Рассказы

Рассказы

Могучий неудачник

Молнии безжалостно жалили землю, как обозленные осы, а свинцовое облако вот-вот грозилось низвергнуть толщу воды и осыпать все вокруг беспощадным градом. Великий маг и волшебник, чародей и чернокнижник, могучий мистик, властелин Изменения и не самый лучший покоритель Разрушения в одном лице, по имени Клоин хмурил брови и взирал на только что содеянное им заклинание. Взирал с сожалением.
«Взиранию» мешал разве только вполне объяснимый хохот хаджиита, стоящего рядом, которого настолько одолел смех, что он повалился на землю, держась обеими руками за живот и выронив при этом свой кинжал.
Да, разбойнику и вору С’джарре Джо Дару было над чем посмеяться.
- В этом нет ничего смешного! – Клоин яростно топнул ногой. Казалось, маг вот-вот зарычит, но хаджиит по-прежнему не унимался, указывая пальцем на грозовое облако.
- Слушай, я же всего лишь просил развести костер! А вместо этого… ха-ха-ха, ой не могу… вместо этого ты решил опрыскать дождем муравейник? – хаджиит упал на свежую, пахнущую деревней траву, но смеяться не перестал.
Муравьи и в самом деле были недовольны тем, что над их муравейником создали самую настоящую грозу в миниатюре, и потому резво торопились укрыться в пока еще не размякшем муравейнике, а уж молнии для них и в самом деле были в диковинку.
Клоин пристыжено покраснел и отвернулся, что-то буркнув себе под нос и махнув рукой в сторону своего пушистого товарища. Облако в тот же момент исчезло, но лишь для того, чтобы вызвать очередную бурю смеха у Джо Дара, ибо оно не просто исчезло, а превратилось в воду, рухнувшую потоком на муравейник.
- Ты даже простейшего сделать не можешь!
- Могу-могу-могу! – чувствуя себя маленьким мальчиком, проговорил Клоин, злясь еще больше и отходя в сторону, чтобы хаджиит не видел его кислое выражение лица.
Да, Клоин был могущественным магом и даже выпускником Университета, вот только… все эти звания: чаровник, волшебник, укротитель Изменения - все они были лишь в его голове да в дипломе. На деле же эльф был никудышным магом. Никудышным во всем смысле «никудышности» этого слова – магия подчинялась ему, магия покорялась ему и даже, бывало, самые сложные заклинания выходили из-под его рук, вот только получалось всегда не то, что он хотел.
Нет-нет, нельзя даже и подумать о том, будто бы Клоин очень плохо учился в Университете, не слушал своих учителей и не читал магических книг. Совсем не так. С вдохновением и прилежностью истинного ученика, что жаждет могущественных знаний, он впитывал каждое слово мастеров, как губка, но как только дело доходило до практики – тут случался самый настоящий аврал. Никто не мог объяснить этого непонятного факта: ни врачи, искавшие у Клоина всевозможные признаки болезней, ни его теперь уже коллеги – маги. Все формулы заклинаний он помнил и произносил правильно, соединял префиксы и суффиксы в словах, чтобы усилить свое заклинание, но вместо огненного урагана у него из рукава начинала течь вода.
Маг-феномен, иначе его назвать было нельзя. Однако у Университета и без того хватало дел, чтобы тратить время своих адептов на изучение чьей-то личной проблемы. Колдовать и выпускать магическую энергию, преобразовывая ее в заклинания, может? Может! Значит, готов идти и нести миру магическую помощь во славу своей гильдии!
Однако деяния Клоина вряд ли приносили ему и гильдии магов в целом хоть какую-нибудь славу, скорее даже наоборот.
Сам же Клоин догадывался, что это за недуг: наверняка с самого рождения над ним нависло какое-то страшное проклятие, что-нибудь вроде «венца невезения». Ведь, в самом деле, неудача так и шла рядом с Клоином, словно верная спутница, не покидая его ни на мгновение и не собираясь менять ни на кого другого.
