойно наблюдал как багровые языки пламени вылизывают до черна небольшие куски дров, трансформируя растение в уголь. Сложно было поверить что глупая городская стража так и не догадалась где именно развлекаются и отдыхают местные воры, ибо каждая улица города была буквально пронизана сотнями дымоходов и вентиляционными трубами что помогали поддерживать заведение в норме, не давая распространится плесени и грибку. В свое время Тибейр сам отвечал за план строительства трактира и лично проектировал каждый его тоннель. Это была честь. Как капитан стражи мужчина отвечал за городскую структуру и знал абсолютно все секреты мегаполиса. Его тайные ходы и выходы были словно на ладони, и он с легкостью мог переходить меж крепостями и рыночными площадями в дали от посторонних глаз.
, И тут то я нажал на рычаг и открыл потайной вход. Дом графа. Хех, этот то парень и выгнал меня из стражи и забрал мой же дом. Что ж, сниму ка я все его дорогие картины, сломаю мебель и разбросаю нижнее белье его жены по дому. Будет весело послушать (а может и посмотреть) как он это обьясняет слугам,
Тибейр был такой, и так как вот уже семь лет он ввергся в пучину воровства и разбоев, его навыки красноречия, карманных краж и других скользких ремесел отточились по максимуму. Тут то мужчина был богом. И не поспорить.
Собственно в этот обычный майский вечер Тиберий сидел на кресле, и лениво наблюдал за огнем. Его массивная кожаная сумка с оружием, воровской амуницией и зельями нежно лежала рядом на столе, а в руках томился амулет. Небольшой, из чистого золота без единой примеси он мерцал в полумраке, а его большой кровавый рубин приковывал к себе взгляд. Эту безделушку мужчина взял на начале своей воровской карьеры. Тибейр никогда никому не рассказывал откуда и что она значит, но держал ее всегда рядом и никому не отдавал. Этому то все удивлялись. Если бы мужчина ее продал то явно выручил не меньше чем несколько тысяч монет и более того Септимов. В Империи пользовались септимами. Местная валюта в виде небольшого золотого гроша где на одной стороне красовалось лицо какого то великого императора чье имя вор давно позабыл, а на другой любой местный рисунок. В одной провинции могли вычеканивать например корабль, в честь местных моряков и владык шторма, а в другой же печатали наковальню. Но одно оставалось неизменымым. Это был септим. И на нем должен был быть император. Никак иначе.
— Хороший улов? — спросила с легкой улыбкой пышногрудая Маргарет положив на стол поднос с вином. Тибейр поднял глаза. Его взору припал большой вырез оголявший вверх массивной женской груди, небольшую родинку и бюстгальтер. Этим то леди и умела заманивать клиентов.
— Ну, ничего необычного. Запугал пару торгашей, а они как оказалось вообще не знают ничего о карте. Пришлось после убегать от стражей. Короче ничего хорошего ибо потом пришлось опять давать взятку и писать грамоту о том что они одни из лучших членов стражи в Империи.
Женщина широко улыбнулась своими большими губами, красными как кровь и самые дорогие Скинградские вина.
— Ну, зато не убили как Мольгреда. Уже есть плюсы. — сказала она, и поставив вино на стол торопливо пошла к коридору. Мужчина впился глазами в ее большую аппетитную задницу словно пожирая взглядом.
— А зачем вырез? Не для меня ли?! — окрикнул ее Тиберий когда-то почти вышла.
-Хох, размечтался мальчик мой. — ответила она улыбнувшись еще шире и легким движением поправив бюст — сегодня у одного из Гильдии день рождение, вот я решила слегка прихорошиться. Они там вечеринку устроили, а вернее пьянку на десять человек. Думаю то, с таким вот оружием чаевые для меня обеспеченные, и обслуживать их рты я долго не буду.
Мужчина странно и непонимающе посмотрел на хозяйку трактира. Та громко захохотала
— Та свидание у меня голубчик! Свидание! Вот и я оделась по краше. Хочу как-то заманить одного старого охотника в свои обьятия. Увы мало кто из молодых жеребцов засматривается на сорокалетних женщин, особенно если они хозяйки кабака для воров.
Тибейр улыбнулся в ответ. Его забавляло настроение этой женщине. Сколько он знал Маргарег она всегда была такой задорной и веселой, и всегда любила мужское внимание.
-Ну ты это, если что обращайся. Если появиться желание — она крепко сжала левую грудь заставив мужчину щелкнуть сердце. — Приходи. Я буду тебя ждать.
Женщина эротично развернулась и пошагала в коридор захлопнув за собой двери. Выражение этих больших мягких форм на долго оставалось в памяти мужчины и его волшебных снах.
Вот уже семь лет Тиберий знал Маргарет и других постоянных обитателей Зеленого креста. Она была хозяйкой заведение, и кроме того, скупщиком краденного. Большие аппетитные груди часто отвлекали внимание потенциальных клиентов и давали определенные надежды на чаевые. Уставшие, жаждущие женского тепла воры это оценивали. Но все же не смотря на такое весьма раскованное поведение дама никогда не позволяла лишнего, и все ее заигрывание оставались заигрыванием и не более. Кроме как для Тиберия. Ему то черноволосая мадам могла с удовольствием поласкаться и лечь в постель. Если бы конечно не разница возраста в пятнадцать лет что явно удерживала последнего от преждевременных решений.
Мужчина положил ногу на ногу и взяв в руку бокал вина немного отпил. Вкусное. Напиток мягко обжег его горло легким привкусом спирта что выделялся во время брожения. Язык отчетливо почуял вкус сладкого винограда и приятную терпкость что могла вскружить голову любому самилье. Это конечно не Сурили, и не Балморское, но тоже годиться. Тиберий сделал еще один глоток и тяжко вздохнув отложил бокал в сторону. Огонь все так же продолжал лизать дрова в камине, танцуя словно по какому то магическому ритму и совершая чародейскую пляску. Мужчину всегда увлекало пламя. Он видел в нем какую то странную и необьяснимую красоту, и чувствовал силу. Помниться как в детстве когда он и его брат попали в лагерь имперских солдат, их усадили у костра и укрыли теплым пледом из волчьей шерсти. А потом рассказывали сказки. Мужчина не помнил какие именно сказки, но сам вечер, тот промерзлый осенний холод, дожди, сырость, а так же уют костра он видел словно вчера и грезил о том как смеялся вместе с братом и увлеченно наблюдал за огнем. Прошло кажись лет 20 с того времени. Он его давно не видел. Что же, в теперешнем мире когда каждый день происходят войны и пожары, а убийца может пырнуть лезвием в темном переулке редко когда кто-то доживает до старости. Так же думал и он. Вряд ли доживет до пятидесяти. Скорее всего словят при краже и отрубят голову. Или где-то сожрет медведь. Раньше или позже. Такой вот был расклад у человека его профессии.
