Перейти к содержанию

Дух Нирна, плана смертных


Осилили? Тогда проголосуйте =)  

19 проголосовавших

  1. 1. Как вы оцените первый эпизод «Духа Нирна»?

    • Великолепно!
    • Хорошо
    • Средней паршивости
    • Фигня какая-то)
  2. 2. Какие элементы фанфика вам понравились? (можно выбирать много вариантов)

    • Сюжет, приключения, интересность
    • Сражения
    • Диалоги
    • Юмор (в том числе чёрный)
    • Амшегар – этот чокнутый ГГ, его характер и действия
    • Эриррис – второй ГГ, его характер и действия
    • Остальные персонажи
    • Описательная часть
    • Стиль повествования глав про Амшегара
    • Стиль повествования глав про Эрирриса
    • Атмосфера TES
    • Дух фанфика, его философия
  3. 3. Сравнение двух эпических книг. Что понравилось вам больше – «Дух Нирна» или «Аццкий Город»?

    • Дух Нирна
    • Аццкий Город
    • А я не читал Аццкого Города)
  4. 4. А как вам мои Магические Комментарии? =)

    • Я Познал! Это – Истина!
    • М’Айк близок к правде.
    • М’Айк ничего не понимает. Истину знаю я!
      0
    • Это Архибред… М’Айк! Срочно завязывай со скуумой!
    • Я тоже хочу такого просветления! М’Айк, срочно делись скуумой!
    • М’Айку пора к Шигорату…
    • А-а-а! Моя голова! Я не могу это читать!
      0
    • Вообще-то я сам маг…


Рекомендуемые сообщения

Глава CXVIII: Тёмное искусство. Часть 4: Повелитель костей

 

 

Они прошли один поворот и оказались перед последней дверью, ведущей в зал кланового собрания. Вот только теперь чаши на постаментах пылали, а на лавках сидели три тех самых скелета, которых экзорцисты прибили ранее – покалеченные, но всё же достаточно собранные, чтобы функционировать.

– Это ещё что за!?.. – Серин схватился было за меч, но скелеты не отреагировали никак. Они просто продолжали сидеть на своих местах и смотреть перед собой.

– Не атакуют, странно, – заметил Амшегар. – Твой дядя вновь воскресил их, интересно, зачем? Посмотрим, что будет.

Они вошли в зал, и авантюрист уселся на самую дальнюю лавку. Остальные, держа оружие наготове и с опаской озираясь на неподвижных костяных людей, последовали его примеру. Череп Ллевула Андрано тем временем докатился до кафедры и «встал» за неё, прямо в кучу приготовленного заранее серого тряпья, из-под которого выглядывали кости пальцев.

– Его ритуальные одежды! – воскликнул Серин. – Мы использовали их в ритуале вызова костяного лорда!

– То есть ты хочешь сказать, что сейчас он…

И призрак, словно считав мысли Амшегара, сделал именно то, что тот и предполагал. Тряпки взлетели вверх, а череп поднялся чуть ли не под самый потолок и занял своё место под серым капюшоном с жёлтыми полосами и вышитыми на них ритуальными рунами. Взяв под свой контроль костяную форму, Ллевул Андрано теперь превратился в полноценного костяного лорда: парящий над землёй торс скелета, одетый в свой длинный балахон, и целых три пары рук, позаимствованных у других человеческих скелетов.

– Хотели сделать самую лучшую на всём острове защиту от посягательств? – предвкушая сражение, с усмешкой сказал Амшегар и призвал меч. – Кажется, вы слегка перемудрили!

Но костяной лорд не спешил атаковать – он сложил все три пары рук вместе и, казалось, усиленно на чём-то сконцентрировался.

– Не атакует, почему? – подрагивающим от страха голосом спросил Серин.

– Возможно, он собирается нам что-то сказать, – ответил авантюрист. – Скоро узнаем!

И «сообщение» Ллевула не заставило себя ждать. Вскоре в дверях показались ещё несколько скелетов, а вслед за ними в помещение ввалилась целая орава ходячих костей – всех тех, что по идее, должны были преспокойно себе лежать в гробничной пыли. Но нет, теперь все они снова были «одухотворены» вновь призванными духами. Правда, многие из них были настолько повреждены, что еле передвигали ноги, а некоторые и вовсе ползли на руках. Вошедши, костяные люди культурно закрыли за собой дверь и заняли свои места на лавках в первых рядах, по-прежнему игнорируя живых посетителей.

– Мне становится не по себе от этого… мероприятия, – заметил Нельс.

– Вот уж действительно, «клановое собрание»! – улыбнулся Амшегар, держа наготове мечи и магию.

В этот момент Ллевул Андрано воспарил ещё чуть выше и сделал немыслимый пас всеми шестью конечностями, направив их на пустое пространство возле себя.

– Полный призыв! – поздно понял Амшегар.

Сверкнуло три яркие чёрно-золотых вспышки и в комнате стало на трёх костяных людей больше. Вооружённых костяных людей!

– Так вот как он наводнил пещеру чужими! – воскликнул Серин.

– Всё, с меня довольно! Я ухожу отсюда! – Нельс Ллендо подорвался со скамейки и бросился к двери, но тщетно – дядя вновь врубил свой телекинез, и ручка не поддалась.

Ллевул Андрано резко зыркнул на его своими пустыми глазницами и зашипел, но не как простой скелет, а ещё протяжнее и… звонче!

 

http://pic.fullrest.ru/upl/8ADIQCIX.jpg

 

Костяной лорд смотрит на тебя, как на перспективную почву для экспериментов. Добавьте ему ещё одну пару рук, оружие и полметра роста – и перед вами будет Ллевул Андрано, слетевший с катушек Повелитель Костей!

 

– Он запер нас! – рыцарь замахнулся мечом и срубил одному из сидящих скелетов голову.

– Спасибо за очевидное разъяснение, а теперь он собирается нас убить, – заметил Амшегар, повторив трюк Серина с ещё двумя костяными ходоками.

И он, как ни странно, оказался прав. Заметив бесчинства, которые экзорцисты начали вытворять с его подопечными, костяной лорд разоружил нескольких скелетов с помощью телекинеза и притянул их железяки в свои лапы. Вот теперь-то трансформация была действительно завершена – в двух верхних руках у Ллевула была сабля и топор, две нижние сжимали длинный лук и стрелу, а две средние уже готовились запустить в Амшегара какой-то магией. Что и сделали в следующий миг, огрев героя потоком ауры морозного холода. Но тот только обрадовался ещё одной прибавке к энергии и зарубил ещё двух скелетов. Остальная нежить тоже уже сообразила спохватиться и встать на защиту своих костей.

И… началась резня! Звон металла, боевые крики живых, глухое шипение немёртвых и загробный вопль дяди создали симфонию битвы. Вообще-то всё произошло довольно-таки быстро. Дядя поразил ногу Нельса каким-то разрушительным заклинанием с красной аурой. Тот упал и начал орать, но тем не менее, смог оттяпать подбежавшему скелету полноги своим огненным мечом. Дядя пустил стрелу, целясь в Нельса, но его (и себя вместе с ним) так некстати закрыл ростовым щитом Серин. Амшегар тем временем понял, что не справится с натиском костяной орды, и ему срочно нужно орудие потяжелее. Что тут же было найдено и оказалось в его руках. Данмер схватил лавочку. И с неистовым криком принялся размахивать ей из стороны в сторону, круша вражеские кости. Весьма успешно, надо заметить. Нельс продолжал орать. И повод у него несомненно был, ведь только-только прошло действие вредоносной магии на одну его ногу, как кто-то отоварил его ржавым топором по другой ноге. В битве за свою жизнь Ллендо с чудовищной энергией принялся лягаться как настоящий бешеный конь, чем привёл нападавшего скелета в негодность, потом пополз назад, стараясь спрятаться за лавочками, чуть не был пристрелен ещё одной косо пущенной стрелой дяди и в конечном итоге случайно отхватил по макушке лавочкой Амшегара. Удивительно, но это увеличило его боевой настрой! Как оказалось, рана от топора на его ноге была пустяшной, и переставший орать Нельс последовал примеру Амшегара и тоже схватил скамейку! Вместе они раздробили ещё несколько черепов, а один скелет даже умудрился раскрошить свою грудную клетку, попав под красивый сдвоенный удар данмеров, и испустил свой дух, когда две толстые деревяшки с треском сомкнулись на его хребте. Серин же с каменным видом, решительно и неукротимо высиживался за своим башенным щитом. Ещё одна стрела слетела с тетивы и вонзилась прямо в скамейку Амшегара, тот это обнаружил и решил расправиться с последним, самым грозным противником в зале. Расправиться не иначе как стремительным броском скамейки с разворота! Он потратил весьма много сил, размахивая лавкой, но один из его амулетов в совокупности с собственной магией существенно помог восполнить их запас, и ему хватило энергии на то, чтоб швырнуть эту длинную доску в костяного лорда, выбив из его лап половину оружия, включая лук.

Тот явно не ожидал такого поворота событий, но сдаваться не спешил. Ллевул притянул телекинезом ещё три железяки поверженных скелетов, и теперь четыре его верхних руки были заняты саблей, булавой, топором и полуторным мечом – на взгляд Амшегара, самым длинным, а следовательно, и опасным оружием из этих четырёх. Бросив ещё какой-то наспех сотворённый его нижними руками комок магической энергии, от которого Амшегар увернулся, дядя создал ещё одно заклинание и пошёл в наступление.

– Даэдрот подери, Кинетический Барьер!?

Амшегар увидел, как перед костяным лордом возникла фиолетовая тонкая аура в форме большого выпуклого овала, которая закрыла его как щит. Если простой Кинетический Щит только укреплял прочность материи типа кожи и доспехов, ослабляя урон от механических повреждений, то Барьер – это уже было нечто гораздо более высокого уровня. Такое заклинание доступно только магам-профессионалам, и оно не просто ослабляет урон, оно полностью от этого урона защищает, не давая вражескому оружию проникнуть сквозь магическую преграду. Но самая интересная особенность этого эффекта в том, что созданный барьер действует избирательно: задерживает только нежелательные объекты и спокойно пропускает собственные атаки заклинателя. И это значительно, значительно осложняет дело!

Однако поразмышлять на эту тему у героя не осталось времени, так как дядя приблизился уже вплотную и обрушил на него все четыре заострённых куска железа. Но тот поставил двойной блок… сразу двумя призванными мечами! Примерно полминуты ему пришлось сдерживать целый град рубящих атак в бешеном темпе, и нескольким из них всё же удалось его достать. Длинный полуторный меч один раз царапнул шлем, другой – задел плечо, в то время как топор попал по другому плечу. Однако им не удалось пробить усиленную его магическими щитами броню. Но Амшегар понимал, что щиты не бесконечные, и через минуту-другую он будет изрублен в капусту. Если срочно что-то не предпримет. И он решил это что-то предпринять!

Герой крикнул Серину отвлечь дядю сзади (что тот, нехотя, но сделал), а сам решил проверить прочность его Барьера, вонзив со всей силы оба даэдрических меча в него. Однако сверхлёгкое оружие проникло за преграду только на несколько сантиметров лезвия, а потом было с лёгкостью вытолкнуто вовне.

Ясно, тут нужен высокий импульс, – понял Амшегар. – Или большая масса оружия, или огромная сила удара, а лучше – и то и другое вместе. Вот только ни того ни другого у меня как раз и нет. Ну что же, сменим тактику!

Решив так, он двумя большими прыжками отскочил назад, выпуская мечи, и с двух рук сотворил большой огненный шар с высоким радиусом взрывной волны. А за ним ещё, а потом ещё и ещё один. Как и предполагалось, снаряды взрывались, как только долетали до барьера, но аура… огненная аура шла дальше и опаляла лохмотья и кости нежити. Ллевул Андрано отпрянул назад и пошатнулся в воздухе, издав протяжный вой боли и пытаясь сбить пламя заклинаниями Развеивания.

– Да, вот так, гори хорошенько! – крикнул Амшегар, добавляя новых огненных подарочков самой большой силы. – Ситуация сложная, и ману лучше не жалеть.

В этот момент он заметил, что дверь больше не удерживается закрытой, остальные тоже это увидели, и тут же воспользовались представленной возможностью. Амшегар, как ни странно, последовал их примеру. Лучше перенести битву в верхний зал, где есть гораздо больше места, чтобы развернуться, а также преграды в виде колонн.

Однако путь им преградил новый отряд воскрешённых покалеченных костяных ходоков. Это, впрочем, перестало быть проблемой, когда Амшегар попросил союзников отойти в сторонку, а сам пустил в толпу из трёх скелетов мощный взрывной шар пламени, раскидавший лёгкие кости в стороны (он даже немного удивился силе этого заклинания, хотя судя по затратам энергии, плата была соразмерная). Герои побежали по коридору наверх, но там их уже поджидал Марвен, встретивший их с распростёртыми объятиями и телепающейся на обрывках сухожилий головой. Ещё один хороший взрыв помог оторвать её полностью, а самого Марвена хорошенько шмякнуть о стену – времени церемониться с мелкими врагами, когда позади враг серьёзный, не было.

Они выбежали в большой зал, а Амшегар стал в проходе, поджидая Ллевула. И он очень скоро явился, но явился не один, но в сопровождении эскорта из ещё трёх – по-видимому, тоже призванных – скелетов. Экзорцист сделал широкий взмах руками и направил их перед собой открытыми ладонями: стандартная техника создания магической формы для ударного заклинания «Буран». Вот только на этот раз Буран будет огненный!

Коническая аура огня накрыла немёртвый отряд, прожигая кости и лохмотья, но этого было явно мало, чтобы их остановить. Пришлось вновь отступать и принимать бой в зале с колоннами.

– Вы ещё здесь? – Амшегар удивился, когда увидел, что его союзники ещё не сбежали.

– Выход блокировали скелеты! – пояснил Нельс.

– Отлично! Значит, добьём нашего дядю тут и все вместе, – улыбнулся авантюрист и призвал ещё два Духа Меча.

– Постой, ты не собираешься их убивать? – испугался тот.

– Чтобы вы ушли и оставили меня один на один с этим страшилищем? Ну уж нет!

– Я должен очистить гробницу! – заявил Серин. – Я не уйду.

– Вот это я понимаю! Бери пример с нашего рыцаря, – рассмеялся Амшегар, обращаясь к Ллендо. – Можешь просто бегать вокруг, отвлекая часть врагов на себя!

– Врагов?

– Он призвал новых скелетов. Готовься, идут!

– Нельс Ллендо напоминает, что он ещё хочет пожить!

Первый враг вбежал внутрь, и Амшегар встретил его сдвоенным ударом острой даэдрики, срубив голову и руку, после чего скелет был отозван назад.

Ага, теперь уже временный призыв, – смекнул авантюрист. – Значит, у него хотя бы нет бесконечной энергии. Уже хорошо.

Второй костяной ходок оказался хитрее и проворнее, он блокировал атаку данмера своим оружием, но второй меч Амшегара упокоил и его. Однако вбежавший сразу за ним третий скелет вместе с влетевшим костяным лордом заставили героя отойти в укрытие. Его магические щиты почти иссякли, поэтому следовало быть очень осторожным.

После минуты беготни, они таки порешили последнего скелета, но Ллевул Андрано как назло призвал ещё трёх.

– В прошлый раз он такого не умел! – сказал Серин.

– Похоже, твой дядя времени зря не терял.

Понадобилось ещё несколько минут, чтобы разобраться и с этой порцией, и теперь герои были порядком утомлены, запас энергии Амшегара близился к нулю, и почти все урны в зале были разнесены на осколки (Да, Амшегар частенько промахивался своими огнешарами. Не всегда случайно, впрочем).

Расправившись с костяной поддержкой, они принялись было за дядю, но тот не позволил окружить себя и поразить со спины – он просто добавил ещё один Кинетический Барьер, но уже с тыльной стороны, и теперь имел круговую оборону. Почти непроницаемую. Почти.

– У меня есть идея! – Амшегар хотел было сообщить свою мудрую мысль товарищам, но Ллевул Андрано вызвал ещё двух костлявых людей, и ему пришлось переключить внимание на новых противников.

И вот тут наступил переломный момент в сражении. Амшегар попытался призвать новое оружие и… не смог этого сделать. У героя закончились мечи. Вернее, заряды в его магической катане. Он слишком расточительно ими пользовался. Благодаря длине, лёгкости и остроте этих рубак, Амшегар с лёгкостью справлялся со слабыми скелетами в ближнем бою, но теперь…

– Серин! – крикнул он рыцарю. – Там вроде как было три бочки с маслом, верно?

– Да, но что ты задумал?

– Отлично! После того как я расправлюсь со скелетами, дяде понадобится время чтобы восстановить силы и призвать новых, постарайтесь продержаться до моего возвращения!

Использовав кольцо невидимости и своё лучшее огненное касательное заклинание, он снёс взрывом башку одному скелету, а потом то же проделал со вторым, только теперь уже катаной. Появившись вновь, экзорцист побежал на верхний уровень, на ходу добавляя:

– Дай один огненный свиток Нельсу! И по моей команде будьте готовы их использовать!

Коридор возле кладовки. И три калеки, преграждающие путь. И как они могли не справиться? – подумал герой. Расшвыряв бренные кости парой взрывов, Амшегар проник в комнату. Но когда он вышел оттуда с бочкой в охапке, на него совершил нападение ещё один безруконький скелет-инвалид. Последовало ожесточённое избиение друг друга ногами, и, получив несколько синяков, герой всё же вышел победителем, а скелет остался лежать у стенки с проломленной амшегаровой пяткой грудной клеткой.

Бегом вернувшись в зал, он уже откупорил крышку бочки. Дядя стоял к нему спиной, пытаясь достать топором до Нельса, спрятавшегося за колонной – хорошо! Сейчас наступает самый ответственный момент! Да, эти выпуклые Барьеры защищают тебя со всех четырёх сторон. Но только не сверху!

Амшегар перехватил бочку поудобнее и начал разбег. На большой скорости он вспрыгнул на каменную тумбу, оттолкнулся от неё и в новом ещё более высоком прыжке… насадил бочку прямо на дядину черепушку! Тёмное масло ручьями потекло по его ритуальной одёжке, насквозь пропитывая её.

Отскочив с перекошенным дьявольской улыбкой лицом, экзорцист дал долгожданную команду:

– ЖГИ-И-И-И!!!

Нельс и Серин поняли бы и без слов. Обступив костяного лорда с двух сторон, они хором прочли заготовленные слова и использовали свитки Выжигателя Талдама. Их кулаки окутали облака яркой ауры, и они опалили бедного дядю четырьмя потоками жёлто-оранжевой пламенной ауры.

Эффект как у моего «Огнемёта», – подумал герой и решил присоединить к компании выжигателей и свои силы – благо, энергия ещё была.

О, как красиво полыхнул дядя… Пламя было настолько сильным, что данмерам пришлось отойти на несколько шагов назад, чтобы тоже не поджариться. Ллевул Андрано вопил призрачным воем и метался из стороны в сторону, оставляя за собой горящий след, но от испепеляющего огня было не убежать. Шесть потоков магического пламени тоже сыграли свою роль. Очень скоро дядя перестал контролировать свои Барьеры и лишился последней защиты. Его балахон истлел полностью, и теперь пламя играло на костях. В принципе, ему уже и так бы наверняка пришёл конец, но Амшегар не был бы Амшегаром, если б не решил устроить полную феерию!

– А ТЕПЕРЬ, – он поднял руки вверх, призывая из Обливиона длинную даэдрическую секиру с широким лезвием на свои остатки маны, – ПОРА ОТСЧЕЧЬ НАШЕМУ ДЯДЮШКЕ ВСЁ ЛИШНЕЕ!! А ИМЕННО – ВСЁ! ХА-ХА-ХА!!

Амшегар сделал широчайший взмах и рубанул всё ещё парящего костяного лорда по хребту, перерубив его, а потом ударом наискось оттяпал одну руку. Его команда поддержала это весёлое начинание и тоже взялась за оружие. Серин рубил его длинным мечом, Нельс резал и колол коротким, а Амшегар, подпрыгивая, кромсал даэдрическим топором. Вскоре бочка на его голове оказалась рассечена, все шесть рук отрублены и порублены, рёбра раздроблены, а само тело Ллевула Андрано валялось в осколках собственных костей. Только череп уцелел, хотя и изрядно почернел от горения.

– Как говорят в Скайриме, – Амшегар оскалился во всю пасть, – забили как мамонта в пещере!

Он развеял свой топор и потянулся за черепушкой.

– Хм, горячий! Надеюсь, ты не против, если его изыму? – поинтересовался у Серина авантюрист, но вдруг череп «ожил» и попытался укусить героя за палец. Удалось. Со злостным шипением, призрак сумасшедшего чародея управлял челюстями своего черепа и изо всех сил старался перегрызть костяшки авантюристских пальцем. Но хитиновая перчатка пришлась ему явно не по зубам. Хмыкнув, Амшегар вытащил пальцы из его рта, воспламенил их и медленно прожёг пространство пустых глазниц Ллевула, окончательно выдворяя его дух.