- Слушай, как там тебя, гроза муравьев, иди уж сюда. Вечер близится, а его лучше провести в тепле. – хаджиит уже благодушно сидел перед разведенным им самим костром, удовлетворенно вытянув ноги, греясь и собираясь ужинать. У «мага» заурчало в животе, и он вспомнил о том, что в его походной сумке точно должен лежать наивкуснейший пирожок с кремом. Вообще то, крем вреден и от него может заболеть живот, однако выбирать не приходилось. Если, конечно, он сейчас, за секунду, не сможет поймать какую-нибудь зверушку для неплохого мясного ужина.
- Так ты идешь, или нет?
Клоин развернулся и направился к костру, ища глазами свою походную сумку.

Ночь была довольно таки тихой и не претендовала на какие-либо особые события. Лишь чирикали сверчки, да где-то слышалось уханье ночной совы, ищущей себе пропитания (отходя, Клоин заметил, поблизости несколько мышей).
- Зачем ты вообще пошел в гильдию воров? – поинтересовался С’джарра, глядя на огонь. – Ведь ты же выпускник магического Университета, наверняка ты мог бы найти себе занятие получше.
- Мог бы, – с неохотой отозвался Клоин, словно припоминая что-то очень нехорошее, и неулыбчиво уставился на свои пятки. Ноги гудели от долгой ходьбы и всеми приобретенными мозолями кричали о том, что это самый настоящий произвол, и что они требуют не только немедленного отдыха, но и полноправного отпуска сроком на несколько дней. Увы, столько времени у Клоина с С’джаррой не было – уже завтра, к вечеру, они должны были быть в Чейдинхоле по поручению Серого Лиса, а, значит, задание должно быть выполнено как можно быстрее. Топать от Имперского Города, или, как часто его называют босмеры, Безымянного (и в самом деле, что за название для города – Имперский город?), до самого Чейдинхола – та еще работа. Благо, у них хватило денег намного сократить свой путь, наняв лодку в портовом регионе, которая попросту за полчаса переправила их на ту сторону суши – таким образом они сократили себе путь почти на полдня.
Клоин задумался, припоминая, как же он оказался в такой ситуации. Да, он - выпускник Университета, вот только с его магическими неурядицами он никак не мог найти себе работы. У него не было даже денег на хлеб, и заработать он их никак не мог потому, как больше ничего не умел делать. Показ уличных фокусов приносил не так много денег и, однажды, голодая, чародей украл буханку хлеба, за что и был пойман стражей. А оказавшись в тюрьме, получил весточку от гильдии воров. Вот так и началась его карьера как криминального Тамриэльского элемента.
Хаджиит потянулся, зевнул и после, погладив свой хвост, больше похожий на тонкую пушистую дубину, и уложив его аккуратненько на земле, улегся спать. Чуть погодя, приоткрыв один глаз, он проговорил сонным голосом, глядя на товарища.
- Сегодня твоя очередь не спать, остроухий. А завтра, так уж и быть, моя.

Пробуждение никогда не бывает приятным, если, конечно, вы не лежите в тепленькой постельке и вам никуда не надо торопиться и есть еще куча времени для того, чтобы закрыть глаза, пребывая в сладостной сонной дреме, нежится, ощущая себя самым счастливым человеком на свете. Если же все как раз наоборот, и вам надо куда-то торопиться или бежать со всех ног, как только откроете глаза, то пробуждение окажется не самой приятной вещью в мире. Особенно, если это вынужденное, непроизвольное пробуждение.
Примерно тоже сейчас происходило и с Клоином – его разбудили шорохи, доносящиеся откуда-то со стороны. Конечно, он не спал на посту! Разве такое можно подумать об одном из могущественнейших магов на свете?! Он всего лишь на секундочку прикрыл глаза и провалился в дрему – ну что в этом такого, с кем не бывает? Да и ведь опасность-то он не проспал, как раз даже наоборот.
- С’джарра! С’джарра, тут кто-то ходит! – эльф мигом бросился к своему пушистому товарищу и принялся усердно толкать его вбок. Хаджиит тут же широко раскрыл глаза, приподнял туловище и судорожно заозирался, так, словно услышал крики до боли знакомой стражи, но у него все еще был шанс куда-нибудь убежать и он сейчас судорожно искал выход.