Тиберий родился ровно двадцать пять лет назад где-то на севере Сиродила у подножья Джерольсикх гор. Его мать была нордкой, что означает, северный человек, в грубом имперском переводе, а отец кареглазым коловианцем. Первые внешностью походили на голубоглазых блондинов с белоснежной кожей и яркими красными губами, а вторые же, слегка смуглые, с темными глазами и волосами вороного крыла — на загоревших людей итальянцев. Сиродил сам по себе был очень теплым и спокойным местом и его население так же не отличалось особенной суровостью.
Тиберий унаследовал материнские голубые глаза, крутой нрав и бледную плоть, а от
отца взял темные смоляные волосы. Многие звали его чистокровным нордом что в целом по внешности было правдой, но черная шевелюра выявляла свое.
В двенадцать мальчик пошел в орден Скинградских рыцарей где стал пажом графа Стреклюса, и где-то в возрасте шестнадцати уже был офицером имперского легиона. Многие согласятся что для столь молодого человека должность была очень странной ибо редко кто в таких незрелых годах дослуживался до высоких чинов. Но на упреки старшинства, эй молокосос!, Тиберий отвечал ударом кулака и жесткими темными синяками., У капитана явно был крутой нрав!,
После мальчишка служил в подавление нескольких несерьезных мятежей у границ Хамерфелла, сражался с дикими редгардцами и пустынными воинами, получил пару шрамов. Один из них полностью рассекал его бедро, а второй левое плечо. Тиберий с трудом выжил после сражение на клинках с главарем редгардов. И вот в свои восемнадцать, любимец женщин и знаменитый аристократ по отцовской линии Тиберий стал капитаном стражи Скинграда. Мало кто знает что случилось потом, но парень потерял свое звание, его отец таинственным образом исчез как и родной брат, а мать уехала на север. Мальчишка был в ступоре. Плохая кампания вывела его на скользкую дорожку и сделала тем кем он стал. Вором и отбросом общества. Так по крайней мере он себя считал сам, и не думал менять свое мнение в ближайшее время. Как и те кто его окружали.
Тиберий сделал еще один глоток и вдохнул пряный аромат. Тот растекся по ноздрям и легким мужчины, заставив откинуться назад и прикрыть глаза. На его лице скользнула улыба. Розовые губы слегка согнулись в полу месяц, а пальцы покрепче сжали бокал. В этот вечер, когда все заказы были готовы, все предметы проданы, а все дела завершены мужчина мог спокойно отдохнуть и набраться сил. Просто отдаться сладкому сну, той розскоши что так редко ощущали воры.
Кто-то дернул Тиберия за рукав. Мужчина проигнорировал. Опять пес Маргарет. Наверное снова хочет кость, голодное ты вечно животное или просить погладить. Этому блохастому никогда не угодишь. Женщина кормила его свежим говяжьим мясом по утрам и бараниной вечером, и собачка не много не мало разжирела на таких уж щедрых харчах и стала весьма наглой. Могла даже покрутить носом перед кормом иль свежим вкусным обедом. Снова дернули за рукав. Да отвянь ты зверь. Не видишь я сплю. Иди лижи свои яйца в другое место иль приставай к кому то еще. Снова сильный дерг и рукав Тиберия начал стягиваться в сторону. Это мужчине явно начало надоедать и он замахнулся рукой что бы припугнуть животное. Неожиданно кто-то крепко схватил за руку. Опустить вор ее уже не смог. Он злостно открыл глаза.
Перед ним стоял огромный двух метровый бугай, мужик в тяжелой стальной броне из плотно скрепленных пластин и серебристой кольчуги. Его местами сломанный и сросшийся нос то дело сморкался, а серые глаза, полные гнева и ярости смотрели будто в саму душу. За спиной висел топор. Нет, скорее топорище, огромное топорище острее чем бритва иль гиганская зазубренная пила. Весомый аргумент даже для Тиберия. Быть зарубленным в единственный выходной день мужчина ведь не очень хотел.
— Я могу помочь? — спросил он тихим голоском стараясь не показывать свой страх. А страх был. Сердце бешено сжалось, скукожилось и начало колотить в груди, а руки и ноги словно затвердели. По кожи пробежали мурашки.
— Ты Тиберий? — ответил незнакомец грубым и очень низким голосом. Чем-то напомнил вышибал наемников убивающих людей за деньги. Его скулы сморщились. С под густой черной бороды проступили губы
— Нееет, не знаю даже кто это такой. Тиборий? Тибар? Как ты там сказал? Да? Никогда про такого не слышал. Он наверное этажом ниже живет. Такой старый пердун, да? Точно он. Я в этом уверен — вор притих и слегка затрусился. Бронированная ладонь мужчина крепче сжалась.
-Я не шучу крошка. Тебя хочет видеть КОммод. Начальнику нужна твоя помощь.
Тиберий вздохнул. На миг сердце расслабилось, а те литры пота и мочевой жидкости что хотел извергнуть из себя мужчина в миг исчезли.
— Коммод, хех, ну конечно. Скажи ему что я обязательно приду. Завтра например. Или через месяц. Его устроит через месяц?
Человек все так же гневно смотрел на Тибейра. Вена на лбу мужчины опасно пульсировала и надувалась наполняясь кровью и кислородом.
— Слушай сюда зараза — прервал его лысый бугай и сжал кисть до такой степени что та побелела — Я личный душегуб Пенитус Окулатус и палач Коммода. Я нанимался что бы убивать людей и ломать им шеи, а не искать по всей вашей гнилой норе какого то мелкого воришку. Начальник хочет видеть тебя сейчас, и ты пойдешь за мной. СЕЙЧАС.
Тиберий странно покосился на бугая. Он его уже видел когда работал в городской стражи и явно не раз слышал слово Пенитус Окулатус.
Точно! Это же те самые тайные агенты что следят за порядком во всей провинции и бороться как с внутренним врагом так и внешним. Эти люди были кем-то вроде тайной полиции, секретными агентами умеющими сливаться с тенями, прятаться на самом видном месте и одним лишь хмурым взглядом пытать людей. По крайней мере так про них говорили. Тиберий же знал точно что парни из Пенитус Окулатус были одной из сфер правящей власти, они имели сеть личных секретных агентов по всему миру, имели список аколитов и потенциальных слуг, а так же список того кого не мешало бы уничтожить. И более того они это делали, тайно и тихо. Каждый человек обладавший хоть каплей разума знал о них и боялся, и если один из верхушки организации хотел что-то выяснить, он это делал. Точно, жестко и эффективно.