– Унеси его куда подальше! – сказал Серин. – Ему не место среди наших предков.

Вдруг они увидели, как с верхнего этажа к ним спустились ещё два скелета, на этот раз безоружные.

– Осторожно, ещё не конец! – воскликнул Нельс Ллендо, перехватив меч поудобнее.

– Спокойно, – Серин узнал отметины на черепе гостя. – Это Седерил Андрано, он смог противостоять проклятию и помогал нам сражаться с остальными. А вместе с ним… кажется, это Алену Андрано! И она больше не стремится нас атаковать!

– Ты знаешь их поимённо? – удивился Нельс.

– Конечно! Ведь это мои предки.

– Хм, дядя воскресил и его, но он не только не участвовал в последней схватке, но и умудрился склонить на свою сторону ещё одну нежить? Неплохо для мертвеца, – сказал Амшегар.

– Я же говорил тебе: они гораздо умнее, чем ты считаешь. Ну вот, – рыцарь обратился к костяным людям, – теперь вы – первые стражи очищенной гробницы Дома Андрано!

– Которую ограбят уже назавтра, если они будет единственными стражами, – колко заметил авантюрист. – Пойдём наверх, наглядно покажу тебе то, что я говорил о ваших чудо-камнях.

– Что ты собрался делать? – догнал его Нельс.

– Восстановить запас энергии, использовав благословение того триолита.

– Но как ты его получишь, ты же не из семьи Андрано.

– «Духам предков» плевать, кто из какой семьи, – усмехнулся герой. – Они просто хотят получить деньги.

– Деньги??

– Конечно! Это то же самое, что и тот Алтарь Летунов, с которым ты познакомился, только поскромнее. 20-30 септимов или какие у них там нынче расценки? Ещё наверное можно заплатить дорогими вещами.

– По-моему, они слишком жадны для призраков…

– Пора показать одному верующему данмеру, что скрывается за этими призраками и «духами».

– И не надейся, – помотал головой Серин. – Духи предков ни за что не станут даровать своё благословение расхитителю их гробницы.

– Думаю, мой кошелёк их переубедит.

Но когда они дошли до алтаря, произошло нечто совсем из ряда вон выходящее, поразившее даже Амшегара.

– А теперь я покажу, как торговаться с… – однако стоило герою приблизиться к триолиту, как камень засиял, и из него вырвался шар светло-синей энергии, устремившись прямо в него!

– Что!? – авантюрист почувствовал, как его духовные и физические силы приходят в норму. – Как такое…

Теперь настала пора Серина Андрано улыбаться, чувствуя свою правоту, хоть и с немного другого ракурса:

– Похоже, даже не смотря на весь учинённый тобой разгром и первоначальное желание ограбить гробницу, духи моего рода благодарны тебе за оказанную помощь в снятии проклятия и победе над дядей.

Амшегар почесал нос, и медленно протянул:

– Однако… это всё ещё автомат, продающий магию. Впрочем… я допускаю мысль о том, что у автомата может быть хозяин.

Серин и Нельс, посмеиваясь, уставились на упрямого авантюриста.

– Что? Добровольную призрачную благотворительность ещё никто не отменял!

А затем по сводам гробницы Андрано прокатился смех теперь уже трёх данмеров.

Изменено пользователем nemezida
Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

  • Ответов 291
  • Создана
  • Последний ответ

Топ авторов темы

Глава CXIX: Дорога к смерти

 

Шарн гра-Музгоб внимательно изучала взглядом вернувшегося экзорциста. Взгляд же последнего явно говорил: сеанс экзорцизма прошёл… немного не так как предполагалось.

– Итак, – наконец сказала она. – Ты достал череп?

– Да, и я обнаружил кое-что интересное.

– Что же это?

– Похоже, – Амшегар криво усмехнулся, – один маг из Балморской Гильдии, посылая честного авантюриста и согильдейца на сомнительное задание, весьма и весьма многого недоговорил!

– Про что же… этот маг… недоговорил? – медленно сказал она.

– Ну хотя бы про то, что в той гробнице оказалась целая армия нежити, а возглавлял её ни кто иной, как летающий шестирукий скелет, маго-воин с луком, по странной случайности как раз и являющийся тем самым счастливым обладателем пресловутого черепа, который так хотел заполучить наш маг.

– Значит, они всё-таки успели провести ритуал!.. – попыталась изобразить удивление орчиха.

– Надо полагать, успели, – наигранно вздохнул данмер. – А теперь самое интересное: зачем, спрашивается, нашему магу понадобился череп этого костяного чудовища, которое, судя по всему, как раз таки и активировалось с помощью специально «приготовленной» черепушки? Кроме того, можно смело предположить, что подобная нечисть весьма сильно отличается от предшествующих форм, и выпускалась очень ограниченным «тиражом», если вообще не была в единственном экземпляре.

– Но…

– Следовательно, – перебил орчиху Амшегар, – можно сразу исключить желание нашего мага узнать тайну призыва подобных тварей. Остаётся два варианта: либо маг хотел удовлетворить своё любопытство, достав главную часть уникальной нежити, так сказать, испытывал тягу к экстремальному познанию, что весьма сомнительно, либо он захотел САМ собрать подобную тварь! Что уже гораздо более вероятно.

– Но… второй вариант это же запрещённая некромантия!

– Она самая, – улыбнулся герой.

– Но наш маг ведь не стал бы нарушать закон, верно?..

– Да, первый вариант был бы для нашего мага куда лучше. Не исключено, что так и есть на самом деле. Более того, наш честный авантюрист именно так и считает!

– Правда? – попыталась улыбнуться она.

– Да! – рассмеялся Амшегар. – А ещё он надеется, что за свои тяжкие праведные труды наш любознательный маг как следует его вознаградит.

– И… какую награду хочет получить авантюрист? Маг уже написал отчёт для друга авантюриста и готов его вручить.

– Нет… – протянул тот. – Авантюриста мало интересуют скучные отчёты. Авантюриста интересует живое знание! Пусть маг научит его своим особым секретным техникам.

– Секретным техникам? – осторожно переспросила Шарн.

– Угу. Некромантским техникам! – оскалился в улыбке Амшегар.

В таверне было шумно. Звон вилок, стук кружек и голоса посетителей отлично заглушали разговор двух магов на запретные темы.

– Восемь Тарелок… Ты всегда выбираешь такие замечательные места для обучения?

– Как раз то, что надо, – ответила Шарн. – Тут никто ничего не заподозрит.

– Можно было бы это проделать и у тебя дома. Там бы точно никто и ничего не заподозрил.

– Нет! – отрезала оркесса. – Там сейчас… бардак.

Амшегар примерно догадывался, о каком именно бардаке идёт речь и усмехнулся.

– Итак, – некромантка вернулась к главной теме, – ты хочешь научиться заклинаниям призыва нежити? Да, мне известны особые некромантские техники, которые облегчат процесс вызова. Кто тебе нужен? Скелет? Ходячий труп?

– Нет, нет… Я не это имел в виду под «особой техникой».

– Только не говори мне, что хочешь научиться сам поднимать скелеты и зомби!

– Нет. Работа с мертвечиной меня не интересует ни с какой стороны. Я говорю о другом.

– Тогда что же?

– Я где-то слышал (Амшегар так и не вспомнил, где он это слышал, но почему-то точно был уверен, что это так), что некроманты владеют особой техникой Восстановления. Обучи меня заклинаниям Школы Восстановления в некромантском аспекте!

– А-а-а! – орчиха рассмеялась. – Так вот что тебе нужно!.. Ты не удовлетворился официальной академической теорией Восстановления и теперь ищешь истинного знания, свободного ото лжи?

– Э-э-э… – непонимающе уставился на неё тот, немного удивлённый такой резкой смене настроя.

– Это очень хорошо, что они не смогли затуманить твой разум своими фальшивыми бреднями, – продолжала орчиха. – Да, я могу рассказать тебе об особых приёмах, но знай, чтобы понять их суть, тебе придётся глубоко переосмыслить свою картину мира и…

– Услышь меня! – прервал её пламенную речь данмер. – Начнём с того, что я ничего не знаю о вашей «официальной академической теории». Я просто хочу научиться заживлять ранения на высоком уровне мастерства.

– Ага… значит, ты не знаком с ортодоксальной концепцией. Хорошо. Тогда будет немного полегче, но всё же, раз тебя не устраивает твой текущий уровень мастерства, то твой способ сотворения восстановительных заклинаний схож с воззрениями ортодоксов. Так что проводить работу над ошибками всё равно придётся! – она серьёзно посмотрела на своего нового ученика.

– Хорошо, хорошо, давай уже, объясняй свои заклинания, – нетерпеливо замахал рукой тот.

– Не торопись. Сначала расскажи мне, что тебе известно о Школе Восстановления, и чему именно ты хочешь научиться?

– Ну… Школа Восстановления включает в себя непосредственно заживляющие заклинания, заклинания по освобождению от негативных воздействий, заклинания, увеличивающие способности… что ещё… ах да, заклинания-сопротивления…

– Понятно, – прервала его орчиха. – Ты просто перечисляешь, что туда входит, а я хотела услышать суть.

– До заклинания был болен, а после – раз! и вылечился. Вот тебе и вся суть.

– Так! – она строго зыркнула на авантюриста, что он сразу притих. – Теперь молчи и слушай ты. И слушай внимательно, если действительно хочешь чему-то научиться.

– Э-э-э… хорошо…

– Значит так, вот суть. На время забудь про Школу Восстановления, как таковую. Есть одна большая отрасль – я предпочитаю называть её Магией Тела. Это потом её разделили на две Школы: Восстановление и Тёмная Магия. Или Подавление. Потом Школу Подавления немного усовершенствовали разными заклинаниями из других дисциплин, и так появилась наша современная Имперская Школа Разрушения. Но исток один.

– Погоди, так вы что тут в Морроувинде, все повзъедались на имперскую классификацию магических отраслей? – не удержался Амшегар. – Один уже успел прожужжать мне все уши двумя школами Иллюзий.

– А-а-а… Чувствуется влияние Марайна… – улыбнулась Шарн.

– Угу, этот теоретик – весёлый тип!

– Повзъедались на имперскую типологию, как ты выразился, далеко не все, но Марайн Дрен – уж это точно! Но не в этом дело. Имперская классификация – это просто не очень хорошо проведённое упрощение. Сделано для удобства, не более. Я, например, вообще не смотрю на принадлежность заклинаний к той или иной Школе, я предпочитаю разбираться, что и как работает, а про Школы рассказываю только для того, чтоб ты понял их происхождение, что из чего получилось, – она подняла палец вверх и сделал до того умный вид, что Амшегар чуть не заржал при виде этой клыкастой физиономии. – Ну так вот. Магия Тела, как я её называю, в которую входит добрая треть всей современной магии, если не больше, базируется на следующем принципе: находить и использовать скрытые «струны» в душе – содержании живого существа, которая оживляет его тело – форму. Одни части души отвечают за регенерацию, другие – за постоянство внутреннего состояния, третьи – за обмен веществ, четвёртые – за мышечные движения, пятые – за способности к сопротивлению вредоносным факторам… И так далее. Воздействуя на те или иные элементы души, можно получить тот или иной эффект, который, так или иначе, отразится на форме. Заклинания из Восстановления увеличивают активность работы этих «рычагов», а тёмные заклинания – уменьшают. Это основы нужных тебе знаний, в этом пока что ничего секретного и тайного нет. Надеюсь, это ты уже знал?

– Конечно. Кажется, это один из первых уроков для тех, кто обучается подобной магии. Чтобы сотворить заклинание, надо найти нужный элемент управления телом, и с помощью своей силы воли подействовать на него, снабдив его магической энергией, чтоб он лучше работал. Ну или найти такой элемент в душе противника, а потом с помощью своей энергии подавить его. Однако разрушительный аспект меня не интересует, я хочу научиться увеличивать собственные возможности.

– Хорошо. Ты всё правильно рассказал. Этому как раз и учат в ортодоксальных школах. Теперь слушай дальше. Заклинания Восстановления делятся на две категории. Первая. Это истинно-восстановительные заклятья. Если какое-то качество было повреждено и опущено ниже нормального уровня, то эти заклинания вернут его к нормальному уровню.

– Исцеление ранений, снятие проклятий, излечение болезней, – перечислил авантюрист, – так?

– Да, – кивнула она. – Вторая группа. Это магия Увеличения. Такие заклинания на время улучшат твои способности и поднимут их величину выше текущего значения. Разница принципиальная, хотя по внешнему проявлению оба однотипных эффекта будут похожи. Преимущество восстановления по отношению к увеличению в том, что его эффект фиксирован. Но есть и недостаток – в отличие от увеличивающего заклинания, восстанавливающее не может улучшить твоё состояние выше нормы. Так вот, мои особые знания помогут улучшить твоё мастерство именно в первом случае – в истинно-восстановительных заклинаниях.

– Отлично, это как раз то, что нужно!

– Хорошо, а теперь ответь на такой вопрос: как ты вылечишь простую болезнь? Типичное восстановительное заклинание.

– Ну, начнём с того, что я не вылечу болезнь, – улыбнулся герой. – Ни простую, ни какую-либо ещё.

– Ладно, что бы ты сделал, если бы у тебя хватало мастерства?

– Ладно. По-хорошему, я бы включил энергетическое зрение, чтобы видеть ауру жизнеобеспечения тела. Нашёл бы на тонком уровне область ауры, отвечающую за состояние больного органа, а потом восстановил бы этот участок до здорового состояния. Ну а состояние здоровья само вскоре придёт в соответствие с аурой. Вот только я не вижу аур, а поэтому мне придётся либо использовать специальные мистические заклинания обнаружения тонких планов, либо продвинутые лечебные заклинания, которые сами всё сделают в автоматическом режиме. Однако ни то, ни другое я не умею, – улыбнулся герой.

Шарн гра-Музгоб кивнула:

– Всё верно. Именно так и делаются восстанавливающая магия. Какое состояние информационно-энергетических матриц – такое состояние со временем будет и у тела. Хочешь изменить состояние тела – меняй матрицу, или ауру, у тебя есть нормальные глаза. Это уровень современной университетской магии. А теперь сотвори слабое заживляющее заклинание.

– Ладно, но с первого раза может не получиться, – Амшегар сконцентрировался на своей недавней царапине, сделал несколько знаков руками и пустил порцию магической энергии, имеющей, как он думал, целительный заряд. Но заклинание не удалось. Никакого целительного заряда пущенная энергия не приобрела.

– В чём дело? – выжидающе спросила оркесса? – Даже такой пустяк для тебя невыполним?

– Сейчас, сейчас! – последовала вторая попытка. За ней третья. Ничего.

– Ну и?

– Они срываются! Вообще-то я затем и попросил тебя о помощи, чтобы стабильно мог использовать такую простую магию. Я ведь использовал минимальные порции энергии! Совсем крохотные!

– И что же тебе мешает управиться с такими крохотными порциями? Я вижу – технику символов ты выполняешь правильно, значит, причина в другом.

– Вроде бы энергия должна быть структурирована как надо – на лечение, но этого почему-то не происходит. У меня несколько раз получалось это заклинание, но неудач было гораздо больше.

– Хорошо, а теперь скажи, о чём ты думал, когда пытался сотворить это заклинание? Чего хотел? – Шарн заговорчески посмотрела в глаза данмеру. – Желал ли ты действительно исцелиться?

– Скамп возьми, ну конечно! Конечно, я желал исцелиться и желал сильно, можно сказать, всей душой!

– Вот! – торжественно произнесла магесса. – Всё так, как я и думала!

Амшегара многострадально посмотрел на свою собеседницу, а потом с мученическим выражением лица взялся за голову.

– Великие боги, – взмолился герой, – вы все в Гильдии Магов просто обожаете строить из себя гениев… Все эти фразочки типа «Ага! Вот в чём дело!» или «Ну конечно! Так я и думал!» – они заставляют меня думать, что я полный идиот! Можно хоть раз обойтись без этого пафоса и объяснить всё как есть?

– Ха-ха, конечно, можно! – заржала оркесса. – Не обижайся, ты всё делаешь в полном соответствии с академическим учением, по всем правилам, только тебе не хватает практики. Но не печалься, ведь я ещё не раскрыла тебе тот главный секрет магии Восстановления, который поможет тебе творить простые заклинания безо всяких осечек. И без многодневной практики. Заклинания уровня мастера тебе сразу после этого, конечно, не откроются, но скорость овладения этими заклинаниями возрастёт в разы!

– Да-да, звучит впечатляюще, но, может, уже пора этот великий секрет огласить?

– Пожалуй. Я говорила об ущербности ортодоксального учения о Восстановлении, не забыл?

– Ну разумеется! Куда там имперским академикам тягаться с великими орочьими некромантами! – усмехнулся данмер.

– Сейчас не время для сарказма. Лучше внимательно следи за мыслью. Имперское учение ущербно. Как я уже сказала, оно ограничено представлениями об ауре, как о том самом эталоне состояния, на который ровняется реальное состояние физического тела. Я бы солгала, сказав, что это ложь. Это правда. Но всё дело в том, что правда это НЕПОЛНАЯ!

– Имперские маги что-то скрывают?

– Скрывают – это вряд ли. Скорее, не видят. А те, кто видит, предпочитают помалкивать, потому что когда правда вскроется, то к скампам полетит вся идеология целительства вместе со всеми теориями Восстановления!

– С этого момента поподробнее! – Амшегар заинтересованно подсел ближе.

– Мы как раз подошли к тому самому секрету. Аура – это, конечно, причина внешнего состояния, но причина НЕ КОНЕЧНАЯ! – сказала Шарн с таким видом, будто речь шла о нашествии Мехруна Дагона на Тамриэль. – Есть в нашей душе ещё кое-что, от чего зависит состояние ауры!

– Новый более тонкий слой, формирующий все остальные? – сделал предположение данмер.

– Нет! В том-то и дело, что это никакой не «новый более тонкий и масштабный слой»! Хоть это и было похоже на часть ауры, когда мы посмотрели на неё, найдя способ спроектировать эту новую структуру на зрительное восприятие, но всё-таки это не то!

– Тогда что? Принципиально новая структура?

– Именно! И эта структура обладает парадоксальными свойствами!

– Даже так? И в чём парадокс?

– А парадокс в том, что наша магия никак не может на неё повлиять. В смысле, ВООБЩЕ не может! В отличие от ауры, эту структуру уже не разровняешь целительным заклинаньицем. Но зато она сама за милую душу так «разровняет» ауру, что мало не покажется!

– То есть? – удивился данмер.

– То и есть… Смотри: заклинания изменяют простую ауру, приводя её в здоровый вид. Но если состояние этой новой структуры плохое, то со временем и простая аура вновь изменится в худшую сторону. А вслед за ней вновь ухудшится реальное состояние здоровья! При этом простую ауру можно выпрямлять сколько угодно – она вновь и вновь будет приходить в соответствие с открытой структурой.

– И на неё нельзя повлиять магией?

– Никакой.

– Так может, это просто маг недотягивается дотуда?

– Хм… Ты слышал когда-нибудь о Йакине Баэле?

– Нет. А кто это?

– Это целитель высочайшего уровня, легенда в своём деле. Насколько я помню, сейчас он живёт в Восе, на северо-востоке острова. Мага более искусного в Восстановлении, чем он я не встречала, хотя повидала многих. Я взяла у него пару уроков несколько лет назад. Тогда, помнится, я ещё присутствовала при том, как он поднимал на ноги израненного солдата, на которого напали даэдра. Это он научил меня такой технике, связав её и искусством некромантов. Так вот, даже после лечения мастера Баэля эта самая особая составляющая души, спроектированная в виде ауры, не была выровнена. Я поинтересовалась, а не нашёл ли он способ, как исправить и эти структуры тоже и можно ли вообще это сделать магическими методами? На что он ответил мне так: «Конечно, можно! Но не нужно». На вопрос «А что будет, если всё же сделать это?» он ответил: «Не знаю. Но чувствую, что ничего хорошего это не принесёт. Я благодарен богам за то, что они не наделили меня такой способностью, а не то б я точно не удержался и попробовал».

– Жалкое оправдание, – усмехнулся Амшегар.

– Не стоит так говорить. Йакин Баэль понимает в Восстановлении, да и вообще в искусстве магии, куда больше, чем ты, так что, если сказал «не нужно», значит так, скорей всего, и есть. Истинный маг прислушивается к своей интуиции и доверяет ей.

– Любопытство мага по-любому должно было пересилить. Так что вы выяснили насчёт этой таинственной структуры?

– Мы назвали её «Карма»! – с пафосом произнесла оркесса. – Или более привычным языком: «Судьба».

Она замолчала и выжидающе посмотрела на Амшегара, в душе надеясь, что он проникнется гениальностью идеи и, возможно, даже начнёт аплодировать стоя. Но этого почему-то не произошло.