- Кто? Где? – уже поднявшись на ноги, поинтересовался хаджиит. Альтмер, от страха разве только не прижимая уши, указал в ту сторону, откуда исходил шум. На самом деле, кроме преследующих Клоина неудач, он так же был великолепным трусом во всей значимости этого слова. Иногда, казалось, даже обыкновенная мышь, зашуршавшая в углу кусочком сухаря, может вызвать в нем самую настоящую панику.
- Надо уходить, – через мгновение, вглядевшись в темноту, произнес хаджиит, ухватив Клоина за руку. Это был давний знакомец хаджиита - Садригос, которого он, со всей присущей С’Джарре изящностью, однажды хорошенько провел и облапошил на приличную сумму денег, а, так как Садригос не имел никакого отношения к гильдии воров или Серому Лису, то ничего с этим поделать было нельзя. Старый разбойник с ужасным шрамом на глазе наверняка настолько зол на него, что не забыл про обиду даже через два года. Иначе как можно объяснить, что его ребята, стараясь не шуметь и двигаясь очень осторожно, шагают по лесу именно к их с Клоином маленькому лагерю? Хотя, полагать, что Садригос знал, что они здесь появятся, довольно глупо. Наверняка просто разбойников привлек дым от костра, вот они и решили проверить: а ну-ка там какая одинокая и богатая девица скучает? В таком случае им с Клоином надо бежать и как можно быстрее.
- Далеко собрались, голубки? – перед новоявленными беглецами внезапно возникла троллеподобная фигура: здоровая, немного неуклюжая, с вытянутыми руками, очень неприятная на вид.
- Ашах лах нирнок вазз! – что было сил, выдавил из себя Клоин, выставив руку вперед. Это должно было бы отбросить громилу в сторону, отшвырнуть, словно кеглю, повалить на землю, сделать хоть что-нибудь – но ничего не произошло. Вместо положенного магического заклинания пальцы Клоина на вытянутой руке резко загорелись сапфировым пламенем и... с громилы внезапно съехали штаны.
- Бежим! – С’джарра рванул на себя эльфа, чуть не вырвав тому руку, о чем Клоин не замедлил сообщить в самых некрасивых для объяснения словах. Нужно было бежать – бежать как можно дальше.
- Ловко ты его! – на ходу выпалил кот.
- Да уж… ловко, – нехотя согласился Клоин, наконец-таки высвободив свою руку из жестких объятий хаджиита и принявшись бежать самостоятельно. На удивление Джо Дару, у Клоина это получалось даже лучше, чем у него самого.
- Может… ты и на меня такое заклинание… скорости наложишь? – поинтересовался хаджиит, начав грешить на магию, и немного задыхаясь. До этого ему уже раньше приходилось бегать. Но бегать в городе, где знаешь каждый закоулок, и бегать в лесу, где под ногами полно всяких шишек и камней – совсем разные вещи.
Говорить о том, что это не заклинание было виновником его скоростного бега, а просто страх придавал пяткам удивительную летучесть, Клоин постеснялся, про себя подумав: «Была, не была – а вдруг получится? Ведь это же магия изменения, а она мне всегда поддавалась.»
-Кастин моб элетун, – на бегу, каким-то заговорщицким шепотом проговорил Клоин, и тут же…
- Сработало! – закричал обрадованный хаджиит, как только увидел, что под его пятками образовалось магическое свечение. Вот только радовался он рано, потому как вместо того, чтобы быстрее бежать, он наоборот, начал замедляться. Все его движения медленно, но верно становились какими-то неестественными, неосязаемыми, можно даже сказать, неземными. Легкими и нежными. Словно бы он не шел, а медленно парил, переставляя в воздухе ноги. Все это выглядело настолько необычно, что Клоин, заворожено остановившись, широко раскрыл глаза, не зная, что делать дальше. Нужно было как-то снять это замедление с хаджиита, а иначе тот не будет рад. Разбойники… ну или «предварительно» разбойники. Хотя кем еще могут быть их преследователи? Уж точно не служащими из Имперского Банка, решившими наградить их за то, что кто-то из них стал первым миллионным вкладчиком. Хотя, как знать? В Тамриэле столько всего несуразного и необычного случается, что даже диву даешься: то увидишь девушку с безумно-бешенными глазами скачущую прямо на тебя во весь опор, дабы остановится прямо перед тобой и бросить в твое удивленное лицо листовку «Вороного Курьера»; то, вдруг, оказывается, что для того, чтобы избавится от вампиризма, достаточно не ложится спать в течение трех дней и успеть за это время помолится в любой часовне, и все пройдет! Как говорил однажды Уриэль Септим: Империя – это земля возможностей! Хотя все одно, почему то, в благочестивость этих парней верилось с трудом, к тому же они уже и ножи доставать начали.