— А что ему собственно нужно? — переспросил Тиберий словно нарываясь на кулаки бугая. Мужчина хотел проверить насколько далеко тот зайдет в исполнении своих обязательств, и что собственно угрожает (или не угрожает) самому вору. Возможно тот самый Коммод очень зависит от Тиберия и его услуг, и очень в нем нуждается что уж точно позволит ему крутить агентом так как он захочет.
— Это касается твоей профессии и твоего отца.
Фраза была словно ведром холодной воды. Тот резко встал и посмотрел в глаза незнакомца. Они были все такими же угрожающими и хищными. Где-то около темных узких зрачков пульсировали алые капилляры словно подпитывая сетчатку кровью и вызывали ту самую злость. Мужчина про себя выругался. Вырвал руку с крепкой хватки палача, и удивленно переспросил
— Что? Что вы о нем знаете? То есть что у вас на него есть?!
— Я ничего не знаю про твоего папашу Тиберий, но у Коммода определенно есть что-то стоящее твоего… — тот сделал паузу будто подбирая слово — внимание. Возможно даже очень сильно. Пойдем, начальник тебя ждет и он совсем не любит когда кто-то опаздывает.
Вор кинул взгляд на камин. Лиловые языки пламени продолжали слизовать древесную кору оголяя все более черные и угольные куски липы. Хорошо горела. Топливо явно прогорала на высшем уровне и отопляло почти все заведение. Странно что он не подумал об этом раньше. Топить все камины липой.
— Пошли… — ответил он отрываясь от левых дурных мыслей. Опустил глаза от танцующих огоньков и взяв в руки сумку пошагал за пришельцем. Кажись, вечер обещал быть интересным.

Здание Пенитус Окулатус находилось почти что в центре города около высокого графского дворца. Эта контора, а вернее крепость из гранита и тяжелых железных пластин была гиганской цитаделью, настолько внушительной по сравнению с другим городом что путешественник мог бы невольно принять ее за осадную мастерскую или исполинский сторожевой комплекс. Багровые словно кровь знамена развивались по ветру, а черные драконы вышитые поверх ткани будто трепетали, летали около гладких каменных стен зазывая прохожих внутрь. С узких крестообразных бойниц лился мягкий золотистый свет, а с под глубокого рва вырытого прямо в глинистом грунте торчали острые концы заточенного дерева. Тиберий мельком заглянул внутрь. Ров вокруг конторы был усеян смертоносными кольями. Шаг влево шаг вправо и двух метровые шесты превратили бы раззяву в дырявый сыр или корабль в пробоинах. Около самого входа стояла стража.
Двое крепких закованных в латы рыцарей что не уступали ни ростом ни весом посланнику Коммода. Их руки крепко держались за рукоять мечей, а глаза, острые будто у соколов, следили за каждым движением происходившим рядом.
— Он со мной. — сказал лысый громила стражам. Те лишь кивнули и отворили черную стальную дверь закрывавшую проход. Что было странно, дверь являлась единственным входом и выходом из цитадели Окулатус. Видимо форт служил скорее за темницу чем солдатскую казарму.
Внутри укрепление было сыро и душно. На стенах горели тусклые факелы шипя жиром и липким маслом. Около самих стен лежало множество ящиков и стогов сена набитых какими то обиходными предметами и инструментами. Возле большого боченка Тиберий заменил кузнечные молоты и старые сломленные кирки. Рядом красовались корзины заваленные кусками какой то руды, чьи коричневые прожилки блестели на фоне полумрака, а около факела- тачка, заваленная горой тяжелого грунта. На миг это все чем-то напомнило шахту. Единственным отличием от шахты было то, что вдоль всего коридора стояли рослые солдаты в красных вышитых золотом плащах, с грозным, абсолютно холодным взглядом. Словно статуи.
Бугай завел Тиберия в небольшой кабинет пред этим минуя залы, и длинную каменную лестницу. В отличие от другой части крепости кабинет был уютным, что уже не могло не радовать, а мрачная давящая атмосфера развеивалась присутствием широкого витражного окна. Изображение какого то рыцаря верхом на лошади. Частая картина в рыцарских землях. Что сразу же кидалось в глаза так это чучело какого то странного животного похожего на обезьяну, но с третьим глазом на лбу. Символически, но голова это чудовища висела прямо пред дверью словно угрожая своими клыками разорвать любого кто войдет внутрь. На небольшом ярлыке прикрипленным к шерсти было написано, Тролль,. Тиберий подавил легкую легкую улыбку проводя аналогию меж мордой этого чучела и своим спутником, а после лишь кашлянул.
- Когда зайдет Коммод веди себя вежливо парень. Черт знает какие еще манеры ты подцепил в том рассаднике преступности и извращений. Он знаменит и влиятелен, и любит хорошее поведение. Будь на твоей месте я бы вообще помалкивал…
— Громар друг зачем ты так пугаешь нашего гостя? — прозвучал на удивление приятный мужской голос с за спины. Вор развернулся. Прямо в дверном проеме стоял высокий симпатичный мужчина с короткими кучерявыми волосами цвета спелой пшеницы, и на щеках легкий намек на небритость. На теле плотно сидел бархатный кафтан украшенный яркими золотистыми нитями, а с под рубахи блестели медные пуговицы. Странное одеяние для члена тайной полиции. Его руки крепко держали трость. Хромой? Может быть. Но кажись походка ровная как и сама стойка. Уклон идет на левую ногу значит правша, а все перстни — на правой. Видимо увожаймый господин Коммод был любителем пафоса. Каждый палец пухлой руки украшали кольца или какие то печатки. Для себя Тиберий сразу отметил дороговизну его одеяний, и несовместимость кричащей шелковой ленты синего оттенка с красной желеткой. Вкус у господина имперца отсутствовал также.
— Вы сказали что имеете информацию о моем отце? — сразу выпалил Тиберий. В этот момент он был очень напряжен, словно человек безумно жаждущий выиграть лотарею. Бугай по имеми Громар пнул его в плечо. Того напрягло отсутствие формальностей и манер.