– И не смотри на меня так! Я знаю, что это не соответствует канонам и всему тому, что тебя учили! Выбрось это всё из своей головы.

– Надеюсь, это не всё, что вы удосужились придумать? – сказал тот после продолжительного молчания.

– Хм… – хмуро вздохнула она. – Ты хоть знаешь, что такое карма?

– Угу. Что-то типа Удачи. Надо полагать, хорошая карма приносит счастье, а плохая – несчастье.

– Ну, что-то типа того. Мы выяснили то, что карму нельзя поправить магией, поэтому сколько не лечи больного, он всё равно останется больным, хотя по внешнему виду может выглядеть вполне здоровым. Его болезнь просто вернётся через некоторое время, возможно даже в другой форме. Возможно, это будет вообще не болезнь, а какое-то другое несчастье!

– Даже так?

– Да! И так будет до тех пор, пока карма не изменится в лучшую сторону. Знаешь, что такое боевое ранение?

– Что же?

– Полученное ранение – это всего лишь симптом особой болезни. Болезни судьбы. Ты можешь вылечиться с помощью магии за пару минут, но при этом будет убран только симптом. Сама болезнь останется. Судьба просто будет вновь и вновь кидать тебя в такие ситуации, где ты будешь иметь все шансы раскроить себе череп или получить какую-нибудь другую травму.

– Похоже на меня! – улыбнулся данмер. – Эта карма точно не лечится магией?

– Точно, точно. Более того, она ей усугубляется! Если карма плохая, то, наверное ж, это неспроста! Ну и когда маг исправляет ауру, получая дармовое здоровье, цель плохой кармы не достигается и она ухудшается ещё сильней, чтоб в следующий раз ударить уже наверняка.

– И это правда?

– Всё говорит именно об этом. Это плохо исследованная область, поэтому я мало могу сказать о её природе и поведении.

– Ладно… – задумчиво произнёс Амшегар. – Но каким образом это связано с некромантской секретной техникой?

– Самым прямым. Помнишь, чего ты хотел, когда создавал свои заклинания лечения?

– Да! Я понял! Но… получается, то выздоровление, которого я хотел, структурируя магическую энергию, оно недостижимо в принципе?

– Именно. С небольшим уточнением: оно недостижимо магическими заклинаниями. И поэтому, чем сильнее ты желаешь выздоровления, тем больше твоей энергии будет идти на невыполнимую цель – на изменение структуры судьбы. Но если ты признаешь вторичность ауры жизнеобеспечения по отношению к судьбе, признаешь невозможность получить полное и бесповоротное исцеление, признаешь, что твои жалкие заклинания только убирают симптомы болезни, оставляя её саму и смиришься со всем этим – то тогда вся твоя магическая энергия пойдёт уже совсем другим путём и не будет блокирована. В этом кардинальное отличие от официальной доктрины, которая учит, что чем сильнее желание, тем лучше будет и результат. Это так, но нельзя забывать, на что это желание мы направляем. И если сильное желание будет направлено на полное выздоровление, то в душе сработает некая система защиты, которая ослабит магию, чтобы защитить интересы кармы.

Амшегар посмотрел на оркессу, как инквизитор на еретика.

– Знаю! Принять это тяжело, но я предупреждала, что придётся переосмысливать многое! Тут, как некромант, я могу подсказать тебе несколько способов, которые облегчат процесс. Перед сотворением магии прочитай особую молитву. Повторяй за мной!

– Я смертен!.. – загробным голосом начала она.

– Я… смертен… – повторил Амшегар.

– Я готов принять смерть!..

– Я… готов принять смерть…

– Я получаю жизнь, но приближаю смерть!..

– Получаю жизнь…, приближая смерть…

– Сме-е-ерть! – произнесла она так, что остальные посетители Восьми Тарелок невольно замолчали и покосились в их сторону.

– Э-э-э… сме-е-ерть! – протянул данмер.

– Я иду к тебе!

– Я… Даэдрот! Я не хочу туда идти!

– Молитва поможет тебе свыкнуться с новой информацией! – строго заметила Шарн.

– К скампу молитвы! – весело засмеялся Амшегар. – Кажется, я и так понял, что надо делать. Смотри!

Данмер вновь сконцентрировал магическую энергию, сотворил нужный знак и произвёл заклинание исцеления, создав в руке небольшой комок сине-голубого света. На этот раз всё прошло как по маслу: энергия структурировалась безо всяких трудностей и легко достигла цели.

– Ну, как тебе? – довольно улыбнулся авантюрист.

– Сила энергетического потока оставляет желать лучшего, но, по крайней мере, он стабилен, – со знанием дела ответила оркесса. – Похоже, у тебя всё получилось. Что ты добавил в свою формулу заклинания?

– Ничего! Напротив, я убрал из неё всё лишнее. Творя это заклинание, я отказался от желания управлять своей судьбой. Пустил энергию только на восстановление ауры, помня о том, что есть более масштабные структуры, которые я не трогал. И принимая ВОЗМОЖНЫЕ, – он акцентировал внимание на этом слове, – последствия в виде смерти.

– Вот! – одобрительно воскликнула магесса. – Теперь ты понимаешь? Нет никаких особых некромантских заклинаний исцеления. Как и нет никакой особой секретной некромантской техники Восстановления. Есть правда. Техника, используемая некоторыми некромантами, просто гораздо ближе к этой правде, чем то, чему учат в Имперском Университете Таинств. Нашлись глупые люди, прозвавшие эти знания еретическими и «тёмными», вот и повелось… «Некромантский аспект Восстановления»! Тоже мне… какой бред!

– Итак, – подытожил герой, – если при создании заклинания ты будешь хотеть полного и настоящего исцеления, то магическая энергия пойдёт на то, с чем она в принципе не справится, а потом сработает автоматическая блокировка этой энергии, что ухудшит качество самого заклинания! Следовательно, надо просто отключить хотение этого полного исцеления, и всё!

– Именно! Не желай лишнего. Вот и вся пресловутая техника.

Создав ещё одно такое же заклинание, снова успешное, Амшегар откинулся на спинку стула. Примерно с минуту он сидел в молчании и о чём-то размышлял. Потом, вспомнив о своей миссии, вновь заговорил:

– Ладно, думаю, я кое-что понял. А теперь поговорим о Нереварине и Культе Шестого Дома. Какую информацию тебе удалось раздобыть?

Узнав все необходимые сведения, Амшегар собрался, уходить, заверив Шарн, что ничего не расскажет магам о её «увлечениях» с черепами. Сама же орчиха решила ещё на некоторое время остаться в таверне и поразмыслить об этом «сувенирчике» из данмерской гробницы. Но перед самым уходом данмер всё же ещё раз обратился к ней:

– Слушай, так это выходит, что маги Восстановления, пусть даже самые великие, не лечат по-настоящему и не убирают истинных причин болезней и травм, но борются только с их внешним проявлением, тем самым усугубляя стратегическое состояние пациента? Но тогда как достичь полноценного реального исцеления?

– А вот с такими вопросами уже не ко мне, – ответила Шарн. – Я некромант, алхимик и целитель. Но не святая.

Амшегар неторопливо шёл по Балморе, творя на ходу слабые заклинания восстановления здоровья и сил (с усталостью этот фокус тоже превосходно работал). То, что он узнал от целительницы-некромантки, выглядело как страшная ересь, но эта ересь работала. А этого было вполне достаточно, чтоб поверить в её справедливость. Размышляя, данмер пришёл к выводу, что восстанавливающим заклинаниям фиксированного действия надо относиться как к подавляющему большинству остальных заклинаний – ведь, если еретическая теория Шарн верна, то у магии исцеления был никакой не фиксированный эффект, а временный. Только время действия будет отсчитываться по-другому.

Надо будет получше разобраться во всех этих тонкостях, – решил он, – но сперва разберусь с делами.

Знакомый небрежный стук в дверь, лязг замочной скважины, и вот небритая морда мастера-шпиона вновь готова приветствовать начинающего Клинка. Но поприветствовала она только пустое пространство.

– Не понял… – Кай недоумённо почесал лысину и тут заметил несколько свёрнутых вчетверо листов бумаги. Он поднял их прочитал сбоку надпись, намалёванную корявым размашистым почерком:

«Отчёт от орчихи. Смотри не скури вместо сахара. И хватит уже посылать ящера!»

Шпиону оставалось только тягостно вздохнуть.

Появившись на храмовой площадке, Амшегар с хитрой улыбкой потёр руками. У него был особый взгляд на эффективные методы решения проблем. И ему определённо надоела вся эта беготня по бессмысленным заданиям старого имперца.

– Миссия выполнена! Пора забрать мои новые зачарованные вещи и заняться по-настоящему интересными делами.

С этими мыслями, насвистывая под нос старую песенку, довольный собой герой пошёл в сторону Гильдии Магов.

Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

Глава CXX: Вивекский убийца

 

 

Эриррис отложил в сторону ветхий манускрипт, в очередной раз не найдя в нём ничего для себя полезного. Полдня он вникал в книги и записи учёных-исследователей Храма. Пора что ли подвести какой-никакой итог.

Почти все мнения, изученные имперцем, сходились на том, что в странных снах и пугающих кошмарах, терзающих население Вварденфелла (исключительно, данмеров, надо заметить), повинен ни кто иной, как дьявол Дагот Ур, засевший в центре Красной Горы и вынашивающий свои тёмные планы. Призрачный Предел – гигантская магическая стена, которой окружён вулкан, – сдерживает его пепельных монстров, моровых тварей и кое-как ослабляет распространение самого мора, однако она бессильна против иных путей воздействия. В том числе ментального – прямиком на умы спящих меров. Сила воздействия разнится в весьма широких пределах. Одни просто видят в снах всякий бред, другие умудряются этот бред истолковать, иным же эти толкования ещё и нравятся. Последние наиболее сильно подвержены развивающемуся вследствие длительного общения с Дагот Уром безумию. Они становятся нелюдимыми и агрессивными, их поступки, и что более страшно, мотивы этих поступков весьма пугают окружающих. Доходило даже до прямых нападений. Контроль? Подчинение? Вполне возможно. Вот только всё это не вяжется с его, Эрирриса, случаем. Но если это не Дагот, то кто? Если верить этим источникам, то в Морроувинде начитывается только три человека, или правильнее сказать, высших существа, сравнимых по силе с Дагот Уром. Это пресвятой Трибунал, которому молится вся провинция. Но зачем им контролировать Эрирриса и отдавать приказы на заказное убийство какого-то второсортного авантюриста? Загадки, загадки… Имперец шумно вздохнул.

– Возможно, следует вновь прибегнуть к «Чистоте Разума», чтобы всё прояснилось… Не наломать бы только дров этим прояснением.

Обдумывая эту идею, он машинально разглядывал посетителей библиотеки (занятая им позиция в самом углу давала для этого превосходную возможность), примечая их особенности и всматриваясь в лица. Впрочем, не со всеми это удавалось. Так, лики грозных ординаторов – городских стражей, облачённых в красивую позолоченную броню (по-видимому, лакированный хитин) – были закрыты такими же масками с высоко торчащими декоративными ирокезами золотых волос. Но даже не смотря на каменные лица масок, не трудно было заметить, что ординаторы следят за некой данмеркой в индиговой мантии, которая так же сидела за столом и работала с книгами. Заметив направленные на неё зелёные глаза Эрирриса, она поспешила отвести взгляд. Имперец хмыкнул, усмехнувшись краем губ.

Тут в комнату вошёл некий данмер, держащий в охапке стопку листов бумаги, а в другой руке ведёрко с кистью. Расклейщик объявлений, – понял Эриррис. Его заприметил другой тёмный эльф, похоже, его знакомец. И имперцу удалось подслушать интересный разговор.

– Вы слышали? Ещё одного нашли мёртвым, – сообщил первый, прилепляя объявление на стенд.

– Это какой по счёту? Уже двенадцатый… Так продолжаться не может. И куда сморят ординаторы?

– Ординаторы тоже столкнулись с ним и оказались бессильны.

– Надо направить на розыск больше людей…

– Нет, бесполезно – он просто избегает больших патрулей, а новые трупы продолжают появляться. Но теперь мы готовы привлечь особые силы.

– Вольных наёмников? Пока что-то не клюнул никто. Кроме того зелёного типа, разве что. Плывя по каналу, он наверное выглядел уже не так героически, чем когда собирался туда.

– Да, и поэтому мы увеличили награду. – Подождём ещё немного. Кто-то обязательно появится.

– Как бы не пришлось ждать, пока число жертв не перевалит за двадцатник.

Когда расклейщик ушёл, Эриррис приблизился к стенду.

«3000 дрейков тому, кто добудет голову опасного серийного убийцы двенадцати человек. За подробностями обращаться к Эламу Андасу – Храмовый Район, Зал Справедливости, Орден Дозора, следственный отдел».

– Хм, 3 тысячи – хорошая награда за одного человека. В то же время эта цифра вопиёт и об уровне предстоящей опасности.

Что ж, вот и достойная работа подыскалась.

 

http://pic.fullrest.ru/upl/gYQC6j8G.jpg

Ординаторы – городская стража Вивека.

 

– Восемь мёртвых чужеземцев, два ординатора и два наёмника-авантюриста, решивших избавить город от этой проблемы, но переоценивших свои силы, – перечислил жертв Элам Андас, куратор данного дела. – Никто из этих восьмерых умерщвленных чужеземцев не пробыл на Вварденфелле и недели. Двое были обнаружены в переулках Квартала Чужеземцев, один – на набережной Канала Округа Чужеземцев, четверо – в проулках Поселения Хлаалу, и еще один – в воде близ Арены. Все были вооружены. Но лишь один, маг, кажется, сопротивлялся. И у всех глотки перерезаны кинжалом. Пока не были убиты двое ординаторов, мы полагали, что это может быть делом рук антиимперских фанатиков. Но и сейчас это не исключено.

– И как мне найти этого убийцу? – поинтересовался Эриррис.

– Это уже тебе решать, какую выбрать стратегию. Мы пытались использовать приманку, но убийца не клюнул. Так что лучшим вариантом мне видится поиск в канализациях – скорей всего, преступник скрывается там. Больше всего жертв было в Поселении Дома Хлаалу – думаю, тебе стоит начать оттуда.

– Вы уже пробовали так делать?

– Да, – мрачно кивнул Андас. – Два ординатора были убиты в этой канализации, как раз выполняя задание по его поимке. Ни один из ординаторов не успел вытащить оружие, и это крайне тревожно. Это указывает или на необычайное проворство убийцы, или же на могущественные чары. Ещё один самоуверенный «герой» навроде тебя, только раза в два сильнее, в полном комплекте стеклянных доспехов и со стеклянным двуручником – погиб там же. Его раздувшийся труп нашли плывущим по каналу. При нём также были зачарованные вещи, свитки и зелья. Однако ничто из этого ему не пригодилось – так же как и другим, ему просто перерезали горло. Причём с тел убитых ничего не пропало, что также поражает, учитывая то, как могло помочь снаряжение наёмника в дальнейших убийствах.

– А что стало с другим наёмником?

– Другой наёмник тоже не вернулся, но его тела так и не нашли. И это, пожалуй, всё, что мы знаем о жертвах. Свидетельские показания также крайне скудны.

– У убийств были свидетели?

– Нет, свидетелей этих убийств не было. Но в Поселении Хлаалу примерно в то же время, когда было совершено одно из убийств, одному чужеземцу угрожала женщина-данмер, вооруженная кинжалом. Было темно, и чужеземец использовал магию Возврата, чтобы спастись, поэтому он не смог точно описать ее. Но он был уверен, что женщина с кинжалом – данмер, она была в юбке и доспехах из кожи нетча.

– Понятно, – кивнул убийца. – Один вопрос: тот наёмник, что был в стекле, сколько времени он затратил на поиски?

– Коллекторы каждого из округов весьма обширны и разветвлены, но ему «посчастливилось» достаточно быстро. Вечером он вошёл туда, а утром следующего дня его оттуда вынесли. Ты хочешь перенять его тактику?

– Да. За исключением разве что финального аккорда.

– В таком случае мы знаем, где вас искать, – напоследок сказал Элам, провожая имперца серьёзным взглядом.

 

 

Эриррису уже начала надоедать эта затея, когда спустя три часа скитаний по канализации, он так ничего и не нашёл (кроме крыс, разбегавшихся при его виде, за исключением самых больших и наглых, которые непременно умирали, спустя несколько секунд после того, как решались напасть). Воспользоваться своим камнем для поиска он не решался – это требует большой концентрации, а цель, стоящая посреди канала с закрытыми глазами и разинутым ртом, уж очень уязвима для внезапного нападения. Имперец не знал, обыскал ли он всю канализацию или нет, но вскоре заметил, что проходит одни и те же места по второму кругу. Ещё полчаса хождения по сырым туннелям, и он окончательно разуверился в том, что ему посчастливится найти серийную убийцу именно здесь. В конце концов, в районе Округа Чужеземцев тоже было несколько убийств.

Найдя ближайший люк, Эриррис выбрался наверх. Когда он вышел на долгожданный свежий воздух, уже почти стемнело. Прекрасное время для новой жертвы. Можно было в любой момент отказаться от этой идеи, или по крайне мере перенести поиск на следующий день, но Эриррис хотел покончить с этим делом, причём покончить сегодня. Если в одной канализации не обнаружилось убийцы, то шанс на то, что она будет в другой, существенно возрастает. Кроме того, он предчувствовал, что его поиск увенчается успехом. Если так, конечно, можно назвать встречу с матёрым убийцей, расправляющимся со своими жертвами за считанные секунды.

Спустившись во вторую канализацию, Эриррис вновь очутился в темноте и сырости. Оружие он держал обнажённым, а дорогу разбирал с помощью Кошачьего Глаза. Заклинание было отточено им достаточно хорошо и отнимало немного сил, однако, длительное его использование уже успело изрядно опустошить запас магической энергии имперца. И, как он и предчувствовал, вскоре дело сдвинулись с мёртвой точки. В одном из соединительных тоннелей сверкнул какой-то блеск. Приглядевшись, он увидел несколько открытых деревянных ящиков, это в одном из них что-то блестело. Он подошёл ближе. Как оказалось, магическим светом переливался посеребрённый зачарованный на что-то из Разрушения посох, который и выглядывал из ящика. В другом обнаружились ещё два больших обоюдоострых стальных топора и несколько махоньких салатовых камней душ. Пока не серийный убийца, но тоже неплохо.

– Итак, что мы имеем? Брошенные ящики с весьма качественным оружием. Явно контрабандистская работа. Но с чего бы это им тут оставлять столь ценные товары? Не спроста это, ох не спроста…

Эриррис напрягся, предчувствуя близкую опасность. И пошёл дальше. Ему казалось, он слышит какие-то звуки, похожие на голоса. Спустя десяток метров тоннеля, его догадки подтвердились: впереди кто-то был! И этот кто-то был не один.

Теперь он явно слышал два женских голоса: один плавный, но уверенный, другой резкий, стальной. Когда он приблизился настолько, чтобы различить речь, ему удалось подслушать конец разговора.

– …твоими глазами. Вот, уже близко.

– Если это вернулись они…

– Нет, это тот, о ком я говорила. Сейчас.

– Тогда я жду не дождусь!

Послышался звук перемещения воздуха, обычно характерный для телепортации.

– Не нравится мне всё это, – хмуро подумал Эриррис, приготовившись к бою. – Неужто меня уже ждут?

Так и есть. Когда он выскочил из тоннеля, она сразу побежала к нему с кинжалом наготове. Женщина-данмер. Юбка. Кожаная куртка и два таких же наплечника.

– Я вижу тебя, имперец, вижу насквозь! – пронзительно крикнула убийца. – К тебе прикоснулись ОНИ! Я вырежу их мерзость вместе с твоей проклятой жизнью! Дагот восстал!

– Дагот!?

Расстояние между ними было ещё весьма немалое, и удивление не помешало Эриррису вовремя сообразить, что делать. Он бросил двемерский меч рядом с собой, а сам принялся метать в неё своими ножами (у него по-прежнему была перевязь из шести штук). Первые два полетели весьма криво, но на третьем Эриррис приноровился, и кинутый нож резанул юбку убийцы, однако саму её не задел. Четвёртый бросок удался великолепно – он попал прямо в руку, которая сжимала кинжал, но его обладательница проигнорировала это. От последних же двух ножей она с дикой энергией извернулась.

Со звёздами дело пошло лучше: этим видом оружия Эриррис владел искусней, да и дистанция была уже меньше. Из пяти штук только одна не достигла цели: убийца отбила её, с бешеной силой ударив кинжалом. Остальные же четыре вонзились одна в наплечник, вторая в ногу, две других в руку рядом с ножом. Но данмерке всё было ни по чём! – она просто смахнула небрежным движением нож и обе звёздочки и продолжила наступление.