- Думай, Клоин, думай! – эльф был напуган и не знал что делать. С одной стороны ему хотелось бежать со всех ног, но не может же он бросить здесь Джо Дара. Некрасиво. А с другой стороны – разве он не сам просил это заклятие наложить? Хаджиит тем временем уже вовсе застыл в одной позе, причем очень необычной: одна нога уже оторвалась от земли, а вторая ее еще не коснулась – прямо таки кот в полете. Разве что хвост по ветру не развевается, а благоразумно заткнут за пояс. Эльф ухватил себя за уши и дернул что было сил – по его соображениям это должно было хоть сколько-то придать ему храбрости, а может даже подсказать, что делать дальше.
Первый преследователь настиг их и тут же, не церемонясь, бросился к альтмеру.
- Кошелек или жизнь?! – задал он вполне риторический и философский вопрос, на который знаменитый дипломат Патрионик из Морровинда мог бы дать целую кучу пространных и непонятных ответов. Еще одна немаловажная загадка Тамриэля – чтобы ни происходило вокруг, где бы ни бегали здоровенные огры, где бы ни взрывались магические снаряды - все одно найдется какой-нибудь неприметный разбойничек в кустах, что выскочит с этим незатейливым вопросом, невзирая на погоду или происходящие события. Так и здесь. И застывший в воздухе хаджиит, казалось, нисколько не волновал разбойника.
- Энлуд Эвелар! – выкрикнул волшебник в надежде, что хоть на этот раз у него выйдет все как надо – разбойник проникнется к нему дружескими чувствами и не станет грабить и убивать. Полезное в среде магов заклинание, впрочем, блокируемое новомодными безделушками-амулетами, сделанными из велкидских камней. Заклинание временно заставляло жертву чувствовать симпатию к заклинателю, да и вообще ко всему миру разом. Магия, в первую очередь, должна служить созиданию, а не разрушению, потому-то многие из других школ, кроме разрушения, чаще всего прибегали к таким вот простеньким и обычным, но эффективным в данной ситуации заклинаниям.
Молния прочертила ночной воздух, словно разрывая его напополам, стрелой метнулась к земле, угодив прямиком в разбойника. Разряд был такой силы, что от несчастного остались разве что одни сапоги. Волосы стоящих рядом, наэлектризовавшись, приподнялись, а хаджиит и вовсе стал похож на пушистое человекоподобное рыжее облако. Как вместо мирного заклинания вышла молния, Клоин никогда и никому не сможет объяснить. Но про себя он заметил, что в следующий раз не стоит прибегать к этому заклинанию в общении с друзьями – мало ли что…
- Ты… ты убил Донни! – остальная часть разбойников подоспела как раз вовремя, чтобы лицезреть во всей красе смерть своего товарища. Многие испуганно шарахнулись в стороны, и, казалось, готовы были разбежаться куда угодно, лишь бы не оказываться рядом с таким мирно выглядящим, но на деле же очень опасным альтмером. А Клоин, видя их страх, почувствовал себя самым великим магом на свете, способным свернуть горы. В него как будто вселились души всех архимагов, которые были до этого в Университете Таинств. Сейчас он покажет всем этим ничтожествам, что значит настоящая магия, сейчас все узнают, что значит разбудить посреди ночи могущественного заклинателя ради какого-то глупого и неуместного вопроса!