— Так так так, хех, ну мы же только познакомились Тиберий. Или как тебя зовут сейчас — Тибейр. Вор, член Гильдии воров, карманник, домовушник, мастер взломов и азартных игр. А раньше ты как я помню только рисованием увлекался. Что же изменилось?
— Вырос. — ехидно ответил мужчина. Что-то в этом Коммоде его напрягло. Может быть вежливость? Не похоже на всем известных Пенитус Окулатус. Не избивает, не ломает кости иль конечности. Что-то тут не так.
— Ну, раз вырос так вырос мой друг. Я с тобой спорить не буду. — начальник полиции протопал к своему столу, и провел тыльной стороной ладони о дерево. Гладкое, из черной породы редкого дуба и осины. После достал конверт. Нежные розовые пальцы имперца провели кончиком по желтому пергаменту хрустнув его по краям, а после поднесли к ноздрям. Принюхался. Запах отдавал свежими чернилами.
— Это письмо мы получили вчера. Оно из Чернотопье. Приятная диковинка что в этой провинции совсем не делают бумагу, а вместо этого закупают ее у соседнего Эльсвейра. Там же ее чеканят из ствола тростника и береговых зарослей, а после и клеют пчелиным воском. Этакий сприсованый лист. Ты наверное знаешь что ни та, ни эта провинция больше не находиться под имперской юрисдикцией, а последняя еще принадлежит к вражескому блоку.
Тиберий молча кивнул головой. Этот Коммод кажется не был ни сильным, ни очень ловким. Видимо его высокая должность и уважение были заработанные с помощью красноречье и сладких речей. Такие люди не вызывали у него уважение ибо были ближе к таким же ворам и мошейнникам как он сам. Возможно даже начальник тайной полиции Скинграда был корупционером, предателем, или просто каким то извращенцем. Сложно сказать что именно, но что-то заставило думать Тиберия именно так.
Коммод широко улыбнулся. Заблестели идеально белые зубы.
— Недавно был убит один мой связной в провинции Чернотопье. Князь Лилмотский, один из последних лояльных Империи аристократов в этой провинции. Мы провели расследование, и узнали что он нашел кое что весьма стоящее и очень ценное для нашего государства. Я сказал что у меня есть информация о твоем отце. Это правда. Тот артефакт который обнаружил князь в теории может помочь его найти. Для нас это цели государственной безопасности и выгоды, а для тебя личная проблема. Я хочу что бы ты украл кое что. Украл из сокровищницы Чернотопья.
У Тиберия сжалось сердце. За последнее года он подошел к нахождению своего отца ближе чем когда-либо. Он пропал. Много лет назад он пропал во время одного исследования, и больше не появлялся. Вор долго искал его, пытался что-то обнаружить и попробовать хотя бы найти зацепку где может быть предок. Но тчетно. И вот, наконец то что-то есть. Что-то очень важное. Что-то стоящее внимание.
-Тиберий я не буду тебе лгать. Мы находимся в состоянии войны, холодной и секретной, но все же войны против Альдмерского Доминиона. Против эльфов Тиберий. Наши агенты регулярно гибнут в кровавых потасовках и конфликтах, в крупных городах вроде этого — мужчина развел руками в стороны — время от временни случаются диверсии. Эпидемия чумы в Анвиле. Слышал? Это было дело рук вражеских шпионов ибо на главном торговом складе порта был обнаружен один очень интересный яд который согнал со всего графства крыс, мышей и других тварей, и заразил городское зерно. В тот момент погибло более сорока тысяч людей и нам как тайной полиции Империи пришлось прибегнуть к мерам защиты.
Вор начал копаться в мыслях вспоминая о чем говорит его собеседник. Ах да, конечно, время назад он читал Вороний курьер. В газете было написано на первой же странице что после агрессивной вспышки Черной смерти властям города пришлось строить огромные печи для сжигание зараженных тел и рыть гиганские могильники. Жертвы были велики. Умер сын графа после долгой и ужасной агонии когда пандемия прекратилась. Торговля была полностью остановлена и весь западный регион Сиродила погрузился в сон.
— Так же я думаю все слышали о недавней резни в Бравиле. Очередная этническая заварушка между местными зверолюдьми и прочими национальными меньшинами. Хворост в пламя подкинули именно эльфы мой друг, и именно эльфы более всего хотят нас сокрушить, несмотря на их так називаймое, дружелюбие,. Близиться новая Великая война Тиберий, и тот артефакт изо которого князь лишился головы, может существенно повлиять на ее исход.
— Коммод, мне все равно на ваши политические игры — отказал Тиберий — Я потерял работу, дом, семью, и благодаря вашей власти стал тем кем есть сейчас. Меня не волнует война. — глаза мужчины искренне посмотрели на начальника Пенитус Окулатус.- Просто я хочу найди своего отца, если он еще живой, и зажить как раньше.
— Если ты добудешь этот артефакт, про который идет речь то наша организация поможет тебе его найти. Поверь, он очень важен не только для тебя, и в свое время Кайм помогал нам тоже, и тоже сражался с эльфами, но иным способом.
-Что вам конкретно от меня нужно?
-Что бы ты отправился в Чернотопье под личиной графа Скинградского. С тобой поедет на всякий случай наш агент. Ты можешь взять кого-то еще, но я придупреждаю тебя что если мои опасения подтвердятся и там замешан Доминион, то каждый, будет в опасности.
— А что если я не захочу? — неожиданно спросил вор. Тибейр решил пойти иным путем и попробовать узнать на что готов его так называймый работодатель — Что если я найду этот артефакт, и убегу от вас. Может даже отдам тем эльфам взамен на их помощь в нахождение отца, а после вернусь как ни в чем не бывало. Что тогда?
-Тогда ты станешь врагом государства, тебя будут ненавидить по всей Империи и в любом здоровом людском обществе. Наши киллеры будут тебя искать по всему миру, твои друзья из Зеленого креста и других банд будут убиты, а мать — улыбнулся Коммод — ее ждет не лучшая участь. Не думай мальчишка что можешь отказать или манипулировать мной. Первое ты не сделаешь изо отца ибо действительно хочешь его найти. А второе потому что я сам стою робкого десятка, и если что знаю что тебе сделать, и куда надавать что бы вызвать покорность.
Громар угрожающе нахмурился. Было чувство что бугай ели сдерживал себя что бы что-то не сломать. Или кого-то.
Тиберий немного подумал. Он согласиться. Ибо это лучший вариант и исход событий и тем более мужчина давно мечтал украсть что не будь более ценное и значимое чем картина из мэрского особняка.
-Хорошо, по рукам.