– Вот это выносливость! По идее, её рука должна была перестать нормально функционировать.

Эриррис ловко подхватил свой короткий гномский меч и приготовился встретить убийцу. Он видел, как сверкает розово-пурпурным её кинжал, и понимал, что лучше не позволять этой сильной магии на него воздействовать. Когда они сблизились, имперец профессиональным движением отвёл её яростный удар в сторону, а левой рукой в это время выхватил из ножен иглу Нельса и вонзил её данмерке в живот по самую рукоять. Это замедлило её, но то, что произошло дальше, повергло Эрирриса в шок. Вивекская убийца, злобно шипя, просто вытащила клинок из себя и отбросила в сторону. А дальше ринулась на имперца с новой серией атак. Он избежал их все, изогнулся и смог хорошенько резануть ей мечом по голени, не иначе как повредив кость. В следующую секунду он ловко отпрыгнул на небольшой мост, соединяющий два берега канала, а в прыжке ещё и рубанул эльфийку наискось, распоров лёгкий доспех и оставив на её груди широкую рану.

Следующим движением Эриррис отпрыгнул на противоположный берег. И теперь он был обеспокоен не на шутку. Мало того, что после таких повреждений, она не должна была не то что бегать – ходить!, так после последней раны ей и вовсе полагалось отойти к праотцам. Кроме того, оба раза на неё не подействовал паралич.

Чрезвычайная стойкость, неуязвимость к параличу… – имперца посетила страшная догадка – Вампир!? Ему однажды уже довелось сойтись в бою с этим отродьем, и тяжелее противника было найти сложно. Тогда Эриррис сумел победить, но с тех пор старался избегать вампиров, на порядок превосходящих в физическом развитии обычных людей.

Однако, присмотревшись к гневно скалящейся физиономии убийцы, имперец не заметил вампирских клыков. Но лучше б они там были. Значит, это что-то ещё более худшее, – понял он. Сверхстойкость к повреждениям наверняка не единственное её преимущество. Ну а паралич был отражён благодаря очень сильной воле или какой-то магии. Но хватит ли этой магии на Стрелы Правосудия?

Данмерка уже перебежала мост, когда Эриррис выудил один дротик и метнул в неё, однако не рассчитал как следует траекторию.

– Проклятье, промах!

Второй дротик был кинут, когда она подобралась почти вплотную и замахнулась для очередного удара. Трудно было не попасть. Даэдрическая игла вошла точно в живот цели, и данмерка скорчилась на полу, дико извиваясь и крича от ярости и бессилия.

– Чёрт, надо побыстрее с этим заканчивать! – Эриррис подошёл к ней со стороны головы, чтобы перерезать горло, но та в последний момент нашла в себе силы для молниеносного разворота на спине и сумела чиркнуть имперца по его доспешному сапогу. Тут-то и начались настоящие сложности…

О пробое ботинка не могло быть и речи: Эриррис только слегка почувствовал прикосновение. Но магия… магия подействовала на полную катушку! Эрирриса охватило резкое головокружение, а на всё тело накатила жуткая волна слабости. Кинжал же убийцы начал пульсировать ярким сиянием, озаряя воду, потолок и стены вокруг себя, и через него в её руку начала плавно перетекать бело-розовая аура – и не откуда-то, а прямо из ноги имперца, которую задел магический клинок. Тяжёлое, жесточайшее поглощение физических сил! Через пару секунд, восстановившись, данмерка вновь была на ногах и набросилась на Эрирриса. Однако и тот не спешил так просто сдаваться! Меч он выронил и теперь вцепился в убийцу обеими руками, не давая себя располосовать. Тем не менее, силы стремительно его покидали, и он знал, что через пару мгновений убийца поборет его, а потому применил экстренные меры: создал в правой руке Огненный Укус такой силы, насколько хватало мастерства, и опалил им её торс. Влекомая ударной волной, она отшатнулась к краю берега, и тогда Эриррис из последних сил налетел на неё и задвинул кулаком в нос. Удача! – Теперь эльфийка оказалась в воде. Маленькая победа. Продлит ему жизнь. Но ненадолго.

Поглотив запас сил Эрирриса, убийца получила огромную энергию, но не могла ей теперь распорядиться в полной мере. Она неистово бесилась, крича и расплёскивая воду во все стороны, так как не могла выбраться на берег из-за его высоты. А значит, у Эрирриса ещё было время, пока она не догадается подплыть к лестнице. Но что он мог, кроме как беспомощно валяться на полу?

Доспехи… тяжело… – теперь его снаряжение, да и сами мышцы превратились в неподъёмную тяжесть. Он и руками-то шевелил с превеликим трудом. Теперь до него дошло, почему так бесславно погибали все предыдущие жертвы. Причина в чудовищно сильной магии проклятого кинжала! Но ладно, ещё будет время пожаловаться на жизнь… Сейчас же надо придумать план спасения. Когда она доберётся до лестницы и выйдет из воды, ему придёт гарантированный конец. Если только… Лестница! Точно.

Эриррис увидел совсем невдалеке от себя железную лестницу на верхний уровень каналов. Если он сумеет на неё взобраться, то он будет в относительной безопасности и сможет придавить собой люк, не давая убийце подняться к нему. Вопрос: как дотуда добраться, если он почти полностью лишён сил? Может, использовать уже амулет и не мучиться?

Эта мысль об амулете и натолкнула Эрирриса на нужную идею. Конечно! Первый подарок Анасси – мощное зелье пера! С трудом он расстегнул сумку и засунул туда руку. К счастью, нужный флакончик он нашарил довольно быстро. Яростно отодрав зубами пробку, имперец опрокинул содержимое ёмкости в горло. И зелье оправдало своё название – эксклюзив, не иначе. Уже через пять секунд он почувствовал во всём теле великую, ни с чем несравнимую лёгкость. Благодаря полевому воздействию уменьшилась также и инертная масса его доспехов, хотя и не так сильно, как масса тела. Но всё же этого хватило, чтобы встать и доковылять до лестницы. А дальше начался подъём. Великих усилий стоила имперцу каждая преодолённая ступенька-перекладина, но он справился и выбрался-таки на верхний уровень, а потом разлёгся на самом люке, через который пролез. Он уже хотел было рассмеяться своей «промежуточной» победе, как вдруг осознание пронзило его, словно меч! Эриррис понял, что крупно облажался. Теперь вариантов не было – придётся использовать амулет, зачарованный на Божественное Вмешательство. Второй подарок Анасси по случаю удачного истребления камоновцев в Гнаар Моке и счастливого возвращения. Вот только он не думал, что ему придётся использовать его по назначению так скоро. Вещица никак не хотела доставаться, но наконец у Эрирриса получилось, и он извлёк красивый серебряный медальон с четырьмя хризолитами в виде лепестков четырёхлистного клевера – «как раз под цвет твоих глаз», как сказала Анасси. Сконцентрировавшись на магии, заключённом в левом камне, Эриррис уже приготовился к переносу, но… он опоздал.

Изменено пользователем nemezida
Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

Глава CXXI: Сахарный Берсеркер

 

Люк резко распахнулся и имперец отлетел в сторону – действительно, словно пёрышко. Теперь этот магический эффект сыграл с ним злую шутку. Вивекская Убийца всё же выбралась из воды. А ещё через несколько секунд, как назло, эффект зелья значительно ослабел, и Эриррис вновь почувствовал страшную слабость. И в довесок ко всему, как будто и этого было мало, данмерка подбежала к нему и ещё раз ткнула кинжалом, усилив подавляющий эффект. Эриррис хотел использовать амулет, но не смог.

– А это у тебя что за игрушка!? – убийца вырвала его из рук имперца. – Она тебе больше не понадобится!

Даэдрот… – ругнулся про себя Эриррис. – Уж что-что, а умереть вот так вот не входило в мои планы.

– А теперь… – чуть ли не торжественно провозгласила она, приблизившись к лежачему и приготовив кинжал для перерезания глотки. – …ТЫ УМРЁШЬ!

– Сюрприз, сюрприз… – вяло пробормотал Эриррис.

Здесь бы имперцу скорей всего и пришёл конец, но тут…

Воистину, мир тесен.

Рядом с местом, где Эрирриса застали врасплох, были ступеньки на средние уровни Квартала Чужеземцев. И вот, прямо в этот момент по ним угораздило спуститься некого хаджита. Он улыбался, а в лапах сжимал бутылочку толстого зелёного стекла с мутной жидкостью внутри. Однако улыбка быстро слетела с его губ, когда он заметил их.

– Ж’Даннар!?

Хаджит округлил глаза, уставившись на двух убийц. Воцарилась немая сцена. Тишину разбил звук выпавшей из лап хаджита бутылки скуумы – похоже, он всё-таки использовал «Исповедь», как задумывал, и теперь решил найти укромный уголок в самом конце каналов, где его бы никто не потревожил. Но не судьба. Скуума падала с одной ступеньки на другую, а когда они закончились, подкатилась прямо к ноге Эрирриса.

Серийная убийца усмехнулась и недобрым взглядом посмотрела на Ж’Даннара. Судя по всему, сегодня у неё будет целых две новых жертвы.

Или ни одной! – бросил взгляд на бутылку Эриррис, в голове которого созрел безумный план.

Данмерка быстрыми шагами начала приближаться у хаджиту, и когда она подошла почти вплотную, ему снизошло озарение: пора делать ноги! Запоздалое озарение. Только он было развернулся, чтобы начать улепётывать, как был схвачен сильной рукой за хвост, царапнут кинжалом и сброшен со ступенек вниз. Поглощение сил Ж’Даннара началось, но он сопротивлялся как мог, пытаясь бежать, а потом ползти как можно дальше от ужасной Вивекской Убийцы, которая после всех своих кровавых ран выглядела действительно как эталонный маньяк-псих, коим пугают детей в сказках.

– Сейчас или никогда! Другого шанса у меня не будет, – Эриррис решительно откупорил бутыль и начал пить. Большими глотками! – Разбавленная слащавая дешёвка… Но для эффекта должно хватить.

Имперец открыл глаза. И удивился ощущениям. Он уже и позабыл, что являет собой Состояние Сахарного Берсеркера! Мир обрёл яркие краски. Нет, не просто яркие – ярчайшие! Тусклые бумажные лампы на потолке превратились в огненные шары, маленькие свечи стали кострами, а потоки воды из специальных стенных труб ослепляли сине-лазурным светом… Мышечная усталость стала отступать, да и вообще все осязательные ощущения притупились. Он по-прежнему находился в смертельной опасности, но настроение резко начало улучшаться. Стремительно улучшаться! Из груди Эрирриса вырвался сдавленный смешок.

Данмерка уже хотела прирезать бедолагу-хаджита, но этот смешок, постепенно переходящий в сильный смех, заставил её обернуться. И теперь настала её очередь удивляться!

Эриррис встал, озираясь по сторонам, как будто видел огни свечей и воду в первый раз. В нём теперь не чувствовалось былой беспомощности. Его лицо озаряла улыбка. Затем он вытащил вакидзаси… И с громогласным безудержным хохотом понёсся на неё!

Оставив Ж’Даннара в покое, убийца сосредоточилась на прежнем противнике. Сблизившись с ним, она сумела кольнуть его кинжалом, но, казалось, теперь магия перестала подавлять его силы. Сам же Эриррис тоже не остался в долгу: целых три удара достигли цели, оставив на теле данмерки ещё три глубоких пореза. Потом Эриррис просто всадил вакидзаси ей в бок. Она ещё пыталась атаковать, но безрезультатно: теперь сахарный берсерк полностью освоился со своими новыми возможностями и плясал вокруг неё, осыпая ударами. Издав адский крик ярости, убийца вдруг словно обрела второе дыхание и принялась что есть силы рубить Эрирриса своим кинжалом, но это не причиняло ему вреда, так как кинжал этот был хитиновым. Заметив это, имперец ловким движеньем блокировал её клинок, а на левой руке зажёг пальцы ярко-оранжевой аурой Огненного Укуса. Вот только заклинание предназначалось не для Вивекской Убийцы. Оно предназначалось для её оружия!

С хитином, равно как и с другими легкоразрушимыми материалами, можно сделать много интересных штук, если они зачарованы. Не выдержав огня, кинжал треснул и раскололся на несколько кусков, а в следующий миг круговая пурпурная волна магии окутала их двоих. Теперь и вовсе была путаница, кто кого поглощает, и кто терпит подавление. Судя по новому приливу сил, магический эффект, действовавший на Эрирриса, обнулился.

Отлично! – радостно подумал он, и вскоре второй вакидзаси повторил судьбу первого. Однако даже после всего этого данмерка по-прежнему была жива!

– В таком случае тебе придётся испытать весь напор Песчаного Дождя!

Не давая ей соображать, Эриррис обрушил на неё град магически усиленных резких ударов пальцами открытой ладони – Стиля Шторма. Один удар чуть не выбил глаз, заставив её ослепнуть, остальные были направлены в шею. Убийца пятилась, не в силах сделать даже вздох, но Эриррис не сбавлял темп. В конце концов, он провёл сверхбыструю серию ударов по горлу и понял, что она задыхается, остановившись на одном месте. Следующими движениями он вынул из неё два своих клинка и тут же вновь вонзил их – один сбоку в шею, прошив её насквозь, а второй – снизу в подбородок, пронзив мозг. Данмерка закатила глаза и упала, последовало несколько быстрых ножных судорог и всё. Бой был окончен.

Скуумовый раж тоже начал постепенно проходить, а цвета возвращались в привычный вид. Хаджит, всё ещё напуганный, сидел, опёршись спиной о стену и смотрел на убийцу убийцы. Сейчас его взгляд был куда более осмысленным, чем при первой их встрече – видимо, действие предыдущей дозы сахара прошло. Эриррис молча подсел рядом к нему. С минуту они сидели и молчали, приходя в себя.

– Твоя скуума спасла нам жизнь, – наконец сказал имперец.

– Я… Ж’Даннар ведь не продал твою книгу, – кот вытащил небольшую книжку в тёмной обложке из своей котомки. – Даже прочитал чуть-чуть.

– Я думал, ты выменял её на ту бутылку.

– Не… За неё Ж’Даннару хотели дать лишь 25 монет, этого бы всё равно не хватило. И тогда Ж’Даннар сделал свой выбор.

– Выбор?

– Ж’Даннар долго сомневался, не знал, стоит ли пить скууму в последний-препоследний раз, но ему очень, очень хотелось! Сейчас Ж’Даннар уже не так хочет. Понял, что ошибался.

– Значит ли это, что ты не будешь теперь пытаться продать книгу? – Эриррис внимательно посмотрел ему прямо в глаза.

– Ж’Даннар… – кот замялся, но после небольшой паузы продолжил: – Ж’Даннар сделает, как ты говоришь. Ты… Это правда, что ты мне рассказал? Ты… действительно победил сахар?

– Да. Я знал, что являлось моей целью, и сознательно шёл к ней. И знал, что просто не могу не победить. Это было частью испытания – неделю продержаться на сахаре и воде. В конце срока стабильная тяга была обеспечена, и тогда начался главный этап – отказаться от сахара полностью. И я это сделал. Мне просто не нужен был негативный эффект в виде зависимости, и я отринул его.

Да, в деревне Эрирриса устраивали ещё и не такие «забавы». До’Гвир придумал для Эрирриса ещё много весёленьких тренировок. Конечно, он немного преувеличил жёсткость того испытания с сахаром. Но хаджита надо было как-то воодушевить.

– И это… то, что ты показал, это же был…

– Дождь-на-Песке, верно, – подтвердил догадку хаджита Эриррис.

– Это выглядело… потрясающе. Ж’Даннар тоже хотел обучиться стилю, ещё давно… в детстве… до сахара.

– Никогда не поздно начать делать то, что ты действительно хочешь.

Ещё минуту они сидели в тишине. Потом хаджит распрямился и резко встал. Его взгляд был уже другим.

– Ж’Даннар принял своё решение. Он больше не хочет тратить жизнь на скууму и сахар, когда есть столько других возможностей – она и без того коротка. Ж’Даннар прочтёт книгу, внимательно прочтёт. И постарается всё сделать.

Эриррис одобрительно кивнул.

– Ж’Даннар извиняется а то, что говорил раньше. Но… это не то место, где должен быть Ж’Даннар. Ж’Даннар отправляется в Эльсвейр. А ты... ты вернись к Анасси и скажи ей, что Ж’Даннар извиняется, и что Ж’Даннар прощает ее, и что Ж’Даннар навсегда сохранит Анасси в своем сердце, но наши узы больше не связывают нас, и мы должны искать свои пути.

– И да, Ж’Даннар благодарит Эрирриса. Спасибо! И за книгу, и за то, что спас от убийцы… и за то, что открыл Ж’Даннару глаза.

Хаджит ушёл. Теперь Эриррис решил собрать своё оружие и обыскать данмерку. Вся в крови, в разорванных мечом доспехах, с короткими морковного цвета волосами и застывшей гневной гримасой на лице, теперь она безмолвно лежала, хотя, по нормальной логике, должна была упокоиться гораздо раньше. Денег при ней не оказалось, зато во внешнем кармане обнаружился ржавый ключ. Эриррис расстегнул куртку, чтобы обшарить внутренние карманы и… отдёрнул руку, увидев ЭТО. Ребро женщины распухло, а из него торчал весьма большой кусок бежево-серого гнойного мяса, от которого шёл странный, ни на что не похожий запах.

– Это ещё что за мерзость? – скривился имперец. – Пора позвать ординаторов и покончить с этим.

 

 

Элам Андас отсчитал 30 крупных золотых монет с профилем Императора на одной стороне и имперским драконом на другой и вручил их Эриррису, предварительно поместив в к кожаный мешочек.

– Ваша заслуженная награда. И ещё, – он достал из стола красивый тканевый пояс в оранжевых и бирюзовых полосках с переливающейся магическим светом медной пряжкой с гравировкой в виде открытой фигурной ладони, символа Храма. – Пояс Доспехов Бога – он принадлежал погибшему ординатору, и его родственники завещали его тому, кто свершит месть над убийцей. Его сила – это мощный щит, как от оружия, так и от магии противника путём усиления вашей духовной мощи – если сумеете им вовремя воспользоваться, конечно, как показал опыт. Он тоже теперь ваш.

Эриррис, улыбнувшись, поблагодарил храмовника.

– А… что у вас с глазами? – поинтересовался тот, глядя на изменившиеся, чрезвычайно расширенные зрачки имперца. – Надеюсь, вы не пострадали в этой схватке?

– Эффект зелья. Пришлось выпить его, чтобы не умереть. Всё отлично.

– Ну, тогда понятно. Ещё раз выражаю вам благодарность от лица Ордена Дозора и от лица всего города. Свершив суд над убийцей, вы совершили героический поступок.

– Вы выяснили что-то о личности убийцы? – спросил убийца.

– Нет. Однако мы очень обеспокоены тем, что у неё обнаружился корпрус. Это проливает свет на её аномальную жизнестойкость. Судя по вашему рассказу, это ещё одна из одурманенных Даготом, но мы не сталкивались прежде с таким агрессивным натиском. К тому же у неё был сообщник, который почему-то телепортировался прямо перед боем. Возможно, был гораздо слабее и не представлял угрозы. Хотя, как знать. Очень жаль, что кинжал был сломан, но, возможно, мы сумеем узнать ещё что-то важное по осколкам, хотя я не сильно на это рассчитываю.

– Ясно. В таком случае желаю удачи вам в вашем расследовании.

– Вам того же. Будьте бдительны. Красная Гора подбирается к нам всё ближе, хотя и стоит на месте.

Покинув Зал Справедливости, имперец, уже порядком измотанный беготнёй по этому городу воды и камня, нанял гондолу до Квартала Чужеземцев. Теперь, когда у него появились нормальные деньги, самое время улучшить снаряжение. Он посетил приглянувшийся ему ранее магазинчик зачарователя и купил за 46 дрейков амулет Ледяного Касания, как следовало из названия, бьющий элементальным холодом. Больше ничего полезного, на его взгляд, в ассортименте не было. Однако ещё ранее он приобрёл ещё несколько магических безделушек – выменял в одной лавке на уровне каналов найденное в канализации оружие а также связку ножей на десяток куда более эффективных стальных звёзд с огненным эффектом и пять костяных колец Пламенного Кулака – заряженных аналогичной магией. Зачарования были не сильными, а заряды исчерпаемыми (без душ), но Эриррису это было не принципиально важно. Он умел обращаться с огнём и мог найти этим вещицам десятки применений.

– Если Судьба есть, то она явно хочет, чтобы я кого-то взорвал, – улыбнувшись посетившей его идее, имперец устроил карман со звёздочками на своей броне так, чтобы их легко можно было достать. – Хорошо. Остальное доделаем завтра.

Его ещё слегка штормило от скуумы, но этот эффект должен пройти после хорошего сна.