Эльф и сам не заметил, как у него прямо на спине разгорелся совсем не опасный, но все-таки от того не менее зловещий огонь, превращающий Клоина в какого-то монстра, грозное чудовище. Наверняка разбойники до этого не раз и не два видели выступления фокусников по праздникам, но вот до такого тем мастерам было далековато. Словно ходячий человек-факел, Клоин яростно озирался по сторонам, раздумывая тем временем, какое бы заклинание сотворить. Первое, что пришло ему в голову, – нужно было расколдовать хаджиита. Пройдет несколько минут и эти головорезы поймут, что раз ничего не происходит, то все это - спектакль, а значит перейдут в нападение. В таком случае, учитывая то, что Клоин только что невзначай пришиб их друга, на пощаду он может не рассчитывать.
Еще никогда до этого Клоин не убивал людей, но он как-то на удивление просто с этим справился, будто бы всю жизнь только этим и занимался, вот только нельзя сказать, что это ему особо понравилось. Выставив обе руки вперед и расставив ноги пошире, альтмер начал читать очередную формулу заклинания. Как только расколдует С’джарру, нужно будет сделать еще какой-нибудь фокус и бежать со всех ног. На самом деле, на спине у эльфа не было никакого пожара, и он ничуть не горел – это была лишь обманная иллюзия и, как видно, она ему удалась. Выходит он все-таки может подчинять себе магию, как и остальные волшебники. Внутренний голос одобрительно проговорил: «Можешь ведь, когда захочешь».
Впрочем, никто не говорил, что разбойники видят перед собой именно полыхающего зловещим пламенеем мага, вполне возможно, они видели иную картину. Может, Клоин превратил самого себя в какого-нибудь чудо как страшного зверя, который их и напугал. Волшебник мигом, как можно незаметнее посмотрел сначала себе на ноги, а потом на руки - удостовериться в том, что они нормальные, эльфиские и никакие больше.
На его счастье, все так и оказалось. В смысле, он остался эльфом и ни в кого себя не превратил.
Формула сорвалась с его языка. Вот только нотки неуверенности промелькнули в голосе из-за мыслей о своем возможном неправильном внешнем виде, и тут же яркая вспышка словно бы взрыв от тысячи магических снарядов ослепила всех вокруг, включая самого Клоина.
- Беее-беее… - услышал маг. Ну, вот и все – пронеслось у него в голове. Все закончено, он умер и оказался где-то близко к Богам, которые вот-вот примутся судить его за все жизненные деяния, вон он уже слышит, как блеют овцы в райском саду…
- Беее.
Эльф осмелился открыть глаза и увидел ту же самую картину, что и до этого: ночь, кругом разбойники, не решающиеся подойти ближе, но так же и не собирающиеся отступать. Правда, теперь вдобавок воющие и кричащие что-то про резкую боль в глазах. Для полноты картины не хватало только одного – хаджиита. Вместо зависшего в воздухе человеко-кота на земле стоял большущий и толстый баран, медленно жующий траву, с лихо закрученными рогами и ненавидяще взирающий на Клоина, как будто вот-вот собирается его затоптать.
Это был, наверно, единственный шанс, который предоставила им судьба, и Клоин, не теряя ни секунды, ухватил барана и ринулся бежать. Сколько у него было времени до того, как разбойники перестанут жаловаться на резь в глазах, он не знал, но знал только одно, что прихватил с собой именно Джо Дара, который, наверняка, сейчас очень недоволен своим положением и наверняка сам прикончит Клоина, как только придет в норму. Если вообще придет в норму.
Вообще-то это заклинание должно было рассеяться через пять минут, но, кто знает, у Клоина вполне могло хватить сил сделать его перманентным. Бывали случаи, когда он удивлял учителей такими мощными заклинаниями, что те и сами не верили, будто это сотворил их ученик, особенно учитывая, что сделать он должен был что-нибудь безобидное.
- Картриган Орум ваханакан! – слова слетали с губ Клоина осторожно. Альтмер боялся очередной неурядицы, связанной с его заклинаниями. Сколько же можно? Когда же это закончится?
Заклинание заимело вес, и тут же над Клоином, рассыпаясь и шурша крыльями, в разные стороны разлетелись мириады крохотных божьих коровок. Причем они, в самом деле, были похожи на коров: четвероногие, продолговатые, с рогами на морде. Вообще то, как и до этого, эффекта он ожидал иного, но, какая уж теперь разница, какого именно?