Он протянул руку Коммоду и пожал ее. Начальник полиции ухмыльнулся.
-Я знал твоего отца Тиберий, и скажу сразу я с ним был в хороших отношениях и когда он исчез я тоже безумно расстроился. Найти этот артефакт в наших общих целях. Я думаю ты сам это понимаешь.
Коммод встал и подошел к небольшому покрытому лаком шкафу стоящему в углу кабинета, а после открыв дверцу достал другой конверт. Раскрыл.
-Это документ, грамота о том что ты принадлежишь к правящему дому Скинграда. Возьми его с собой и не потеряй. Если кто-то усомниться в твоей крови или происхождении просто покажи его, и уткни наглеца лицом в бумажку. Тогда он отцепиться и признает тебя графом. — он протянул конверт вору. — Ты поедешь вместе с нашим агентом Кристин, эта девушка ловкая и крепкая, и знает прекрасно язык всех восточных провинций от темных эльфов до котрингов. Она будет за тобой присматривать и не даст наделать глупости. Встретит вас мой связной. Когда прибудете на границу Чернотопье пересядете с телег и лошадей на плоты. В местной болотной среде тебе лучше не ездить на таких экзотических животных.
— Экзотических?
— Для людей- рептилий да.
-Хорошо. Стоит ли мне что-то еще знать?
Коммод задумчиво почесал бороду. Перстень в виде золотой змеи заблестел.
-Кроме того что тебе нельзя сворачивать с дорог и тропинок ибо тебя сьедять местные канибалы? Тогда нет. Думаю ты все и так знаешь. Если что, вот тебе небольшая энциклопедия по Чернотопью. Там ты найдешь все что нужно для путешествия в эту провинцию, и все что нужно что бы не оказаться сьеденым или разорванным в клочья.
Агент положил на стол массивную книгу в твердой обложке из красной кожи и дорого серебряного переплета. На корешки мерцали буквы выведенные калиграфически и мастерски, а прямо посредине виднелась надпись — Аргонианский доклад Том первый. Тиберий был наслышан об этой книге ибо в ней были описаны приключение знаменитого имперца пилигрима Декумуса Скоти и его опасные приключение в страну вечных дождей и людоящеров Чернотопья. Мужчина взял ее в руки и после короткого осмотра кинул в сумку.
-Спасибо. — сказал он агенту.
— И помни друг — ответил глава тайной полиции — не подведи меня.
На улице уже была ночь, и в светлом кабинете тянуло на сонливость. Тиберий быстро вернулся в трактир.

— Так значит ты уезжаешь туда без меня?!- вскрикнула Белина, молодая подруга Тиберия, знаменитая воровка и мастерица кинжалов. Ее яркие зеленые глаза пылали гневом, а с пухлых губ черничного цвета, мягких словно две бархатные подушечки и соблазнительных будто ягодки слетел крик. Яростный, злостный крик. -Так не пойдет Тиберий! Я прикрывала твой зад весь этот месяц! Чертов месяц я следила за твоим убежищем и водила вокруг носа всех этих гребанных стражников которые, неожиданно, хотели сделать проверку! И что теперь?! Ты уезжаешь, а меня оставляешь одну?! Так не пойдет мой друг! Я еду с тобой! Я еду с тобой и тоже буду отдыхать в это жаркое чертовое лето!
Тиберий посмотрел на девушку. Белина Мавельс, это была красивая девушка с яркими рыжими волосами что кучерявились по самые плечи и глазами цвета мерцающего изумруда. Она напоминала принцессу из дворянского дома Скинграда, с такими же тонкими чертами лица и улыбкой. Ровная осанка, длинные ножки и кожа бледного цвета будто снег. Ее игривый характер часто граничил с раздражением, а нелогическое мышление со страстью. Подруга была горячей штучкой как думал сам Тиберий, но на столько горячей что можно было легко обжечься. Как-то раз один парень в трактире ущепнул ее прямо за мягкое место и бесстыдно улыбался в лицо. Это была его последняя улыбка ибо в следующую же секунду все тридцать два желтых зуба рассыпались на пол, и превратили веселого извращенца пьяницу в грустного.
- Белина слушай — серьезно заговорил мужчина снизив тон и посмотрев прямо в яркие женские глаза- мой отец. Эти люди могут помочь его найти. Задание очень опасное, и не факт что я вернусь живым, но если вернусь то я обязан спросить у них за отца. Они могут помочь. У них есть власть. Деньги. Это имперские агенты. Я помогу им, а они помогут мне.
-Тибейр — перебила она резко — Я знаю тебя с самого детства. Ты помогал мне когда мама умерла от сухот, не дал погибнут на улице, и даже когда тебя выгнали с работы и сделали вором ты не перестал быть мне как брат и лучший друг. Почему мы не можем поехать вдвоем? Неужели этот артефакт такой страшный, а эти ящеролюди такие жестокие? Я доверяю тебе как никому другому, как ты доверяешь мне. Тиберий. Тибейр. Давай поедем вместе?
Белина Мавельс сделала жалостливый взгляд. Ох как Тиберий не любил этот взгляд ибо чаще всего значил, Ты сделаешь то что Я хочу иль будешь чувствовать себя виноватым., Когда мужчина был еще подростком, он нашел маленькую девочку у тела старой женщины чьи легкие были изьедены и сожжены туберкулезом. Удивительно что златовласка не подхватила болезнь сама, но тем не менее она все же выглядело очень болезненно после потери единственного родителя и вообще родного человека. Худенькая, истощенная и уставшая, на год младше мальчишки Тиберия, он ее забрал домой. Там отец выходил, мать многому научила, и когда ей исполнилось десять лет девчонка начала подавать потенциал в магических исскуствах. Тогда то ее забрала Скинградская гильдия магов для обучение и следующему развитию своего дара. Белина часто виделась с другом, некоторое время жила в его комнате и даже спала с ним в одной кровати. Когда мужчину выгнали с поста капитана стражи она каким то образом так же распрощалась с местом в гильдии и так же стала воровкой вместе с ним. Тиберий был удивлен ее решением и не понимал что заставило такую умную девушку пойти на этот губительный шаг, ибо даже себе, даже своим худшим врагам он не желал опустится на самые низы социальной иерархии и стать вором в законе. В этой профессии не было гордости, не было романтики. Была ежедневная опасность быть схваченным и убитым, или быть травмированным злыми ворами конкурентами. Тиберий это прекрасно знал в отличие от подруги и понимал каждую часть этого неоправданного риска.