Как бы мне самому не схлопотать новый виток зависимости, – думал Эриррис по пути в таверну. – Нет, с Чистотой Разума лучше пока повременить. Обойдёмся пока своими рассуждениями. Лунатики… одурманивание… «Дагот восстал!»… Если мои сны насылал Дагот Ур, почему Их было трое? Три Дагот Ура – это многовато. Пожалуй, даже для меня.

 

 

 

Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

Новая глава все так же радует экшоном и дальнейшими событями, все так же интересно! Вот только теперь до следующей главы снова неделю ждать?
Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

Ну, aL жеж!)

Автор велел выкладывать 2 раза в неделю по 1 главе,

так что теперь завтра будет! Потом - во вторник.

Но скоро закончатся =__=

Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

Глава CXXII: В игру вступают…

 

Гер тяжко вздохнул.

– Вот и допрыгались, – пробормотал он.

– Допрыгались, – подтвердил Тэнгар. – Хотя я рад, что всё закончилось именно так, а не хуже.

– Это-то то да, но всё же… Не давай мне больше ту наркоманскую траву, даже если я буду сильно тебя умолять.

– Трава – не наркотик. Но я запомню твою просьбу, – улыбнулся солдат.

– Хорошо запомни. А то я что-то не особо хочу повторения того инцидента. Как я там сказал, «третий приход»? – имперец пустил смешок и нервно намотал на кулак свою чёрную шевелюру.

– Он самый, – заржал Тэнгар.

– Слушай, – после небольшой паузы вновь сказал он, – нами же не просто так заинтересовался капитан? Хоть мы и лишились должности…

– Не беспокойся об этом, – улыбнулся ослепительной улыбкой Гер. – Всё, что ни делается – всё к лучшему. Кстати, Давос тоже теперь не «шахтный маг».

– Угу. Казалось, он совсем не расстроился. Думаю, с его рассудком что-то произошло после того удара. Он поделился со мной своими ощущениями, и это было весьма… странновато.

– И что он тебе сказал?

– Откровенный бред.

– Можешь повторить?

Тэнгар сделал сосредоточенный серьёзный вид и, копируя задумчивую интонацию мага, произнёс:

– «Просветление… Светлая яркая сила вытянула меня из бездны… Притяжение и отталкивание… Я словно заново понял суть самой магии! Я почувствовал это! Всё остальное блекнет по сравнению с этим… озарением! Теперь я хочу найти этого данмера, чтобы узнать больше. Наверняка он великий волшебник, ведь он придумал такой умный способ, как спасти мне жизнь». И всё в таком духе, – продолжил он уже своим голосом. – К тому же он постоянно игрался телекинезом, подбрасывая вверх кружки и прочие мелкие предметы. А ещё бормотал о каких-то новых «грави-рукавицах» или как-то так.

– Думаешь, он тронулся? – поставил предположительный диагноз волшебнику Гер.

– Сомневаюсь, – хмуро сказал Тэнгар. – На вид его магия и впрямь стала… мощнее, порывистее… Или может, она всегда была такой, ведь я не очень долго с ним знаком. Вдруг он и впрямь увидел там что-то… просветляющее?

– А ты почувствовал просветление, Тэнгар?

– Это вряд ли. Но я запомню на всю жизнь просветляющий эффект от встречи с той громадиной.

Тут дверь открылась, и в комнату вошли трое. Вышеупомянутый маг, ещё один незнакомый солдат в кольчуге легионера и… тот самый капитан! Гер и Тэнгар подорвались со своих мест и отдали честь в воинском приветствии.

– Спокойно, спокойно, друзья, – приветливо начал свою речь Ларриус Варро, – можете так не подскакивать, мне нужно от вас не безмозглое повиновение, а умение и талант решать проблемные ситуации. И он у вас есть, как говорит наш друг Давос, – при этих его словах волшебник, о котором была речь, едва заметно улыбнулся. – Динариус вас явно недооценил. А я вот считаю, что выжить в том обрушающемся аду – уже немалое достижение. Поэтому вы – вполне достойные кандидатуры для той миссии, которую я вам собираюсь поручить. Давос, введи ребят в курс дела.

Заклинатель Легиона кивнул.

– Как вы уже поняли, – обратился он к двум солдафонам, – на шахтах вы больше не работаете. Уж слишком разговорчивой оказалась эта храмовая старушенция, ну и Талос с ней! Во всяком случае, то, что произошло, было бы сложно утаить. Да и не в этом, собственно суть. Теперь мы выполняем приказы капитана Варро и… формируем новый отряд, так сказать, «быстрого реагирования». Если у вас нет возражений, конечно.

Солдаты молча переглянулись. Возражений не последовало.

– Будем рады служить, – после неловкой паузы сообразил наконец ответить за себя и за товарища Тэнгар.

– Ага, – добавил Гер. – За Императора и его закон!

– Отлично! – возрадовался Ларриус. – Вот что я называю «Настоящий Имперский Дух»! Итак. Дело наше будет связано всё с тем же происшествием, участниками которого вам довелось стать. Доведём же его до разумного финала! А именно – воздадим по заслугам всем преступникам, которые наивно полагают, что могут безнаказанно совершать беззаконие! Для начала – давайте подытожим, что мы имеем. Во-первых, заключённый 427, известный как Амшегар, введя вас в заблуждение, дерзко сбежал.

– Он очень опасен, – подал голос молчавший ранее солдат в кольчуге. – Он уже совершил ряд тяжких преступлений, включая убийство и побег из форта, и боги знают, сколько ещё зла он принесёт, если его не остановить. А то, что Гильдия Воров так быстро купила ему оправдание, ещё раз подтверждает всю серьёзность ситуации.

– Да, забавно, но формально этот Амшегар уже считался «свободным», так что в ваших действиях не было неосторожного преступления. Уж куда хуже то, что здесь оказались замешаны хлаалу, скамп бы их подрал! Этот агент помог данмеру сбежать. Хотя надо признать, что его свитки спасли вам жизни. Далее, что мы имеем потом… – капитан на секунду задумался, а потом продолжил: – Ах, ну да, Дирам, хлаальский стражник, мёртв – его нашли умело спрятанного, без доспехов и со страшной внутричерепной раной, он умер от кровоизлияния в мозг, и это говорит о вмешательстве высококвалифицированной магии.

– Да, я осмотрел его тело, этот эффект может быть ничем иным, как дезинтеграцией, а именно дезинтеграцией плоти очень высокого уровня, – сказал Давос. – Обычная разрушительная магия проклятий на такое не способна.

– И это ещё раз указывает на важность и опасность того, с чем мы столкнулись, – продолжил Варро. – Убийца наверняка использовал его броню для маскировки, чтобы затесаться под своих. У Дирама был напарник, но его так и не нашли. Скорей всего, он тоже мёртв. Кроме того мёртв Гиллиан Дард, зарезан. Также неподалёку от Кальдеры был найден труп другого имперского мага – Анноэля – ему свернули шею.

– А ведь он был мастером электрической магии, – заметил волшебник. – В бою противник очень серьёзный.

– Да, на каждого мастера найдётся человек, обладающий контр-мастерством, – изрёк нечто умное, как ему показалось, Ларриус. – Итак, как видно из этого, способ убийств всех трёх различен, а это наводит на мысль, что операцию вторжения осуществляла группа, причём группа профессионалов. Также совершенно очевидно, что к проникновению тщательно готовились. И боги знают, сколько ещё невинных людей полегло от их рук в самих шахтах.

Имперец выдержал небольшую паузу, чтобы дать слушателям переварить информацию. А после продолжил говорить:

– А посему наши задачи таковы. Найти убийц. Всех, которые участвовали в этой дерзкой операции. Найти диверсанта, который подорвал шахты, а я не сомневаюсь, что всё было именно так, и это был один из этих убийц. И наконец, опционально, хотя у нас пока и нет законного повода его арестовать, найти Амшегара и узнать, как он замешан в этом деле. Что нам известно о подозреваемых. Один из убийц – скорей всего и есть наш диверсант. Полагаю, охранник хлаалу встретил именно его. Высокий, вооружённый до зубов имперец или бретон с каштановыми волосами до плеч, хотя охранник мог и ошибиться в деталях. Судя по вашим словам, он телепортировался из отсека с Амшегаром, оставив его там. Из показаний стражника выходит, что он хотел его убить, но, видимо, не смог из-за обрушений, – Варро задумчиво почесал щетинистый подбородок. – Или ещё по какой-то причине. Так или иначе, он совершил телепортацию в балморский храм, форт Лунной Бабочки или ещё куда-либо, если это был Возврат.

Последовала ещё одна пауза, прежде чем капитан вновь продолжил.

– В общем так, ребята. Мы должны расследовать это дело, и выяснить, кто за этим стоит. Версия с Редораном на руку Дому Хлаалу, но она не выдерживает никакой критики – все эти убийства и жертвы не в их духе. В то же время я чую, что здесь замешаны очень серьёзные силы. Уверен, хлаальцы попытаются списать всё на что угодно, только не на правду. Но мы – не Хлаалу. Мы – Легион! И мы не можем позволить этому вопиющему беспределу продолжаться! Вашим командиром в этом расследовании будет Давос Кора, а он будет напрямую подчиняться мне. Плюс в вашем отряде будет новый соратник – Ремус Айлос, мой протеже, зарекомендовавший себя как… весьма способный воин и агент, – тот кивнул. – Итак, задача вам ясна?

– Так точно! – хором ответили Гер и Тэнгар. – Но с чего нам начать? – добавил последний.

– А вот здесь, к счастью, дело сдвигается с мёртвой точки, – улыбнувшись, сказал Давос. – Одна зацепка у нас уже есть.

– Верно, – подтвердил его слова Ларриус Варро. – Но вам придётся действовать быстро. И прямо сейчас.

Яркий закат медленно уступал место сумеркам, когда отряд из четырёх имперцев обнаружил свою цель в одном из каменистых серых ущелий.

– Ну и дела! – удивился Тэнгар. – Так это ж под самым носом у колонии! И как все раньше могли этого не замечать?!

– Очень просто, мой юный друг, – с лёгкой улыбкой сказал Гер. – Когда происходит подобное, ищи ответ на один вопрос: «Кому выгодно?»

– И теперь, когда произошла серьёзная заварушка, лавочку решили прикрыть, чтобы обезопасить себя, – усмехнулся Ремус. – Этих бедолаг сдал кто-то из своих же, уж больно точна информация.

– Фатаса Неротрен, Алину Арален, Фотин Херотран, – перечислил имена их целей Тэнгар. – Они всё прекрасно знали.

– И Альвелег, – дополнил его список Гер.

– Верно, и Альвелег, лучник. С ним надо быть особенно осторожным. Хотя, если учесть, что это телванни…

– Так, внимание, – прервал их разговор Давос, только что выглянувший из-за скалы. – Вижу двух людей. Приготовиться к возможному бою.

Гер и Тэнгар повынимали из ножен новенькие имперские палаши, Ремус же вытянул более лёгкий и быстрый короткий меч – это оружие нравилось контрактнику куда больше. Но приблизившись к старой двери, врезанной в скалу, возле которой и находились две предполагаемые цели, они обнаружили весьма странную картину.

– А, ясно, отбой, – скомандовал волшебник Легиона. – Они всё же успели раньше нас. Но, похоже, и мы не опоздали.

А картина заключалась в следующем. Какой-то мужик в железном рогатом шлеме методично бил кулаком по морде маленького лесного эльфа. Рядом валялся переломленный пополам длинный лук. Легионеры подошли ещё ближе и смогли разглядеть, что мужиком был крепкий норд в не самом лучшем расположении духа. На нём помимо шлема в северном стеле были потёртые временем железные доспехи, состоящие их кирасы, поножей и наручей, за спиной висела двуручная секира, а за поясом широкий грубый меч. И вид у него был весьма суровый.

– Отпусти, – взмолился эльф с расквашенной губой и носом, – я не могу тут ничего сделать!

– Лжёшь, мелкий ты засранец! Пусть они откроют, иначе тебе несдобровать!

– Эй! – окликнул его Ремус.

– Чего вам надо? – прервав избиение, недобро покосился на гостей норд.

– Всё в порядке, мы из Имперского Легиона, я Давос Кора, – представился маг, – командую отрядом по зачистке этой пещеры и поимке четырёх агентов телванни.

– Теперь тогда уже трёх, хе-хе, – загоготал норд, ещё раз как следует дав кулачищем эльфу под дых, от чего тот, тяжело дыша, свалился наземь. – Вообще-то это же дело было поручено Гильдии Бойцов, а там взял его я, Риг Снегоступ! Вот только речь шла не о поимке, а об устранении. Как видишь, я прекрасно справляюсь, – поддал он кожаным сапогом босмеру в бок. – Хотя вы можете помочь сделать что-то с их баррикадой, а там я уже сам разберусь.

– Зачем убивать, если можно обойтись меньшей кровью? Если нашим новым друзьям так нравится наблюдать за шахтами, мы вполне можем устроить им пожизненное времяпрепровождение в непосредственной близи от них.

– Приказ был именно убить! – жёстко сказал Риг. – А я хорошо выполняю приказы. Только вчера я расправился с двумя браконьерами по контракту Гильдии, и ничего страшного в этом не было. И это если не считать всех тех бесчисленных тварей, бандитов и головорезов, которые полегли от моей руки в Скайриме и Морроу…

– Да пойми, идиот! – не выдержал Ремус. – Нам надо получить от них ценную информацию! Ин-фор-ма-ци-ю! Если у тебя чешутся руки, иди убивай пещерных крыс, сколько тебе влезет!

– Эй! – хотел было возмутиться норд, но тут вспомнил что-то. – Никаких крыс больше, понял! Хватит с меня той рехнувшейся старушенции!

– О чём это он? – пробормотал Тэнгар.

– Ты попал в самую точку, Ремус, но лучше тебе пока сбавить обороты, – улыбнулся Гер. – Не хотелось бы сражаться ещё и с этим здоровяком.

– Так, успокоились! – властным голосом прервал перепалку солдата с нордом Давос. – Слушай, Риг! Гильдия Бойцов расценивает поимку и обезвреживание преступников так же как и их убийство. Наёмнику достаточно препоручить побеждённых врагов в руке закона, а закон здесь это мы. Ты получишь своё вознаграждение по контракту в полном размере, только пожалуйста – не лезь убивать их, пока мы не узнаем всю нужную нам информацию – поверь, эти люди замешаны в куда более опасных злодеяниях, нежели исчезновения эбонита и шпионаж.

– Хм… – длинная по меркам нордлингов речь имперца, помноженная на имперскую же харизму, заставила северянина призадуматься и напрячь разум, чтобы переварить услышанное. А мыслительная деятельность не слишком благоприятно сказывалась на стремлении убить всех подряд, так что волей-неволей ему пришлось сбавить свой воинственный настрой. – Всё равно дверь заблокирована баррикадой. Они сразу забились в свою нору, как только увидели, что хиляку кранты, – он ещё раз ткнул босмера носком сапога.

– Баррикада, значит? – маг подошёл к двери и попробовал её открыть. Замка не было, но дальше нескольких сантиметров она не поддалась, упёршись в груду тяжёлых ящиков или чего-то в этом роде. – Ну, это проблемой не станет. Свяжите пока нашего босмера, чтоб не сбежал, а я пока приготовлю своё особое заклинание – как раз для подобных случаев.

Альвелег, толстенький лесной эльф с коротко стриженными русыми волосами и разбитой бородатой мордой, хотел было что-то возразить, но кулак Рига быстро напомнил ему, кто есть кто. Больше он в процесс не встревал.

– Ну что, пять против троих? Справимся, я думаю, – прикинул Тэнгар.

– Если Давос сумеет открыть дверь, – напомнил ему Гер.

– Сумеет, – полностью уверенный в способностях мага, утвердительно кивнул тот.

А тем временем в руках Давоса засиял сиренево-индиговым светом разрастающийся комок энергии. Остальные подошли поближе, даже норду, привыкшему управляться с топором и мечом и не иметь дела с премудростями магии, стало интересно.

– Знаете, как отбирают магов Легиона на должность охранников кальдеранских шахт? – улыбнувшись спросил Давос у своих знакомцев. – Туда принимают только тех, кто может считаться экспертом сразу в двух школах магии.

Тем временем шар в его руках разросся до полуметра в диаметре, а маг медленно продолжал:

– Но я… хорошо владею лишь одной школой. Искусством управления природой вещей – Изменением. Зато как владею! – с этими словами он ткнул комком энергии прямо в дверь, и тот прошёл сквозь неё.

– Но… как же преграда!? – удивлённо воскликнули солдаты, привыкшие мыслить стереотипом, что один объект никак не может пройти сквозь другой.

– Преграда, говорите? Не смешите мои тапочки! – он щёлкнул пальцами, и за дверью послышался резкий грохот падающих и бьющихся друг о друга деревянных ящиков, а сама она чуть не слетела с петель и больше ничем не удерживаемая со скрипом приоткрылась.

– Вот и готово, – улыбнувшись, волшебник снял посох со спины и взял его в руки. – Ну что, пошли?

– Ну наконец-то, сейчас вы у меня попляшете! – норд выхватил меч из ножен и ринулся было в пещеру, но маг преградил ему дорогу палкой.

– Помни, не убивать! Да и потом, осторожнее – вдруг они подготовили ловушку. А хотя, знаешь… пойду-ка я вперёд.

Маг провёл посохом перед собой и образовал довольно широкий кинетический барьер – чтобы нейтрализовать атаки возможных стрелков. Остальные тоже подоставали своё оружие и, закрывшись щитами, последовали за ним. Тёмные стены пещеры озарили всполохи магических разрядов, и в имперцев полетели малюсенькие шарики молний. Которые ничего не смогли сделать с защитой легионеров, но Давос всё равно сотворил дополнительную антиэлектрическую преграду – предосторожность редко когда может повредить.

– А теперь в темпе, в темпе! – скомандовал он и сам перешёл на лёгкий бег.

– Чёрт, их там слишком много, – послышался испуганный мужской голос.

– Назад! Назад! Отходим! – скомандовала одна из агентов.

Такого натиска шпионы явно не ожидали и теперь стремительно отступали вглубь пещеры. Когда же имперцы и норд вышли из длинного извилистого туннеля в более просторный отсек с высоким потолком, дорогу им преградил Фотин Херотран, данмер в нетчевых доспехах и такой же маске. В руках он сжимал магический свиток, который тут же и использовал. Четыре светящиеся синим заряда полетели в солдат, один ударился об щит Ремуса, другой нейтрализовался преградой Давоса, а два других врезались в стены, так как летели слишком косо.

– А это что ещё за фигня? – поинтересовался Гер. – Телванни вроде же как должны уметь колдовать нормальные заклинания?

– Понятия не имею, – усмехнулся волшебник. – В любом случае, эти странные заряды слишком слабы. Эти «агенты Телванни» – сущий позор.

Сказав это, Давос резко выбросил вперёд правую руку с посохом, который представлял из себя длинное древко с навершием в виде небольшого шара туманного цвета, удерживаемого деревянными ветвями, словно пальцами, и выпустил в шпиона прозрачный энергетический сгусток, который взорвался, достигнув цели, и… подвесил данмера в воздухе!

– Чудо-дрын! – восхитился Гер. – А вы раньше его не показывали.

– Посох Волшебника, – громко продекламировал имперский маг, – это гордость каждого студента Университета Таинств и символ его магической силы.

Он перехватил палку в обе руки и повёл её в сторону и вверх, отчего шпион, увязший в левитационно-телекинетической ауре, с криком отправился в полёт, высоко, прямо под потолок, причём именно туда, куда указал Давос посохом. И надо заметить, приземление его было не слишком мягким. Фатаса Неротрен, данмерка в простой бежево-красной одежде, тем временем забралась по лестнице на деревянный помост наверху и, укрывшись за кучей ящиков, продолжила обстреливать мага слабейшими молниями. Но его преградам хоть бы хны. С той же торжественной интонацией он продолжал говорить:

– Каждый студент сам делает выбор, каким будет его первый посох, и какое заклинание заключить в него. И это – символ выбранного магом пути!

Он указал посохом прямо в центр кучи ящиков и выпустил ещё один прозрачный энергетический ком. Спустя секунду упомянутая куча взорвалась и разлетелась в стороны, вместе с прочими более мелкими предметами – такова была сила телекинетического удара. Взрывная волна изрядно приложила данмерку о стену, и она тоже была выведена из боя.

– И я тоже сделал свой выбор. В пользу Магии Гравитации! Силы, которую вам не одолеть! – он наставил палку на Алину Арален, последнего боеспособного шпиона – ещё одну данмерку в железном шлеме, с длинным искровым мечом и средних размеров продолговатым щитом. На вид она была воином, хотя других элементов брони на ней и не было. Но это уже было и не важно, так как исход схватки был решён.

– Нет, стой!.. Сдаюсь! Сдаюсь! – она бросила меч с щитом и подняла руки вверх.