На самом деле он хотел немного освежиться – все одно он не сможет долго бежать, особенно, когда в руках брыкающийся и блеющий баран. Теперь по такому заметному признаку очнувшиеся разбойники найдут его очень быстро и, наверняка, догонят.
Хаджиит-баран продолжал жевать сорванную им траву, не переставая при этом брыкаться задними лапами, целясь Клоину в бок. Причем, сволочь, продолжал орать во всю свою глотку, наверно, чтобы вся округа слышала.
Бывает. Случается так, что все в этом мире происходит не так, как должно быть. Бывает, к примеру, картина нравится всем, кроме одного человека; блюдо, которое оценят по достоинству большинство, но всегда найдется один недовольный - как говорится, в бочке меда да ложка дегтя. Жизнь длинноухого мага складывалась не самым лучшим образом и уж тем более на мед никак не смахивала. Не везло ему постоянно, с самого детства, и даже когда ему все-таки подворачивался шанс хоть как-то выделиться, выйти вперед, он тут же получал от жестокой злодейки-судьбы маленькую, но очень подленькую подножку. Падал, снова вставал. Но к тому времени уже оказывался в самом хвосте жизни. И это все: не только магия, но и вся его жизнь - сплошная череда неудач и неурядиц, которым нет нормального объяснения. Так, наверно, было и здесь: ну вот как именно то дерево, мимо которого он должен был пробегать, могло вырастить не обычный, уходящий в землю корень, а корень с выступающей над землей небольшой, но вполне достаточной, чтобы туда попал носок ботинка, петелькой?
Всем своим длинным и тонким телом эльф растянулся на земле, при этом, конечно же, не забыв выронить барана, который, шлепнувшись, заорал еще громче. Его крик был чем-то похож «Скорее сюда, мы здесь, убейте же нас, в конце концов!».
Позади послышались голоса головорезов – все-таки они не хотели упускать свою добычу. А может, им просто хотелось отомстить за своего павшего товарища, невзирая на то, что гонятся они за магом, перед которым только что совсем недавно боялись пошевелиться. Как же быстро проходит страх и как же быстро он находит на тех, кто его только что вселял в других!
Но, бочка дегтя, на которую больше всего походила жизнь эльфа, все-таки имела в себе малюсенькую ложку меда. Именно это и спасло Клоину жизнь. Баран встал, встряхнулся и поскакал прочь, как ни в чем не бывало, а эльф тут же, как только приподнял голову, увидел перед собой сапоги. Патрульный стражник, а если быть точнее - их командир, стоял над Клоином и протягивал ему руку, с улыбкой на лице, предлагая помощь.
- Вы в порядке, сэр? – поинтересовался страж, судя по голосу, имперец. Клоин считал абсолютно всех имперцев снобливыми и нарциссирующими личностями, заботящимися только о своей персоне, а все остальные для них – всего лишь обыкновенная декорация. Правда, Клоин сейчас готов был расцеловать этого имперца за своевременное спасение, и потому, вместо того, чтобы подняться нормально, он не ухватился за руку, а почему то приложился к ней в благодарном поцелуе.
- Эээ, мистер, хватит слюнявить мои перчатки. Что с вами произошло? За вами гнались? У вас есть при себе документы?
Ну да, что еще может спрашивать стражник? Сначала озабоченно поинтересуется, не попал ли ты в беду, а потом, прищурившись, недовольно потребует показать документы.
- Там… там разбойники! Они хотели убить меня!
- Ничего-ничего, сэр. Успокойтесь, все будет хорошо, мои ребята с ними разберутся… так у вас есть с собой документы?
- А я их огнем напугал, а потом овца… то есть баран… это хаджиит, мой бара..эээ… друг, его надо спасти! – путаясь в собственных словах и не веря в спасение, лепетал Клоин. Этот из ниоткуда появившийся в лесу страж порядка вместе с остальными стражниками выглядел настолько необычно и настолько неправдоподобно, что Клоин мысленно, для себя, припомнил даже литературный термин, которым называются вот такие вот сами собой разрешающиеся проблемы – «Бог из телеги».