- Господин Теневик — послышался чей то еще голос с за двери. Кто-то постучал. Тиберий отвлекся от подруги про себя благодаря девяти богов о ниспосланном спасении и возможности уйти от тяжелого разговора.
-Открыто — ответил торопливо.
Вошла Маргарет с напуганным лицом. Вор нахмурился. Женщина никогда не называла его теневиком. Тем более в присутсвие подруги.
— Ттам теббя ззовут… Люди… Странные. Гговорят ты им должен.
Лицо зрелой аппетитной женщины исказил невероятный ужас словно она увидела призрака. Тиберий был должен многим людям и чаще всего хозяйка заведение не чувствовала никакого испуга или просто минимального раздражение и воспринимала всех посетителей Тиберия за кого-то вроде назойливой мухи или насекомого который даже не стоял ни капли нервов и времени.
— Маргарет? Все хорошо? — переспросил он удивленно
— Тиберрий, малльчик мой… Это талморцы… — полушепотом сказала она и закрыла свою большую грудь деревянным подносом словно желая от кого-то защищить. Белина покосилась на напарника. Хотела задать вопрос тот же что и был в голове ее друга. Тот бы не ответил. Не знал. Талморцы. Что им нужно? Что они хотят? Тибейр никогда не имел дело ни с кем серьезнее имперского легиона и как сегодня выяснилось Пенитус Окулатус, и то что сюда, в Зеленый крест, отчизну имперской культуры и свободы пришли представители Альдмерского доминиона было чем-то неслыханным и странным. Тут что-то не так.
— Ты уверена? — спросил он у Маргарет и резко встал. Та лишь помахала головой.
— Они избили Камнетеса… Он ничего не смог сделать против них…
У Тиберия похолодело в груди. Камнетес! Этот огромный огр который сторожил Зеленый крест вот как семь лет! Он был выведен каким то ученым из Скайрима что занимался селекцией животных и растений. Звали его Септимий, кажется так, и он был мастером в своем деле и очень увлекался двемерами и их культурой. Сколь помнил вор Камнетес мог запросто поднять телегу и швырнуть ее, и ему ничего не стоило сломать хребет десятку врагов одним лишь тяжким движением.
— Сиди тут и не высовывайся. — сказал Тиберий Маргарет, а после посмотрел на Белину — я пойду поговорю. Ты беги через черный вход и найди Коммода, он пришлет стражей.
Девушка замахала головой и вытащила два крепких стальных кинжала
— Нет Тиберий, я буду с тобой и если что помогу!
— Не в этот раз Бейл — озвал он ее коротким именем. — Это не тот случай. Талморцы действительно опасны. Возможно они дадут мне какую то выгодную сделку, а возможно начнут угрожать. В любом случае нужна помощь. И несколько легионеров Коммода. — добавил он после короткой паузы. — Если они расправились с Камнетесом значит у них не самые добрые намерение.
Тиберий встал и подошел к двери. Он вытащил короткий стальной меч покрытый и исписанный рунами и узорами, и маленький кожаный мешочек в котором держал какую то траву. История этого растение была такая, что как-то раз Маргарет посчитала Тибейра наркоманом когда увидела это растение в его сумке и то с каким трепетом он к нему относится. Она просто напросто выбросила его в мусор. Тогда парень долго злился на нее и рычал, ибо эта зрелая грудастая дама уничтожила последнюю порцию мощного взрывоопасного реагента в Скинграде. Как-то раз вор нашел один цветок чьи лепестки при контакте с огнем создавали мощный шумовой эффект, пускали волну опасного ядовитого дыма и пламени что легко оплавляла металл и людскую плоть. Тиберий собрал эту траву, и с помощью селекции создал более чистый и крепкий вид. Он начал выращивать ее тут прямо в трактире в одном из многих темных тоннелей и при нужде просто срывал и клал себе в мешочек на поясе. Если эти эльфы захотят сделать что-то нехорошее, а Тиберий был уверен что они захотят, то он протестирует свое оружие на них, и за одно очистит заведение от злокрысов что обитают на нижнем уровне.
Мужчина вышел в коридор и твердо пошагал в сторону главного зала. Небольшие восковые свечи мерцали на стенах кое-как поливая светом тоннели, а по углам слышался тихий мрачный звук. Это покапывала маслянистая жидкость из верхних каналов канализации.
Сколь помнил Тиберий это место, весь Зеленый крест возвышался прямо поверх огромного древнего подземелья что пересекалось с городскими катакомбами, и параллельно лежало около старинных тоннелей храма Джулианоса. Они были заброшенны. В одной части могли обитать большие хищные крысы, что доедали полусгнившие тела и трупы лежащие еще с прошлого века; в другой храмовники хоронили своих слуг, бальзамировали их и клали бережно в гробы: а в третьей и вовсе жили гоблины и городские каннибалы кои так любили обживать все мрачные и безлюдные места, и при случае нападать на людей с поверхности. Тоннели что служили Зеленому кресту занимали лишь маленькую часть всего этого лабиринта, и их ограждали от внешних катакомб массивные железные двери обтянутые цепью и укрепленные амбарными замками. Тиберий не знал кто их сюда поставил и кто повесил, но они стояли тут еще давно, наверное с позапрошлого столетия.
Вор задумался. А если попробовать как-то сбежать? Можно выскользнуть в другой вход, и просто сесть на коня и уйти в бега. А после через какое то время вернуться. Хм. Идея стоящая, но глупая. Вряд ли эти эльфы простят ему побег, а уж агенты Окулатус и подавно.
Тиберий вдохнул воздух на полную грудь и покрепче сжав меч вышел на свет. Он рискнул. Пусть будет что будет. В любом случае скоро придет подмога.
Мужчина вышел в большой зал. Увидел картину, как дюжина надменных златокожих существ похожих на людей, но в разы красивее и прекраснее шагали из стороны в сторону и брезгливо рассматривали трактир. Тиберий откашлянулся. Сразу двенадцать голов повернулось в его сторону. Волшебная красота в миг превратилась в презрение, а восхищение этими людьми в злость.
— Тиберий? — спросил один из талморцев, высокий беловолосый эльф облаченный в длинную до пола мантию. Он был выше мужчины, но имел более худощавое телосложение. Тонкое златоватое лицо укрывали широкие белоснежные брови, а глубокие рельефные скулы щетина. Глаза у талморца переливались между тусклым болотно-зеленым и бронзовым цветами. Волосы он имел связанные в короткий конский хвост и закинутые за спину. Если бы не тот факт что люди и эльфы долгие времена воевали друг с другом и проливали кровь, Тиберий бы радостно к нему подошел и пожал руку в знак приветствие, но понимал, что лучше этого не делать.