Ремус с остальными солдатами разоружили её, а тем временем отправленный в высокий полёт данмер попытался подняться на ноги, но норд вовремя подошёл к нему и приложил кулаком по затылку, что выбило из агента последние остатки боевого духа. Риг приподнял его за шиворот куртки, как котёнка за шкирку, и как следует встряхнул. Вскоре подошедший Давос содрал с него маску, и его взору открылся лик, источающий… не самые дружелюбные эмоции.

– Чёртовы н’вахи! – рявкнул эльф. – Вы пожалеете! Крупно пожалеете!!

– Вижу, ты рад нас видеть, – улыбнулся маг. – Отлично, значит, с тобой и поговорим. Отвечай, кто стоит за нападением на горнодобывающую колонию? Кто устроил диверсию, убийства и подрыв? С какой целью? И как вы в этом замешаны?

– Отпираться бессмысленно, мы знаем, что это были вы, – поднажал Ремус, но впрочем, не слишком успешно.

– Ничего я тебе не скажу! Сдохни, имперская тварь! – плюнул в него тот, но и тут его постигла неудача – нелепый промах.

– Ага. Ясненько, – сделал заключение маг.

– Отрежь ему ногу и все дела! – дал совет Снегоступ.

– Нет, мы применим другой метод. Познакомим нашего друга с имперской дипломатией.

– Это как?

– Сейчас увидишь.

К слову, в дальнем отсеке этой небольшой пещеры находилось маленькое подземное озерцо. Чем Давос и воспользовался. Когда голову данмера пару раз окунули в холодную водицу и продержали так минуту-другую, он стал гораздо разговорчивее.

– Ы-хы, кха-кха! – чуть не захлёбываясь, судорожно пытался отдышаться он. – Скажу, я всё скажу!

– Вот так уже лучше, – одобрительно кивнул маг.

– Мы… мы только следили за шахтами и собирали информацию! Мы не причастны ни к каким нападениям, это всё была она!

– Она? Кто «она»?

– Данмерка, тёмная личность со СТРАШНОЙ силой! Она пришла сюда в тот самый день, когда случились взрывы… И потребовала выдать ей всю информацию о шахтах, и как туда пробраться, и где держат каторжников! Но, но я не знаю, зачем они ей сдались! И о ней самой я ничего не знаю!

– Врёшь, скотина! – хотя норд и не был заинтересован в их расследовании, но он всё же решил помочь и своими дипломатическими навыками, как следует пнув данмера. Как ни странно – подействовало!

– Я не знаю, но Альвелег знает! Спросите у него, если вам так это надо!

– Альвелег? Тот слюнтяй, что дежурил на входе?

– Да. Если вы его ещё не убили.

– Слышали? Тащите сюда того прохвоста, – скомандовал Ремус.

Когда связанного по рукам и ногам лесного эльфа приволокли и бросили на холодные камни, Риг сделал контрольный пинок – для повышения разговорчивости собеседника, однако, с этим у него всё и так было в порядке.

– Да, я знаю об этой чертовке. Причём, многое из того, что не известно даже Гильдии Воров! Это видите ли, моя работа, быть в курсе. Но на этот раз вам, ребятки, если у вас ещё имеются остатки мозгов, и правда лучше сматывать удочки и сваливать отсюда, как можно скорее забыв всю информацию о ней! Вы ведь собираетесь поймать её? Вы же это собираетесь сделать, да?

– Ближе к делу, – скомандовал Давос. – А мы уж как-нибудь разберёмся, как нам с ней поступить.

– Ха-ха, понятно, именно это! Самоубийцы! – довольно заржал босмер, а потом злобно усмехнулся. Тогда я С ОГРОМНОЙ РАДОСТЬЮ всё вам расскажу! Просто на блюдечке выложу!

– В таком случае я весь внимание, – ухмыльнулся маг.

Этой ночью на входе в тайный вивекский штаб Мораг Тонг дежурил Тарос Драл. Ну, как сказать, дежурил… Сидел за столом с кружкой эля и клевал носом. Слишком томное и скучное занятие для «заслуженного» ассасина, как он сам себя именовал. Всё равно вот уже почти целый месяц никто из кандидатов не может отыскать их базу. И наверное никто не отыщет ещё столько же.

Вдруг в соседнем помещении послышался какой-то шорох. Тарос сначала не придал этому значения, но в следующую секунду насторожился. Звук ведь донёсся из комнаты с алтарём Паучихи! Все, кто здесь, спят, но спальни в другом крыле. А никого другого сейчас в штабе нет.

– Ульмеси, ты? – он предположил, что эта бывшая воровка вновь проскользнула мимо него с помощью невидимости.

Но никто не откликнулся. Тогда Тарос встал и пошёл проверять лично. Заглянув в маленькую квадратную комнатку, он обнаружил, что там всё по-прежнему. Алтарь, чаша для даров на нём, на стенах три гобелена с изображением Мефалы, Прядильщицы Сетей, на полу ковёр и несколько сидений, в углах подсвечники. Тарос воспламенил их мановением пальца и полумрак развеялся. Никого, даже под невидимостью, здесь не было – уж он-то знал, как вычислять этих иллюзионистов. Ассасин хмыкнул, повернулся к выходу из святилища и тут увидел её, облокотившуюся на одну из стен в проходе. Это была не Ульмеси. Высокая, стройная и немного худощавая, в простой чёрной мантии, женщина из данмеров с длинными пепельно-белыми волосами. Красные глаза её пылали, но в то же время были холодны, а спокойный взгляд почему-то внушал беспокойство. В руке же она держала матерчатый мешок. Нет, это явно не кандидат в Гильдию!

– Ты кто? – настороженно спросил Тарос, выхватив танто, но когда она вместо ответа сделала несколько шагов в его сторону, только попятился назад.

Всё также молча она подошла к алтарю, на ходу развязывая свой мешок, в котором явно было несколько круглых предметов. Грациозным движением руки, скрываемой чёрной перчаткой, она достала из мешка голову босмера и бросила её и прямо в блестящую медную чашу для воздаяний.

– Узнаёшь?

Тарос обомлел.

– Эк… Аа… – только и сумел выдавить из себя он. Неужели Тёмное Братство нанесло удар? Но заявляться сюда таким образом… это было бы истинным безумием!

– Нет, я не из Братства, – словно читая его мысли, спокойно сказала она. – Я только передаю сообщение.

Ассасин переводил взгляд то на неё, то на грубо отрезанную и уже начавшую подгнивать голову Шмеля, но сказать ничего не смог – слова не находились.

– А, вы наверное хотите увидеть остальные… – она резко вывалила на алтарь ещё три головы, теперь уже данмерских. Одна из них сбила чашу на пол, и теперь голова босмера откатилась в угол. – Ну вот. Теперь вся команда в сборе, – последовала милая улыбочка гостьи.

– Гх… ак…

– Теневые Жала. Говорят, они настоящие мастера в своём деле. Ну… были таковыми, по крайней мере.

Тарос тем временем побагровел от гнева.

– Но… Ты!.. А-а-а!! – замахнувшись танто, ассасин кинулся в атаку.

– Не советую, – женщина щёлкнула пальцами, сотворив краткую бордовую вспышку магического света, и клинок нападающего переломился. А потом продолжил медленно распадаться на пылинки вместе с рукоятью. Тарос с ужасом выронил распадающуюся рукоять, которая осыпалась на пол кучкой металлического песка.

– Шигорат, что это за магия!..

– Я могу уничтожить тебя одним пальцем, но не для того я здесь. Их, – она указала рукой на головы, – убил один имперец, оказавшийся рядом с целью и тем орком во время выполнения последнего задания. Хотя саму цель они всё-таки успели убить. Да, весьма исполнительные ребята.

Видя, что морагтонговец не стремится нападать и вроде как слушает (хотя чуть не трясётся от страха), она продолжила:

– Так вот, имя этого имперца Эриррис, или Эрирр, как он себя сам любит называть, и он сейчас мирно посапывает почти у вас под носом, в Квартале Чужаков, в таверне Чёрный Шалк. Он убьёт вас всех, если не пошевелитесь, – ласково улыбнулась она. – А теперь иди к Эно. Скажи лично ему.

Сказав это, она тут же исчезла в молниеносной бело-красной магической вспышке.

После полуминутного разглядывания мёртвых лиц своих бывших братьев по гильдии, Тарос отошёл от ступора и помчался по коридору.

– Что… что стряслось? – сонно мычали разбуженные убийцы, когда он начал всех тормошить, оря, на их взгляд, что-то бредовое и невразумительное.

– Теневые Жала убиты! Все четверо! Их головы принесли прямо сюда, осквернив алтарь Прядильщицы!

– Даэдрот, Тарос, только заснул, хорош дурить! – простонал Рогдул гро-Буларз, мастер взлома и проникновения.

– Это не шутка! – не унимался тот.

– Бедный Тарос просто не хочет быть дежурным, – хихикнула Ульмеси. – Сам не спит, и нам решил не дать.

Тот, поняв, что так ничего не добьётся, умчался назад, а через полминуты вернулся со страшной ношей.

– Я! НЕ! ШУЧУ! – заорал он на весь штаб, потрясая босмерской головой.

Теперь у морагтонговцев от былого сна не осталось и следа. Первым пришёл в себя и высказал мудрую мысль орк:

– Ну так скорей буди Грандмастера! – воскликнул он.

– Я уже здесь! – в дверях показался пожилой данмер в просторном халате на голое тело.

– Ясно, – мрачно кивнул Эно Хлаалу, выслушав детальный рассказ дежурного, и потянулся за пером и чистым бланком из плотной жёлтой бумаги с красной рамочкой.

– Что вы делаете, Грандмастер?

– Подписываю приказ на казнь, что же ещё? – хрипловатым голосом ответил тот, а потом добавил: – Мы должны отреагировать сейчас же, пока он рядом. Корис обязательно захочет отомстить, только одного я его не отпущу. Пусть возьмёт с собой напарника. Из опытных.

– Но ведь официальные приказы должны получать подпись магистрата, – не понял Тарос.

– Да, но это не проблема. Подпишем задним числом. А сейчас просто поставим копию подписи.

– Копию? – округлил глаза ассасин.

– Да, – твёрдо сказал Эно. – У нас особо важный случай.

Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

Глава CXXIII: Дремора по вызову

 

– Ты протащил за собой человека в бессознательном состоянии, да ещё и скооперировавшись вместе с тремя людьми?! – изумлённо посмотрела на авантюриста Масалини Мериан, когда тот рассказал ей историю своего мистического «просветления».

– Ну, да.

– Ты знаешь, что если бы у тебя не получилось, то ты легко мог сойти с ума от такой перегрузки? Да даже если и всё прошло нормально – последствия могли бы быть гораздо хуже!

– Все мы немного сумасшедшие, – улыбнулся Амшегар. – И потом, всё вроде бы закончилось хорошо. Наверное.

– Новичкам везёт далеко не всегда, но, похоже, это именно такая счастливая случайность, – видимо, она всё ещё немного завидовала такому быстрому и халявному обучению данмера, в то время как ей самой пришлось потратить кучу времени на тренировки. – Ладно, попробуй смотаться туда-сюда ещё разок.

Амшегар хлопнул руками и исчез, а через пару секунд вновь вернулся, появившись из вспышки сияющего ярко-белого света. Возврат прошёл так же легко и гладко, как и Вмешательство. А вот с Пометкой герою пришлось изрядно попотеть. Всё-таки это не телепортация (которая выходила у него на раз-два), а только заготовка маячка для неё. Хотя всё же у него и обнаружилась зачаточная склонность к магии Мистицизма, это не избавило авантюриста от существенных трат энергии: около половины его маны ушло на то, чтобы поставить нормально функционирующую Пометку в зале гильдии. Ну а другая половина ушла на отработку ещё ряда мистических приёмчиков. Однако всё это не имело существенного значения, так как потом Марайн Дрен применил на нём своё новое огненное заклинание «Длительного Прожига», восстановив весь его энергетический запас.

– Ну что, золотце ты наше, – шутливо обратилась к нему Масалини, – твоё обучение основам магии переноса успешно завершено. Теперь можешь со скоростью мысли прыгать по всему Тамриэлю. Если, конечно, заранее догадаешься установить точку Возврата в нужном месте.

Это прозвище Амшегар получил за свою неуёмную тягу к магическим тайнам и алгоритмам заклинаний – даже тех, которыми он наверняка не будет пользоваться ввиду отсутствия нужных навыков. Но одно дело – неуёмная тяга к знаниям, а другое – неуёмная тяга к знаниям, обеспеченная нехилыми финансовыми возможностями. И в случае с Амшегаром был именно второй вариант. Маги Балморской Гильдии быстро смекнули, что к чему, и вовсю этим пользовались. В частности, вышеупомянутые Марайн и Масалини, а также Эстирдалин и Гальбедир.

Зачаровательница получила от авантюриста целое маленькое состояние, по её словам «чтобы оплатить стоимость дорогих камней душ высокого качества». Как и договаривались, данмер выложил на бочку кругленькую сумму, а босмерка создала для него несколько первоклассных магических вещиц. Во-первых, эбонитовое кольцо с эффектом Кинетического Щита средней силы и большого числа зарядов – в общей сложности хватит на 18-20 минут до полного истощения. Это 500 дрейков. Во-вторых, блестящий медный амулет с замечательным эффектом очень медленной левитации с суммарным временем приблизительно в 5 минут. Это ещё 700. И наконец, самый нетрадиционный артефакт кустарного производства – герой заказал Гальбедир зачаровать свои хитиновые сапоги, превратив их в Сапоги Прыгуна. Об эффекте легко можно было догадаться по названию. По 300 септимов за каждый ботинок. Плюс ко всему ей по запросу Амшегара также удалось раздобыть ещё два кольца Прыжков, которые тот благополучно и выкупил, заплатив по сотне дрейков за каждое.

Его учителя Изменений и Мистицизма тоже не остались в накладе. Так, Марайн на пару с Масалини умудрились получить по 700 дрейков на нос только за то, что снабдили Амшегара рядом формул интересных магических эффектов: маг-теоретик – кинетических и стихийных щитов, барьеров, а также телекинеза, а мастер-телепортант – возврату с пометкой, обнаружению жизни, заключению душ и развеиванию. Когда он будет (и будет ли вообще) отрабатывать все эти трюки, авантюрист не представлял – его пока вполне устраивало и то, что ему удались очень слабые версии всех этих заклинаний. Кроме поимки душ, разве что. Хотя Амшегар был уверен, что он сможет запечатать в камне какую-нибудь крысу или никса, ну а что до монстров посильнее – для охоты на них можно будет и свитков прикупить.

В итоге, после всех этих трат и приобретений геройский кошель изрядно похудел. Подозрительно быстро, как на взгляд Амшегара. Однако, похоже, даже не смотря на это, он был готов продолжить свой магический марафон.

– Ну, стандартная четвёрка заклинаний из магии переноса это одно дело, – хитро сказал он Масалини. – Теперь настало время узнать что-нибудь особенное, например, как пользоваться этими вашими гильдейскими маячками в…

– Даже и не думай, – улыбнулась та. – Если конечно не хочешь сам стать телепортантом Гильдии.

– Это вряд ли. Но я могу стать кем-то вроде «золотого клиента» с «особым доступом». Дрейков за 500 можно было бы…

– Сомневаюсь, – помотала головой магичка. – Извини, ничего личного. Профессиональная тайна, знаешь ли. О, смотри, – она указала рукой ему за спину. – Эстирдалин вернулась. Ты хотел посмотреть на даэдрические доспехи? Ну вот, теперь её очередь с тобой возиться. Только не пытайся снова тренироваться на ней в искусстве парализации, хе-хе.

Амшегар обернулся. И вправду, высшая эльфийка пришла в зал вместе с двумя своими учениками.

– Хм, а ведь действительно, – данмер вспомнил ещё один пункт из своего «магического плана» – улучшить своё умение призывать и трансформировать души низших невоплощённых даэдра в первоклассные предметы снаряжения. С оружием у него получалось неплохо, но вот с доспехами…

– Привет! – авантюрист улыбнулся эльфийке. – Как насчёт поучить меня парочке заклинаний? – он подошёл ближе. – Призыв, доспехи, что-нибудь покрасивее. Желательно такое же стильное, как и эффективное.

– Ох, Амшегар, я сейчас немного занята. Может быть попозже, когда разберусь с другими учениками, – она показала не двух невысоких по сравнению с ней молодых эльфов – тёмного и лесного, – которые пришли с ней.

– Ничего, это будет недолго, – не унимался тот. – Формулы я как-нибудь придумаю сам, покажи мне только, как они выглядят. Призови дремору в полном комплекте!

– Дремору? Хм, настоящие даэдрические эбонитовые доспехи носят только сильнейшие из них. Призыв такого даэдра – не шутка, он может быть весьма опасен.

– Да ладно тебе, мы же все тут опытные маги, ты сама хвасталась, что запросто можешь вытянуть хоть самого Молаг Бала, что тебе усмирить какого-то там дремору, – улыбнулся Амшегар. – Тем более что Золотой Амшегар платит! – он вынул один стосептимовый золотой и бросил ей. И та его словила.

Её ученики, похоже, пришли в восторг от мысли, что сейчас они могут увидеть настоящего демона из народа кин, и всячески выражали своё согласие.

– Ну… – немного смутилась альтмерка. – Не Молаг Бала конечно, но… думаю, я знаю, кто нам поможет. Отойдите немного назад!

Она сложила на руках три знака, которые герой не разглядел, и быстро прошептала несколько неясных слов силы, а потом сделал пас, указав на место перед собой.

– Проклятье… – появившись из золотой вспышки, прошипел демон. – Кому на этот раз приспичило умереть? – Скривив страшное лицо, он принюхался и огляделся. – Балмора… Маги!.. ТЫ!! А-а-аррр! – при виде Эстирдалин дремора в ярости зарычал, осознав, что не сможет противиться силе её контролирующих чар и порубать всех в капусту.

С красно-бордово-чёрной кожей, парой острых изогнутых рогов на голове и чёрными как смоль волосами, в полной даэдрической броне, с даэдрическими же топором и щитом этот двухметровый демон выглядел как настоящая боевая машина. Ученики и другие наблюдатели были в восторге. Но больше всех в восторг пришёл Амшегар.

– Ух ты! – данмер достал свой «магический блокнот» и уже вовсю зарисовывал демона в него. – Оно умеет говорить!

– А-А-А! А ты ещё кто такой, малявка!? – надменным взглядом посмотрев на Амшегара, проскрежетал даэдра.

– О-о-о, ты задел его самолюбие, – рассмеялась Эстирдалин. – Это тебе не какой-нибудь керл или кайтифф. И даже не кинрив. Это кинмаршер, заслуженный военачальник и командир. Он не привык, когда им командуют. И он так и не сказал мне своё настоящее имя.

– Военачальник, значит, да? – авантюрист нагло улыбался прямо ему в лицо. – Что ж, я Амшегар. И должен тебе сказать, нашу встречу ты запомнишь надолго. А… можно потрогать? – спросил он у магессы.

– Вперёд. Только смотри палец в рот не клади, – легко усмехнулась она. – Магия контроля может дать сбой – отгрызёт за милую душу.

– Возьмём на заметку! – Амшегар подошёл ближе и положил руку на острые шипи наплечников обливионского гостя, – По-моему, слишком уж угловаты.

– Их традиционный стиль, – пояснила Эстирдалин. – Каков народ, такова и его культура.

– А ну-ка, руки в стороны, ноги на ширину плеч, – скомандовал данмер, и кинмаршер одарил его таким взглядом, что вся гильдия магов утонула бы в источаемой им ненависти, если б она была осязаемой.

– Давай, делай! – поднажала волей призывательница, и дреморе пришлось подчиниться. – Всё-таки за тебя заплатили.

– Ага, целых сто дрейков, – заметил Амшегар, разглядывая его со всех сторон. – Вообще ты должен этим гордиться. Там в ваших Мёртвых Землях Дагон, небось, вообще не выплачивает вам зарплату. Но теперь-то ты знаешь себе цену!

Даэдра яростно зарычал от такой подколки, но делать было нечего, пришлось терпеть, пока проклятый данмер издевается над ним, а все остальные ржут с его шуток. Закончив осмотр и приблизительно запомнив, как выглядит самая лучшая в мире броня, Амшегар уже готов был отпустить измученного демона восвояси, но… какое-то неприятное чувство незавершённости требовало продолжения.

– Эх, – скорбно вздохнул он. – А ведь когда мы его призвали, он уже был во всеоружии. Нелегко наверное жить в постоянной боевой готовности, всё время в таких громоздких, тяжёлых, острых и неудобных железяках…

– Я не такой хилый слабак как ты! – гневно ответил даэдра.

– Хм… – не обращая внимания на дремору, Амшегар почесал подбородок и вынес вердикт: – Надо проверить их балансировку и эргономику. Дреморе придётся станцевать. Прикажи ему!

Услышав это, тот стал ещё чернее от гнева.

– Я бы станцевал на твоих костях, жалкий смертный!