Стражники из разных городов нынче ходили не по одному, как раньше, а отрядами в несколько человек – так было куда безопаснее, да и дать отпор огру или внезапно вышедшему на тракт минотавру было куда проще, чем сражаться с ним в одиночку. Такие меры были приняты Чейдинхолом в связи с участившимися пропажами стражников в лесах, где потом и находили их полуобглоданные тела.

Эльф сидел на траве и провожал взглядом удаляющихся на своих скакунах стражников – они выполнили свою работу: разогнали разбойников, а троих из них им удалось взять живьем - неплохой улов, за который наверняка им будет повышение по службе. Ну, или хотя бы увеличат заработную плату. Эльф остался сидеть, сжимая в руках несколько листков – своих документов, доказывающих, что он, де, есть ни кто иной, как Клоин Листоцветик, маг и выпускник Университета. На бумагах был даже сделанный художником небольшой портретик. Вообще-то, документы было очень просто подделать - достаточно было отыскать хорошего художника, но это хоть в какой-то мере сделало общество в Тамриэле более собранным, более цивилизованным, а так же, более коррумпированным, фальшивым и бюрократическим. Что поделать – прогресс шел вперед, а вместе с ним в ногу должны были двигаться и все сознательные граждане этого общества.
Сумка с личными вещами осталась там, у костра, а ведь там лежало несколько магических амулетов, которые он хотел продать в Чейдинхольской гильдии магов, а после купить пару-тройку зелий и каких-нибудь книг. Но самое главное – он потерял С’джарру. Хаджиит, превратившийся в барана, уже, наверно, вновь щиплет травку и, как знать, сколько еще ему придется заниматься этим не очень увлекательным заклятием.
Солнце медленно поднималось, давай понять всему миру, что рождался новый день. Новый день, но наверняка такой же неудачный для Клоина, у которого неудачная жизнь, капризная магия и задание от Серого Лиса, которое он вряд ли выполнит без хаджиита. И пусть только какой-нибудь прохожий попробует сказать ему «добрый день», Клоин обязательно со зверской улыбкой на лице попытается наложить на него заклинание очарования, как на того разбойника – быть может и в этот раз выпадет молния?
- Эй, остроухий, не думал, что ты все так ловко сможешь продумать – голос был до боли знаком. Ну, конечно, кто же еще это мог быть! Джо Дар вдруг вынырнул из ближайших кустов, осторожно поглядывая по сторонам.
- С’джарра!? Это… это ты? Но ведь ты же должен… - Клоин не договорил насчет щипания травы.
- Я знал, что ты не самый лучший маг, но всегда верил в тебя, – с хитринкой в голосе и заискивающе промурлыкал хаджиит, чуть прикрыв глаза и дружески похлопав альтмера по плечу. Клоин был в легком недоумении. Его чувства переплетались, мысли смешивались в один большущий комок. Он не мог понять – это ему снится, или все-таки начало дня и в самом деле вдруг стало хорошим?
- Когда ты замедлил меня – я думал, что ты убить меня решил и бросить. А ты разбойников дождался и устроил им представление…
- Ааа… баран?
- Да причем тут баран? Ты что-то крикнул, меня отбросило куда-то в сторону, а от тебя прошла, наверно, магическая вспышка, которая всех ослепила. Ну, я так подумал, что это ты меня спас, и в сторону бежал. А там уж эти молодчики из стражи подоспели.
- А баран? – не переставал вопрошать Клоин, находясь в ступоре. Да уж, его магическое искусство было велико, но вот только магия абсолютно какая-то… неординарная. - А откуда же тогда взялся баран?
- Да причем тут баран? С чего ты взял какого-то барана?
Они стояли вместе и оба пытались разобраться в происшедшем с ними приключении. А впереди их ждало еще немало таких же, даже еще более необычных событий. Медленно идя по дороге и размышляя о своем, о всяких пустяках и мелочах, они еще не догадывались, что вскоре, всего через пару дней, откроются врата Обливиона, падет Уриэль Септим от ножа убийцы, а им, о Боги, придется расхлебывать эту кашу, пускай и не в одиночку, но это уже совсем другая история…
  • Комментариев:
  • Участников:
  • Статистика

Обсуждение в комментариях