Альтмер, иль иначе высокий эльф кажется понял намерение Тиберия и спрятал руки за спиной. Он высокомерно уставился на человека словно хотел произвести на него впечетление своего полного и нерушимого превосходства.
— Я… Прибыл в твое…- он замолчал и оглянулся, словно хотел подобрать подходящее слово — место, не просто так. Мои люди узнали что ты стал недавно работать на агентов вашего государства- зародыша, и более того на вашу пародию великого Талмора, Пенитус Окулатус.
Он начал ходить по залу и разглядывать его, морща лицо словно это был не трактир, а свалка для мусора.
— Мое имя Гарет Фальрон. Я родом из королевства Алинор, если конечно это имя тебе что-то говорит. В скором времени наша армия столкнется с вашей, что не есть не для кого секретом, и решиться долгое и кровавое противостояние что длится уже более двух сотен лет. Мое задание это склонить часу весов в сторону Талмора и сокрушить это государство раз и навсегда.
Голос эльфа звучал громко и уверенно, крепко, властно. Словно он был каким то великим оратором и стоял пред толпой людей которых хотел убедить начать войну. Чем-то этот Гарет напомнил Тиберию Коммода с коем он встречался время назад, и может да, а может нет, но он на него очень походил хотя бы мимикой и выражением лица. Типичное сходство многих политиков, подметил для себя вор.
— Скажу сразу, я хочу что бы ты саботировал то что приказал тебе сделать работодатель. Уверяю, что ты можешь после этого искать политическое убежище в нашей стране, и не бояться ни за себя, ни за свой дом. Даю тебе слово. — Гарет лукаво улыбнулся и сжал свои губы. Он сделал ударение на фразе, даю слово, словно хотел что-то доказать или подчеркнуть.
-Наша политика поддерживает активное вмешательство в дела иных государств коим нужна помощь эльфийской длани. Для людей под юрисдикцией Империи Мидов мы злы и коварны, ибо ваша пропаганда и вражда против нашего чистого правление и желание единого процветания сделала свое дело еще давно. Я хочу все исправить, и привести что людей, что меров, что иные расы к общему согласию. — Тиберий задумался над словом мер, которое произнес талморец. Не смотря на его значение- эльф, это слово использовали редко и обычно сами же эльфы лишь в каких то формальных речах.
Мужчина почесал подбородок. Жесткая щетина начала тихо хрустеть под его пальцами, и он вспомнил что еще не брился.
— Я не понимаю почему вы хотите саботировать это задание — сказал он холодно стараясь выказать свое недоверие к незнакомцу, а может быть и набить цену. — если у вас благая цель, то почему у Империи она будет иная? Почему мне стоит слушать вас, а не их?
Гарет вновь улыбнулся, скривив свои губы в подобии оскала. Его глаза опасно заблестели. Эльф махнул рукой левой рукой своим подчиненным и они пошагали в один из боковых коридоров скрываясь с виду. После мужчина вновь кинул взгляд на Тиберия. Напряжение возросло. Вор откашлялся, что заставило талморца покосотиться.
— У тебя есть три причины служить нам. — Гарет медленно зашагал мимо человека и аккуратно провел рукой по стене. Он снял немного грязи на палец, и принюхался. Зажмурился. — Первое это общее дело мой дорогой друг. Ты послужишь великому свершению и узришь то как воспарить золотой сокол Алинора. Ты лично увидишь то как эльфийская раса набирает былое величие и устремляется в свой полет, держа младшего брата и помощника, человека.
Гарет сделал ударение на предпоследнем слове. Он не давил на своего оппонента, не пытался его унизить. Кажись его начальное высокомерие куда то исчезло и в голосе осталась ишь настоящая искренность и определенная доля патриотизма. Тиберий задумался на миг. Альтмер верил в то что говорил, а как известно человек что верит в свои слова не может лгать.
— Я не прошу пойти тебя против своей расы Тибейр, не прошу стать врагом государства или предателем. Ты сделаешь благое дело если поддержишь нас, может даже тайно и во мраке, но главное что поддержишь и будешь моим спящим агентом на протяжении своего пребывание в Чернотопье.
— Вы сказали про какие то еще причины? — прервал его вор.
Альтмер вновь изменил выражение лица на высокомерные. Он посмотрел на Тиберия сверху вниз словно разочаровавшись и потеряв к нему интерес.
-Да, еще две причины. Золото. Мы заплатим тебе хорошую суму за этот поступок, и ты сможешь обеспечить себе здоровую и сытую жизнь до самой старости. Думаю для людей твоей профессии это хорошая причина что бы начать мне служить.
— А если это меня не устроит?
Гарет замолчал. Они смотрели друг на друга с минуту, эльф и человек, напряженно и злостно, одновременно со страхом и храбростью словно пытаясь испытать друг друга иль сломать как какой то стальной клинок.
— Тогда есть третья причина. — Гарет вновь улыбнулся, но как-то ласковее, по детски. — Ведите ее сюда. Живо!
В комнату втащили Маргарет, с побитым лицом и ободранными коленками которые покрывало с десяток ссадин и ран. Одежда женщины была разорвана, поднос которые она всегда носила с собой разбит на обломки, а из раны на шее струилась кровь. Женщина бешено рыдала, пуская струи слез по щекам. Они смешивались с тушью на ресницах и окрашивали ее кожу синими пятнами, размазывались и капали вниз с подбородка. Маргарет была напугана.
— Третья причина мой дорогой друг, заключается в том что мы убьем ее если ты не согласишься с нами. И не только ее. Всех твоих друзей, близких, сожжем это место к черту, а тебя заберем с нами и повесим где-то на дубе за городом. Ты ведь сам знаешь какими методами обычно пользуется Талмор. Жестокость и месть. Кнут и пряник. — Гарет спокойно подошел к Маргарет и погладил ее по щеке. Его глаза кажется блестели наслаждением когда он ласкал эту побитую и изувеченную женщину, а голос стал сладким, и налился медом.
— Не трогай ее. — Тиберий вышел вперед и поднял меч — иначе я…
— Иначе что?! Что может мелкий воришка против эльфийской расы?! — он рявкнул на человека и ударил ее ладонью по щеке. Та всхлипнула и повисла, а из ее разбитой губы потекла горячая кровь.