– На костях? Это можно устроить, – Амшегар использовал магию пояса, чтобы призвать скелета. – Станцуй-ка вот с ним!

– Ха-ха, ты слышал приказ? – рассмеялась Эстирдалин. – Выполняй!

– Я НЕ БУДУ подчиняться! – чуть ли не заорал он.

– Делай что говорят, – улыбнувшись, сказала она и усилила волевое давление.

Потом Амшегар всунул ему в руки костлявые кисти нежити, и это ознаменовало начало целой минуты безудержного смеха для всей гильдейской публики и адских моральных страданий для новоиспечённого танцора. Переполняемый яростью, он всё же смог совершить волевой подвиг и, преодолев сдерживающие узы контроля, стукнул бронированным кулаком скелета по голове, от чего тот рассыпался и отозвался.

– Э-э-э… ты его контролируешь? – спросил герой у Эстирдалин.

– Безусловно. Иногда, конечно, случаются инциденты, но они кратковременны.

– Ну, тем интересней! Слушай, демон, а у тебя, однако полно талантов! Может, ты ещё и споёшь нам что-нибудь? Про Обливион, например?

– Там не о чем петь, – скептически хмыкнул один из наблюдающих представление магов.

– Я НЕ ИГРУШКА! – зашипел дремора.

– Хех, – данмер зловеще усмехнулся. – Кто не поёт, тот… сражается! Хоть это-то ты умеешь?

– С р-р-радостью размозжу твою черепушку, ничтожный эльф! – прорычал тот.

– Тогда решено! Пора нам немного размяться!

– Нет, постой, он же тебя искромсает в куски! – испугалась Эстирдалин. – Я отзываю его!

– Не смей, проклятая ведьма! Он хочет, чтобы я выпустил ему кишки, и я это сделаю!

– Без паники! – улыбнулся Амшегар. – Никто не говорил, что он будет сражаться этим топором. Хе-хе. Тащите сюда ШВАБРУ!! – улыбаясь во весь рот, провозгласил герой.

Собравшиеся зрители рьяно поддержали эту идею, и вскоре вышеупомянутая гильдейская деревянная швабра была на месте. Эстирдалин же, видимо, тоже была не прочь стать свидетелем предстоящего веселья, и уже изъяла у кинмаршера его боевой топор.

– Это пока останется у меня, – звонко рассмеялась она, глядя прямо в его пылающие жаждой разрушения глаза.

Демон не ожидал такого поворота событий, но это его только ещё больше раззадорило.

– Ещё одно подтверждение твоей жалкой природы, низшее существо! – даэдра взял в руки своё новое «орудие убийства». – Я с огромным удовольствием переломаю тебе все кости даже этой деревяшкой, а потом выпью из них мозг!

– Тогда иди и возьми его, – нахально оскалился в улыбке Амшегар. – Но сперва надо уравновесить наши силы! Это битва на щитах и… – он оглядел швабру противника, – и древковом оружии!

Все заржали ещё пуще прежнего, заставив дремору зарычать.

– Мне понадобится что-то подобное, – он сложил руки в знаке призыва и материализовал даэдрический щит – по образу и подобию дреморского, только если выпуклая поверхность щита демона являла собой лицо, оскалившее зубы в ярости, то у Амшегара получилась насмехающаяся, почти смеющаяся физиономия. – Теперь оружие! Ну, кто напомнит мне, как выглядит ихнее копьё?

– Я, я знаю! – радостно завопил один из учеников Эстирдалин и вызвал длинную тёмную сверкающую пику, очень похожую на увеличенную копию даэдрической стрелы.

– Замечательно! – Амшегар сделал ещё одно мысленное усилие и сотворил копию увиденного оружия – сверхлёгкого, очень длинного и со внушительным остриём. Против такого спасует даже эбонитовая тяжёлая броня, если ударить посильнее. – Тогда приступим! – он отпрыгнул назад, активировал щиты колец и поднял копьё наизготовку в одной руке.

Маги и наблюдатели расступились, освобождая пространство.

– Давай, смертный, покажи, что можешь! – проскрежетал дремора, которому уже не терпелось начать бой.

– Итак, никакого оружия… кроме швабры! – приказала высшая эльфийка. – Вперёд!

– Я ТЕБЯ УНИЧТОЖУ-У-У!! – услышав долгожданную команду, проревел демон и бросился в атаку на Амшегара.

Даэдра обрушил на данмера стремительный удар швабры сверху, а тот ответил уколом копья. И обе атаки были блокированы щитами.

– Ну, понеслась! – восторженно воскликнул герой, и битва закипела!

Напор демона был поистине страшен. Он сразу же перешёл в жесточайшее наступление и потеснил данмера назад, оглушая его адским боевым криком и осыпая градом шваберных ударов, которые, тем не менее, ему удавалось неплохо блокировать. Собравшихся магов же это только веселило, и они с готовностью расступились, освобождая сражающимся место. Некоторые ученики даже начали делать ставки. Причём ставили в основном почему-то не в пользу Амшегара.

Кинмаршер с лёгкостью отразил несколько неуклюжих тычков копьём, и продолжил неукротимое наступление, оттеснив героя к комнатке Ажиры.

– Э, нет, только не в моей лаборатории! – фыркнула кошка и нагло выпихнула Амшегара прямо под раздачу.

– А-А-У! – завопил он, отхватив деревяшкой по макушке. Его достаточно мощные кинетические щиты ослабили удар, но не настолько, чтобы ничего не почувствовать. Желая ещё усилить свою защиту, Амшегар провёл открытой ладонью левой руки перед собой (именно такой активационный жест он выбрал для подобных трюков) и сотворил слабенький Кинетический Барьер наподобие того, что он недавно видел у костяного лорда. Но дремора только посмеялся над его жалким заклинанием и пнул героя окованной даэдрикой пяткой так, что удар легко прошёл через магическую преграду, долбанул по щиту и отбросил его обладателя на несколько метров назад. Его магия, само собой, рассеялась, а сам Амшегар приземлился рядом со столом для чтения и попытался подняться, облокотившись на стул, но из-за неловкости его движений тот сокрушительно завалился вместе с героем под хохот зрителей. Дремору тоже это весьма позабавило:

– Ну что, эльфишка, тебя уже даже ноги не держат? – оскалившись, громогласно заржал он.

Амшегар, наконец, поднялся, опёршись на копьё, и, всё так же улыбаясь, провозгласил:

– Что ж, видимо, пришла пора показать тебе мою настоящую силу.

– Жду не дождусь! – даэдра треснул шваброй по своему щиту и приготовился встречать атаку своего противника.

Амшегар с разбегу ринулся на демона, замахнувшись копьём для нанизывающего удара, и тот приготовился отразить его, но как только они сблизились, данмер резко крутанул кистью и вместо укола нанёс самый что ни на есть рубящий удар, хорошенько приложив даэдру прямо по рогам! Возрадовавшись этому успеху и наблюдая озверевшее лицо противника, Амшегар решил не сбавлять напора и тут же принялся отхаживать его даэдрической палкой, нанося рубящие удары и по голове, и по спине, и даже по заднице. Причём по последней он пару раз умудрился попасть.

Это окончательно вывело дремору из себя, и он с бешеным воплем (будь он при своём титульном оружии, этот боевой крик вселил бы ужас в сердца всех зрителей, ну а пока он вызвал только ещё больший смех) бросился таранить данмера щитом, но тот вовремя отпрыгнул назад. Но тут произошло нечто явно непредвиденное: вместо очередной серии атак шваброй, дремора выкинул левую руку открытой ладонью вперёд и запустил в Амшегара огненным потоком!

– Ха-ха! А про магию ведьма ничего не говорила, добыча!

Каково же было его удивление, когда его пламя превратилось в простой белый свет, а данмер ни то что не получил повреждений, но даже со своей наглой улыбочкой не расстался!

– Облом, даэдра, облом! – рассмеялся герой. – Хотя у тебя неплохо получилось скопировать моё заклинание.

– Твоё заклинание?

– Ага. Огнемёт! – с этим словом Амшегар запустил в противника подобным потоком огня и даже сумел чуть подпалить его чёрные волосы, пока тот не сообразил закрыться щитом.

– Презренный смертный! Так и быть, тогда я просто переломаю тебе все рёбра! – он отбросил свой щит и взял швабру обеими руками. – Молись, ибо твои страдания будут легендарными!

Демон рубанул своим орудием поперёк Амшегара, но тот успел пригнуться, и швабра снесла одну из бумажных ширм возле библиотеки. Сообразив, что дело пахнет жареным, данмер применил свой новый Амулет Летуна и поднялся под потолок гильдии. С высоты он, смеясь, принялся пускать в даэдру огненными, электрическими и леденящими стрелами, но тому было по барабану – его мощная тяжёлая броня приняла на себя все попадания. Один раз Амшегар случайно активировал кольцо огненных шаров, но из-за неловкого движения рукой снаряд полетел совсем в другую сторону и поджёг ширму возле спального отделения.

– Смотри гильдию не спали! – покатываясь от смеха, предостерегла героя Эстирдалин.

Демон прыгал и пытался задеть Амшегара, но тот был слишком высоко. Тогда дремора применил хитрость: он вскочил на стол, увеличив таким образом зону досягаемости своего орудия, и, с криком совершив ещё один яростный прыжок, задел стопу Амшегара таким образом, чтобы притянуть его шваброй к себе! Такого поворота событий герой не ожидал и со страху оттолкнулся сапогом прямо от рогатой морды демона, да ещё к тому же и активировал этот сапог, а копьём случайно проткнул рядом стоящую ширму. В результате он прямо с ней отправился в высокий прыжок, но не рассчитал силу, и стукнулся головой прямо о гильдейский потолок. Рухнув прямо на дремору, он опять же абсолютно случайно саданул ему коленом по челюсти, чуть не выколол ему глаз копьём и чуть сам на него не нанизался. Дремора схватил было героя за правую пятку, но тот лягнул его в нос левой и вырвался в ещё одном усиленном магией длинном прыжке, снося оставшиеся ширмы. Примерно с минуту они играли в догонялки таким вот образом: ловкий Амшегар прыгал под потолок, а грозный кинмаршер бегал за ним, размахивая шваброй и круша все попадающиеся под горячую руку предметы интерьера. Маги и ученики – все радовались как дети и вовсю выкрикивали подбадривающие лозунги. В пользу обеих сторон!

Наконец дреморский интеллект вновь дал о себе знать, и демон решил предугадать место приземления Амшегара. Когда герой в очередной раз ощутил под ногами пол, слуга Мехруна Дагона уже мчался на него, готовясь сокрушить таранящим шваберным ударом! Амшегар в принципе тоже был не глуп, однако… Прискорбно, но в этот раз герой не придумал ничего лучше, кроме как закрыться щитом. За что и был снесён и отброшен назад. Отправившись в полёт, данмер пробил собой ещё одну бумажную ширму и приземлился на мягкой гильдейской кровати. Чем в ту же секунду поспешил воспользоваться! В порождение Обливиона полетела подушка. И разорвалась, напоровшись на его рог, и сотворив таким образом кратковременную перьевую завесу. Что дало Амшегару время отползти между кроватями (они в гильдии были двухъярусными) назад. В результате падения герой потерял контроль над призывным щитом, но он обратил эту неудачу в преимущество: освободившейся рукой он мог продолжить отбиваться от наступающего монстра. В итоге число подушек в Балморской Гильдии Магов сократилось ещё на три, а количество перьев воздухе изрядно возросло. Но демона это не остановило. Он зашёл в спальный отсек, хватанул Амшегара за ногу и потянул на себя, но тот успел вовремя поставить копьё между двух кроватных ножек и удержаться таким образом на месте. Левой рукой он сотворил огненный шар и проделал им большую дыру в ширме прямо перед собой – его путь к отступлению. Но сперва нужно было освободиться от дреморской хватки. И он сделал это. Сотворив огненную вспышку ногами! Демон на своём веку повидал немало, но такое лицезрел точно в первый раз! Ему пришлось рефлекторно попятиться назад от пламени, полыхнувшем ему прямо в лицо, и он отпустил ногу Амшегара. Чем тот тут же воспользовался, вновь применил магию Прыжков, оттолкнулся от кровати и кубарем вылетел в проделанную в плотной бумаге дыру. Но демон тоже не оплошал – он прыгнул вслед за ним.

– Стоять! Я сверну твою тонкую шею! Перекушу твой жалкий хребеток! – с набитым перьями ртом, кинмаршер изрыгал проклятия и пожелания смерти.

Но Амшегар не слушал – Амшегар готовился встретить обливионского гостя, как подобает! Как только рогатая башка показалась в дыре, герой разнёс о неё стеклянную бутылку, а потом насадил на рог двемерскую кружку и ткнул в нос (хотя целил в глаз) подсвечником. Всё это добро он обнаружил на обеденных столиках, ведь приземлился он именно в столовом отсеке гильдии. Шкура дремор весьма прочна, но даже ей не в силах было устоять под натиском заострённого столового серебра – Амшегар опять удружил демону, сгребя в руку сразу пять столовых приборов и ткнув ими в багровую демоническую щёку.

– Ха-ха! – возликовал он. – Копья не бойся – бойся вилок! Пять ударов – двадцать дырок!

– СОТРУ ТЕБЯ В ПОПРОШОК!!! – заорал его оппонент.

Ещё две бутылки с мацтом были разнесены о его рога, прежде чем демон таки вылез из спаленного отсека и взмахнул шваброй, снеся со стола остатки посуды. Однако его пыл заметно поубавился, когда герой вспомнил, что он не только умеет непревзойдённо швыряться окружающей утварью, но и прямо сейчас держит в руках превосходное орудие убийства. Данмер несколько раз ткнул демона копьём, и тому за неимением щита пришлось уклоняться. Дремора вскочил на стол и прямо в прыжке с размаху рубанул Амшегара шваброй, но тот блокировал атаку и сам запрыгнул на другой обеденный стол напротив первого. Противники поравнялись взглядами.

– Пора с тобой заканчивать, – нагло улыбнулся авантюрист и сделал выпад в его сторону.

– Ты настолько жалок, что даже попасть по мне не можешь! – проскрежетал дремора и ответил серией дробящих ударов сверху.

Под восторженные крики, вопли и аплодисменты зрителей они обменивались десятками атак. Амшегар так и не задел дремору, даже не царапнул по краю доспеха, а вот сам получил несколько тычков по рёбрам. Блокировать ему удавалось явно лучше, чем атаковать. Желая прервать эту череду бесконечных атак, авантюрист пригнулся и одновременно с этим резанул копьём по ногам дреморы, но тот подпрыгнул на столе, избежав попадания, а потом сразу рубанул сверху, надеясь размозжить голову данмера. Однако тот и в этот раз блокировал удар. А в следующую секунду произошло удивительное совпадение: оба противника решили провести друг по другу по мощной колющей атаке – дремора хотел таким образом сбить Амшегара со стола, а Амшегар хотел проткнуть дремору. С яростными криками они атаковали, и… их орудия врезались друг в друга! Копьё пришлось точно посередине древка швабры и раскололо его. Трещина стремительно пошла по палке, и через мгновение швабра раскололась на две отдельные части, которые выпали из рук кинмаршера. Но и копьё Амшегара из-за сильной отдачи тоже было выронено им!

Вот он мой шанс! – решил герой и, воспользовавшись моментным замешательством демона, прыгнул вперёд, ухватился обеими руками за висящую на потолке синюю лампу (которая, к счастью, выдержала его небольшой вес), качнулся на ней и обеими ногами зарядил порождению Обливиона по зубам, а потом качнулся ещё раз и спрыгнул прямо на сверженного вниз противника.

– Развеять! – крикнул герой слово силы (он недолго над ним думал) и, не слезая с дреморы, приложил его открытой засиявшей серебристо-белым светом ладошкой прямо по морде. И… ничего не произошло.

А в следующий миг ликующие зрители почему-то резко притихли.

– Что тут происходит!? – гневно-изумлённый голос принадлежал Ранис Атрис.

Амшегар и дремора мотнули головой ко входу и увидели троих вошедших с открытыми от удивления ртами. Управляющая балморским отделением Гильдии потрясённо взирала на царящий вокруг хаос – то, что осталось от перегородок, подушек и посуды.

– Ну же, Развеять! – герой ещё раз смачно залепил демону магическим сгустком по носу и губе. Но тот так и остался лежать под ним.

Но через секунду он судорожно затрясся, замычал и скривил рожу в таком приступе гнева, что даже Амшегар лишился своей улыбки – не говоря уже об окружающих. А в следующий миг исчез в золотой вспышке.

– Подействовало? – удивлённо пробормотал данмер.

Как бы то ни было, дремора отозвался в Обливион. То ли от стыда, то ли от того, что Эстирдалин сложила пальцы в знаке, отменяющем заклинание. Теперь, если не считать тихо догорающую бумажную ширму, в гильдии воцарилась гробовая тишина. Впрочем, её быстро оборвал звук рухнувшей на пол синей лампы, на которой только что катался Амшегар.

– Да… призыв – рискованная штука, – улыбнулся герой, глядя прямо в глаза Ранис.

– Призыв?.. ПРИЗЫВ!?? – медленно закипала она. – Полгильдии разрушил призыв!!??

Учитывая нрав Ранис Атрис, можно было смело предположить, что и уцелевшая половина гильдии вскоре перестанет существовать, однако незнакомец, пришедший вместе с управляющей, поспешил вмешаться.

– Не стоит беспокойства, – слегка улыбнувшись, спокойно сказал он, альтмер в коричневой мантии, с длинными светло-каштановыми волосами. – Сейчас мы всё уладим.

С ним была ещё одна – высокая женщина-редгард в тёмно-синей одежде и с короткой стрижкой. Вместе они подошли к Амшегару, подняли его на ноги и отвели в сторону, подальше от посторонних глаз.

– Вижу, ты уже вовсю занят «делом», – усмехнулась редгардша.

– Очень важным, между прочим, – как ни в чём ни бывало сказал герой. – Разведка боем, так сказать. Изучение возможностей обливионских тварей. А, кстати, вы кто?

– Я Тьермэйллин, – представился высший эльф, – аптекарь, а это, – он указал на свою спутницу, и та кивнула, – Ритлин, воительница и боевой инструктор. Ну а это, – он достал из широкого кармана мантии сложенный вчетверо лист, – твоё третье задание от Кая. Почитаешь потом, а сейчас нам пора побыстрее убираться, пока Ранис тебя не испепелила, – они с редгардшей взяли Амшегара под серы ручки и повели к телепортанту.

– Но… – только и успел сказать тот, но вдруг обнаружил, что не может говорить. Касательное заклинание молчания! Однако ловкий тип!

– Потом, все вопросы потом, ласково сказал альтмер. Твоё новое задание целиком и полностью пройдёт в Вивеке, поэтому мы не будем задерживаться. Инструкции ясны?

– … – хотел было что-то отчебучить Амшегар, но ему не удалось. Пришлось молча кивнуть.

– Вот и славненько, – улыбнулся тот. – Масик, будь добра, телепортируй-ка нашего непоседливого друга в Вивек.

– Сейчас-сейчас, Мэйлик, – улыбнулась та, готовя заклинание портала. – Похоже, отношения между ней и аптекарем-Клинком были более чем приятельские.

– МАСИК!?? – округлил глаза герой. И тут же удивился, что может говорить.

– О, сумел развеять, – одобрительно кивнула Ритлин. – Неплохо.

– Конечно неплохо, – подтвердил Амшегар. – А ещё было бы очень неплохо, если бы вы передали своему Сахарному Мастеру, чтобы он перестал посылать своих прислужников в самый разгар веселья.

– Эх, никакой благодарности за спасённую шкуру, – вздохнул альтмер. – Скорее, – поторопил он бретонку, – пока Ранис не оценила весь масштаб разрушений. Я уже вижу, что одной сотней дрейков тут не обойдётся.

– Один моме-е-ент! – донеслась до ушей героя фраза Масалини, когда картинка перед глазами мигнула звёздной пустотой.

Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

Самый толковый роман по миру ТЕС по-моему. Читал еще полтора года назад первую часть, очень рад, что возобновили выкладывание. С душой написано (особенно радует отображение игровой механики), и, несмотря на большой объем, драйв не теряется, читать очень интересно. Бесит только долбанутость Амшегара, но, как говорится, это не баг, а фича. Автору успехов и вдохновения.
Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

Глава CXXIV: Благородное убийство

 

 

Было ещё раннее утро, однако, Чёрный Шалк явно не испытывал нехватки клиентов. На верхнем этаже не пустовало ни одного стола, а с нижнего зала доносился шум разговоров. Вот и два данмера, устроившихся за небольшим столиком недалеко от барной стойки, попивали мацт и обсуждали план предстоящего нападения.

– Говорю тебе, – Морин Берил отхлебнул из своей кружки, – надо подождать, пока он уйдёт, выждать момент и всадить кинжал в спину. Это оптимальный вариант. Если не соблюдать осторожность…

– Нет и ещё раз нет! – перебил его Корис Котрано. – Я думал, мы это уже обговорили.