Этого было достаточно что бы налететь на Гарета и повалить его на пол. На миг мужчине стало смешно, ибо вначале эльф казался ему высокомерным уродом, после человеком что стоит настоящего доверие, что любит свое дело и испытывает искренней фанатизм. Теперь же он показал жестокость и гнев. Что еще проявится в этом непонятном характере, высокого, эльфа?
— Не советую мне что-то делать мальчик или тебя соскребут со стены.
Тиберий хотел что-то сказать в упрек, но вовремя закусил язык. В ладони талморца полыхал небольшой алый огонек, сгусток багровой энергии что опасно потрескивала между пальцами и нагревала кислород. Воздух вокруг его кисти дрожал. Альтмеру стоило лишь подумать, и он бы сбил Тиберия с себя на пол и оставил бы ему огромный уродливый ожег на все тело.
— Так то, человечешка. — упрекнул его какой то эльф.
На миг Тиберий разочаровался, и дико, до безумия устал. Мускулы налились слабостью, а в теле появилось огромное нежелание сражаться. Он проклял сегодняшний день. Его просто взбесило и одновременно вывело из себя то, что кто-то посмел проникнуть в его же дом, избить его же подругу с которой он потенциально мог бы что-то иметь и тут теперь угрожает и говорить гадости после длительной речи о государственных ценностях.
Вдруг что-то изменилось. Он увидел лицо Белины что мелькало из теней. Она подала парню какой то знак. Взмахнула рукой и нагло улыбнулась, указывая на ту неудобную позу в которой Тиберий сейчас находился. Что-то сказала по губам. Вор спокойно вздохнул, и опустив клинок сказал.
— Думаю тогда я могу сделать лишь одно, что бы решить этот конфликт.
-Что же? — переспросил его альтмер наслаждаясь своим высоким и доминирующим положением.
— Я подожгу ваш зад, петушки.
Гарет удивленно на него уставился. Свел брови. Потушил огонек в своей руке и странно переспросил.
— Что ты сказал?
— Я сказал что подожгу ваши задницы, петушки. — снова повторил Тиберий словно ему ничего не угрожало, и все было хорошо. Словно он был где-то в мире и спокойствие в загородной вилле у виноградника, а перед ним были не вооруженные до зубов агенты, а какие то овцы паслись на лужайке.
— Я сказал что, Жил да был Рагнар Рыжий героем он слыл, как-то раз он в Вайтран ненадолго приплыл!!!, — Тиберий вскочил на ноги и начал петь одну старую скайримскую песенку которую ему пел в детстве брат что бы напугать. Позже эта песня как и сама мелодия стала для него и Белины чем-то вроде сигнала, вроде того как, я в опасности, или, тут дюжина врагов,.
— Что ты несешь?
— Он куражился, пыжился бряцал мечом похваляясь что враг ему всяк НИ-ПО-ЧЕМ!!! — вор положил клинок в ножны и достал тот самый мешочек с травкой который собирался швырнуть прямо в очаг в углу комнаты, и покрутил им у виска.
— Но вдруг Рагнар рыжей как Лютик поник, как услышал Матильды насмешливый крик…
Неожиданно выскочила Белина и подхватила строку.
— Что блажишь что ты лжешь, что ты мед здесь наш пьешь, а ну ко готовься сейчас ты УМРЕЕЕЕЕШЬ!!!
Гарет яростно вскочил и взмахнул ладонью в сторону Тиберия призывая снова струю пламени. Мужчина вовремя нагнулся и рявкнул — Все на землю!!!
Мешочек с травой полетел прямо в ладонь высокого эльфа садиста и воспламенился будто огромный боченок бензина. А после прогремел яростный взрыв и огненная струя обпалила его тело и ударила волной пламени. Взрыв прозвучал во всем помещение, а Тиберий прыгнул прямо на Белину повалив ее к земле и накрыв своим телом.
Эльфы дезориентировались. Трое имперских бойцов что так быстро прибыли вместе с подругой выскочили из теней и начали сражаться с таломорцами, ударяя клинком об клинок и вызывая лязги холодной стали. По всюду посыпались искры, а Гарет корчился на земле с обожженной рукой что до сих пор полыхала огнем словно дрова. Элемент неожиданности и то что талморцев застали врасплох сделал свое дело, и имперские агенты уже во всю кромсали их и зажимали к влажным слизким стенам тоннеля. Тиберий схватил Белину и Маргарет под руки и выскочил к черту из зала стараясь удалиться от возможных увечий и травм. Он заскочил за угол и с ноги открыл массивные двери что вели в его комнату. Звук лязгов все усиливался, а за ним следовали и мощные взрывы что сотрясали стены помещение и заставляли древнюю просыревшую кладку сыпаться на земь.
- Пора бежать в Чернотопье! — сказал он Белине и начал мельком закидывать самые важные вещи в сумку. — Группа сопровождение будет ждать нас за городом. Там и конвой и телега и все что нужно и там талморцы нас не тронут! — говорил он торопливо и валил различные карты и свитки в пакет не забывая перед этим его застегнуть. Он закинул свои зелья и различные реагенты, пихнул внутрь дневники и придавил этот слоенный пирог Аргонианским докладом Вогина Джарта. Когда Тиберий закончил сбор он посмотрел на заплаканную Маргарет. Женщина до сих пор рыдала и была вне себя от страха. Чем-то на миг она показалась ему очень привлекательной и красивой. Тиберию стало очень жалко даму. Он резко подошел к ней и прижал к стене. Маргарет боязливо на него посмотрела словно маленькая обиженная девочка, но с очень большой грудью, и спросила икая:
— Тты чего Ттиберий?
— Иди в твердыню Пенитус Окулатус милая, и скажи что ты пришла к ним от меня. Они тебя пропустят и если что помогут. И не высовывайся.
— Но Тиберий…
— Не надо слов- сказал ей резко парень словно любовник своей любовнице и приложил палец к ее губам. — сделай то что я сказал крошка, это все что я прошу. — он ущипнул ее за мягкую попу что уперлась в стенку и прошептал ласково на ушко — давно хотел это сделать.
— Ххорошо — прошептала она ели слышно.
Белина же стояла рядом и дышала гневом видя это все. Тиберий повернулся к ней и ласково сказал:
— Пора детка. Нам пора. Думаю Коммод нас уже ждет. Вперед в Боолото!
Они торопливо выскочили через задний ход и отправились прямо к месту где их ждал конвой. Тиберий не знал что будет дальше, что с ними случиться и выживет ли он к концу этой истории, но он знал точно: Это будет очень интересно…

  • Комментариев:
  • Участников:
  • Статистика

Обсуждение в комментариях