– Тайное и быстрое убийство эффективней, – настаивал на своём тот. – Так наши шансы максимальны, и приказ будет выполнен.

– Нет, от нас не это требуется! Как ты не понимаешь, это должна быть не простая казнь, а показательная, прилюдная и благородная – чтобы все видели и знали, что будет, если переступить дорогу Мораг Тонг.

– Он опасный противник, раз убил четверых из нас.

– Тогда ему помогали. Эти телваннийские наёмники, наверное, сделали всю работу. Но тогда он был с ними, а сейчас он один. К тому спросонья он наверняка будет плохо соображать. Вот увидишь, мы справимся за несколько секунд, – улыбнулся Корис.

– Не недооценивай своих жертв, – сомнительно посмотрел на него Морин. – Это залог…

– Да знаю я! Ты что, боишься его что ли?

– Я соблюдаю осторожность. И тебе того же советую. Надо поступить, как говорю я.

– Да, противник он, должно быть, сильный, и поэтому я взял тебя. Понимаешь, не для того, чтобы выслушивать бредовые советы, а для того, чтобы казнить убийцу наших друзей!

– Они мертвы. Не забывай, что ты в первую очередь ассасин Мораг Тонг, а не мститель. Эти чувства могут сыграть с тобой злую…

– Слушай, не учи меня жить! – вспылил Корис.

– Ну, как знаешь, – мрачно взглянул на него товарищ и выпил остатки мацта.

Минуты две они сидели в молчании.

– Ладно, не сердись, – улыбнулся Котрано, – я тебе доверяю, и знаю, что ты спец. Мы будем соблюдать предельную осторожность. Это дело чести, и, будь уверен, я не оплошаю.

После недолгого молчания Морин кивнул:

– Я нападаю со спины. Если что-то пойдёт не так – отходишь, я сдерживаю натиск.

– Угу, – Корис допил свою кружку. Потом посмотрел на дверь, ведущую к комнатам. – Что-то он долго. Может ещё по стаканчику?

– Нет. Не будем напиваться перед боем.

– Кто ж говорит о пьянке? Ах, ну да, я и забыл, ты же у нас пьянеешь всего с одной пинты. Ладно, сохраним твой меч в трезвости.

Морин проигнорировал его колкое замечание и зачем-то полез в карман.

– Чёрт…

– Что такое?

– Похоже, я забыл дома свой амулет Возврата. Точно, оставил на столе…

– Нам это не понадобится, – подбодрил его напарник.

– Знаю. Только жена будет беспокоиться, когда увидит…

Котрано усмехнулся:

– Я не ношу с собой Возвратов и не имею жён. Первое позволяет мне быть уверенным в том, что мой враг всегда умрёт, а второе – что дома меня не ждут новые враги, которых придётся убивать!

Он засмеялся, но Берил не оценил шутки, а только со всё тем же серьёзным видом уставился в свой пустой стакан. Но тут предчувствие заставило его резко развернуться и посмотреть на дверь.

– Идёт, – холодно сказал он.

Из открывшейся двери действительно вышел высокий имперец с тёмно-рыжими немного растрёпанными волосами до плеч, в длинной зачарованной накидке, застёгнутой только на несколько пуговиц, из-под которой выглядывала костяная броня, а за поясом виднелась пара ножен с клинками.

– Хм… – Морин почесал подбородок. – А снаряжение-то уже при нём.

– Тогда ему повезло, – шутливый настрой быстро покинул Кориса. – Погибнет с достоинством!

 

 

Ощущеньица после вчерашней скуумы были «хоть куда». Есть не хотелось. Лучше сейчас не налегать на выпивку, – вяло подумал Эриррис и подошёл к барной стойке. Заказав у хозяина стакан травяного чая и не обнаружив на этом этаже свободных мест, он спустился на нижний уровень – в большой зал, где тоже было достаточно людно. В центре было свободное пространство, а возле стен стояли деревянные столы с сидящими за ними посетителями и ведущими оживлённые беседы. Наконец он нашёл небольшой пустой столик, куда можно было пристроиться, поставил на него стакан, положил рядом сумку и тут… позади него кто-то громко крикнул.

– Тишина! Тихо!

Имперец обернулся. Возле входа стояли два тёмных эльфа в кожаных нетчевых доспехах и с обнажёнными клинками. Первый – это он кричал – невысокий, с тёмно-красными волосами и вызывающим взглядом – вооружён танто, а в другой руке сжимал какую-то бумагу. Второй же – ростом, бледностью кожи и цветом волос был похож на Амшегара. Только от последнего его отличали более плотная комплекция и какое-то чрезмерно скорбное выражение лица. Этот стоял с вакидзаси и смотрел прямо на него, Эрирриса.

– Требую тишины и внимания! – ещё раз громко сказал тот, что был с бумагой, и окружающий шум, наконец, улёгся.

– Эй, ты Эрирр?

Какого!? Как они узнали? Неужели Ра’Вирр взболтнул лишнего? Или Анасси… Ладно, сейчас это не важно.

– Да, – после небольшой паузы спокойно сказал он.

– Ты был признан достойным смерти Гильдией Мораг Тонг. Мы свершим над тобой благородную казнь. Прямо сейчас.

Теперь тишина стала почти гробовой. Её прервал звук взятого со стола стакана. Эриррис отхлебнул пару глотков чая и поставил стакан обратно.

Отличное начало дня…– подумал имперец, положив одну руку на свой новый пояс, а другой вынув парализующую Стрелу Правосудия и спрятав её в рукаве своей мантии.

Тут сверху прибежал Рарил Гирал, хозяин Чёрного Шалка, и потребовал объяснений.

– У нас есть законный приказ! – пояснил Корис и вручил Рарилу свою бумагу.

Тот с каменным видом оглядел её с обеих сторон и начал громко читать с небольшими паузами:

«Эрирр, так же известный как Эриррис.

Вышеупомянутая персона отмечена для благородной казни в соответствии с законной традицией и практикой Гильдии Мораг Тонг. Носитель этого неоспоримого документа имеет официальное право убить вышеупомянутую персону».

Ему уже два раза на своём веку довелось наблюдать за проведением благородного убийства в таверне: один раз – в его собственной, другой – когда он был ещё ребёнком. И благородства в обоих случаях, надо заметить, было не много.

– Это подлинный приказ. Боюсь, ваша казнь законна, господин, – сказал он Эриррису.

– Чёрт, это же Братство! – по-своему понял происходящее один уже порядком набравшийся бретонец и чуть не упал из-за стола. – Тёмные Братья здесь!! – завопил он на весь зал.

– Попридержи язык! – пригрозил ему мечом Корис. – Мы благородные ассасины Мораг Тонг, а не выродки из Тёмного Братства!

– Это же беспредел! – возмутился другой из посетителей-чужеземцев, явно не разделяющий подобные данмерские методы решения проблем.

– Где суд? Что он совершил? – поддержал его третий.

Недовольный шум начал усиливаться, и это не понравилось ассасинам.

– ТИХО!! – рявкнул Корис. – Эрирр был приговорён к смерти и этого вам должно быть достаточно! Но так и быть, я объясню. Его преступления – это убийство четырёх членов Мораг Тонг, а также пособничество опасным преступникам!

Тут до Эрирриса дошло.

– Это была самооборона, – спокойно ответил он. – Те четверо напали на беззащитную женщину. Я оказался поблизости и попытался помочь, хотя они всё же сумели её убить.

– Лжец! Ты и по крайней мере ещё один наёмник были заодно с той телваннийской ведьмой!

– Они выполняли законный приказ, – на этот раз сказал Морин. – Теперь и ты приговорён к смерти. Спорить бессмысленно.

– Они не имеют права! – возмутился другой имперец, сидевший за столом.

– Боюсь, что имеют, – сказал бармен.

– Постойте, – обратил на себя внимание ещё один из посетителей, босмер. – Эрирр, ты же Эриррис, так? Я знаю его! Это же Герой Вивека! Вчера он убил Вивекского Убийцу!

Зал охватил недовольный гул. Причём недовольство было направлено именно на морагтонговцев. Ассасины переглянулись.

– Герой Вивека? Чёрт, ты знал об этом?

– Нет.

– Пусть так! – заявил Корис во всеуслышанье. – Но это не помешает нам свершить благородную казнь! Это Морроувинд, а не Империя!

Слышал бы его сейчас Лариус Варро. Поняв, что дело пахнет жареным, Эриррис активировал Пояс Доспехов Бога и заметил, как кожа его рук еле-еле заметно засияла синей дымкой. Освободившейся рукой он плавным движением извлёк ещё одну Стрелу.

– А теперь, – Корис яростным взглядом посмотрел на имперца, подняв правую руку вверх и сжав её в кулак. – Приготовься к смерти! – в руке появился призванный даэдрический гнутый короткий меч. Убийцы тронулись с места и пошли на него.

Опять призывная даэдрика… Прямо дежавю какое-то! – подумал Эриррис резко распрямив обе руки. Две даэдрические иглы прошили пространство, и толпа вокруг загудела.

Надо отдать Мораг Тонгу должное – реакция их ассасинов была просто отменной. Один дротик летел Корису прямо в лоб, но он вовремя дёрнул головой в сторону и избежал попадания. Ну а тот дротик, который предназначался для Морина, был отбит его вакидзаси. Эриррис вытащил мечи – тонкую пламенную иглу и двемерский клинок – и встал в защитную стойку. Убийцы тоже теперь не медлили и побежали к нему.

– Двое на одного! – выкрикнул пьяный босмер. – Нечестно! Жалкие трусы!

Корис бежал быстрее своего напарника и первым схлестнулся с Эриррисом. Клинки ударились друг о друга, и на имперца обрушился град ударов – яростный натиск, характерный для импульсивного традиционного данмерского стиля ведения боя. Один пропущенный удар по кольчуге – лишь царапнул, не пробил, следующий – по броневой кости – ещё один глубокий порез. Эриррис был сосредоточен в основном на даэдрическом монструозного вида мече с зубцами – уж этот-то легко пробьёт и пластины брони, и кольчугу. Он блокировал его быстрые, но мощные атаки стальной иглой, и на ней красовалось уже много весьма больших зазубрин, а одна возле рукояти и вовсе доходила чуть ли не до середины клинка. Он понял теперь, каким образом пострадал его двемерский меч. Эриррис попытался нанести несколько ударов, но и его противник тоже не забывал о защите, и эта попытка не только не принесла пользы, но чуть не стола ему перерубленной шеи.

Третий пропущенный удар танто, скользнув по стальной пластине наруча, резанул его кисть. Но он не получил серьёзного пореза – только царапину. Работа пояса, – понял Эриррис. – От режущего удара защитил, но защитит ли от колющего? Лучше не проверять. Боль первого, хоть и не серьёзного, но всё же ранения, заставила Эрирриса окончательно проснуться и включиться в поединок. Морин Берил тем временем обошёл его сбоку и решил подобраться со спины. Но не это было самое страшное, а то, что «Скорбный Амшегар», как его уже успел окрестить Эриррис, готовился применить не клинок, а магию: на его пальцах играли усиливающиеся с каждой секундой зелёные огни.

Скамп, паралич! – понял имперец. – Нельзя допустить, чтобы они меня зажали!

Изловчившись, он пригнулся от очередного рубящего удара Кориса и перебежал ближе к стенке, заняв уже не такую безнадёжную позицию. Теперь Морин оказался перед ним, а значит, пришла пора знакомства с его способностями. Ассасин оказался не менее искусным фехтовальщиком, чем его напарник, и его атаки Эриррис парировал с трудом. Но он понимал, что это далеко не всё, с чем ему предстоит столкнуться. Имперец приготовился к худшему. И худшее наступило. Улучив удобный момент, Скорбный Амшегар хватанул Эрирриса за левую руку, и её свело судорогой. Игла вылетела из парализованной конечности. Похоже, морагтонговец не сумел овладеть полной версией этого весьма непростого заклинания, и ограничился только парализацией отдельной части тела. И это было на руку Эриррису. На руку в обоих смыслах.

К счастью, паралич был неполным, и частично его воля смогла побороть вредоносную магию. Частично. На этот случай у него был заготовлен план. Отбив очередную атаку, имперец кое-как нащупал левой рукой в кармане мантии отторгающий магию амулет (одна из двух дешёвок, что он приобрёл ещё когда отправлялся красть редоранский шлем – тогда он рассовал их по карманам одежды, но ему так и не довелось ими воспользоваться). К его удивлению активация прошла легко и быстро, и он почувствовал, как к руке начала возвращаться способность к движению. А тем временем Морин уже был готов применить второе аналогичное заклинание, что и сделал, чуть не поплатившись за такую наглость рукой. Однако, как слишком поздно понял Эриррис, это выпад был лишь отвлекающим манёвром, нужным чтобы поразить его правую руку. Последовало лёгкое прикосновение к его плечу, и руку имперца передёрнуло, но на этот раз его воли хватило на то, чтобы полностью разрушить магию самостоятельно. Однако секунда промедления сыграла своё чёрное дело – его хватка ослабла, и Скорбный Амшегар выверенным ударом выбил двемерский меч из его руки! Клинок взмыл в воздух. Невероятно, но Эриррис оказался разоружён.

Удивление застыло на его лице, а дыхание толпы замерло. Видя, что враг в критическом положении, ассасины (Корис уже успел зайти с другой стороны) переглянулись и в молчаливом согласии бросились в последнюю атаку. Эриррис должен был быть пронзён с двух сторон. Как предполагалось.

Вот поэтому мне и нужно 4 клинка. А ещё лучше – все шесть! – двумя резкими движениям он вынул свои вакидзаси и блокировал обе атаки!

Большой зал взорвался громогласным «Ура!» и одобряющими криками.

Один особо активный и особо бухой босмер (тот, который кричал громче всех и который назвал морагтонговцев трусами) даже вскочил на стол и, размахивая кружкой, из которой то и дело выплёскивался эль, что было мочи заорал: «Эрирр!» Не менее бухой норд, сидевший за тем же столом (очевидно, друган лесного эльфа), поддержал его и с криками «Эрирр! Эрирр!» забарабанил своей огромной деревянной кружкой по столу. «Нововведение» понравилось народу: вскоре был задан ритм, и вот уже вся толпа орёт в поддержку имперца и стучит кружками:

– Эрирр! Эрирр! Эрирр!!

Брызги летели во все стороны, а радости было хоть отбавляй. В Квартале Чужеземцев к Мораг Тонгу, как оказалось, народ питал не самые лучшие чувства. Однако крики криками, а сталь сталью – у Эрирриса по-прежнему были проблемы: сейчас ему приходилось отбиваться сразу от двух мастеров клинка. Он чувствовал, что начинает уставать. Нужно было срочно что-то предпринять.

К счастью, нужная идея нашлась быстро. Глупая, конечно, но сейчас это было последнее, о чём Эриррис думал. Ведь если уж толпа так ликует, грех этим не воспользоваться!

Резкой полукруговой атакой он заставил данмеров отскочить назад и получил тем самым нужное время.

– Ну что же вы, народ? – как можно веселее и громче крикнул он. – Наши убийцы тоже хотят пивка!

Как ни парадоксально, но это сработало! С полудикими орами и улюлюканьем в убийц полетели пивные кружки и бутылки. Некий герой даже запустил в полёт табуретку, сбив Мориса с ног. Один косо брошенный стакан угодил Эриррису в макушку, но это его не расстроило. Эффект оказался что надо!

Это Морроувинд, говорите? А это – Таверна!

Теперь ассасинам пришлось отбиваться от града снарядов из рук разгорячённой алкоголем и зрелищем толпы. С учётом того, что сверху набежало ещё с десяток человек, град этот был весьма неслабенький. Тяжелее всего было Морину, но и Корису пришлось не сладко. С яростным криком он разбил даэдрическим мечом летящую в него бутылку вдребезги и понёсся на Эрирриса. Отбив оба удара имперца, ассасин что было силы толкнул его в плечо и сбил на пол. Морагтонговец хотел уже было прикончить Эрирриса, но тот не растерялся, ловко поддел ногой валявшуюся рядом табуретку и запустил её в противника. Точное попадание в подбородок заставило Кориса отшатнуться назад и выронить призванный меч (который тут же разматериализовался). Он явно не ожидал такого поворота и на время был выведен из строя. Эриррис же тем временем вновь активировал пояс и почувствовал злость. Этот данмер уже достал его. Ему вдруг захотелось прожечь в нём дыру Огненным Укусом или испепелить голову, но он быстро справился с нахлынувшими эмоциями и решил действовать более рассудительно и осмысленно. Но от того не менее жёстко!

Он метнул один из своих вакидзаси, целя Корису в глаз, но тот увернулся, немножко ошарашенный такой тактикой. Но Эриррис тем временем уже подобрал с пола иглу и перекатился к двемерскому клинку. Последовал ещё один бросок второго вакидзаси, который чуть было не попал в цель, а за ним в ассасина полетел третий даэдрический дротик. Корису пришлось отпрыгнуть, и Стрела Правосудия застряла прямо в одной из деревянных кружек, мигом угомонив её обладателя. Эриррис же, теперь уже с двумя мечами, рванул вперёд, намереваясь убить проныру-данмера. Двемерский металл скользнул о сталь, но ранить не смог – противники просто поменялись местами. Последние пивные «снаряды» уже отлетали своё, и теперь начинался новый виток боя между двумя убийцами. Корис яростно крикнул что-то непонятное и в его руке снова очутился короткий и страшный даэдрический клинок. И тут Эриррис понял, как можно это использовать. Он стал боком, выставив иглу вперёд, и ассасин побежал в атаку. Как и предполагалось, он с силой рубанул по Эриррису, но тот подставил под удар меч Нельса как раз так, чтобы даэдрика пришлась на его самое повреждённое место. Игла треснула. И переломилась! Эриррис улыбнулся краем губ.

Высвободившаяся от разрушения зачарованного предмета волна пламени не обожгла имперца – сработала антимагическая защита пояса. Более того – усиленный магией духовный потенциал Эрирриса позволил ему собрать рукой часть освобождённого огня и отоварить им находящегося вблизи ассасина. Почувствовав сильный жар и ожоги на руках и лице, Корис с криком попятился назад. Но Эриррис на этом не остановился. Ему понравилось испытанное чувство управления траекторией движения огня и он отчётливо осознал, что хочет запустить во врага огненным шаром. С чего бы это? – ведь раньше у него получалось подобное не очень гладко. Но это всё раньше – не сейчас! Повинуясь инстинкту, имперец плавным, но быстрым движением крутанул кистью и сотворил белый (!) комок пламени и тут же метнул его в морагтонговца. Идеальная аура! И какая скорость полёта! Похоже, свойства этого чудесного пояса далеко не ограничиваются защитой – он также повышает потенциал магического нападения. Но об этом потом – сейчас надо покончить с проблемами.

Белый огнешар попал Корису в ногу и тот, резко выгнувшись от боли, вскрикнул и вновь потерял контроль над призванным оружием. Тем временем Морин с рассечённой щекой и подбитым глазом кое-как поднялся на ноги, но тут тот самый наглючий босмер, который плясал на столе, резко выплеснул из кружки эль прямо ему в лицо, залив глаза. Ассасин вновь пошатнулся и на некоторое время лишился нормального зрения. Тут же ещё один «благодетель» бросил Эриррису один из его клинков, и тот его словил. Он понял: это идеальный момент!

Дальше для него всё происходило как будто в замедленном режиме. Тронувшись с места, он помчался в сторону Кориса… Достигнув его, пригнулся и полосонул мечом гномов, подрезая сухожилия… Не останавливаясь, когда тот уже опустился на колени, оттолкнулся от него, попутно проведя лезвием вакидзаси по горлу данмера… Сохраняя набранную инерцию движения, оттолкнулся ногой от оказавшейся на его пути табуретки и в высоком прыжке устремился к Морину. Тот только-только протёр глаза от эля и только и успел, что выставить свой клинок перед собой.

Оба меча поразили свои цели. Но кровью харкнул только один. Похожий на Амшегара ассасин удивлённо поморгал… и умер. Эриррис вытянул двемерский клинок из его пробитого насквозь сердца. Кровь стекала по его желобку ручьём.

Нет, не тянет он на Амшегара – тот бы что-нибудь обязательно придумал.

Теперь Эриррис заметил, что и в его костяной груди имеется дыра от меча. Но боли не было. Он запустил руку под доспех. Кольчуга оказалась цела. Понятно, пробита только одна из трёх степеней защиты – магический щит сработал великолепно.

Убийца огляделся вокруг. Толпа восторженно шумела и поздравляла его. Больше всех радовался, конечно, лесной эльф, пустившийся на столе в пляс. А один молодой данмер – видимо, бард – с загоревшимися от восторга глазами уже начал что-то бренчать на расписной лютне.

О, боги… Вот и слава пришла. Только ещё не хватало, чтобы эту историю облекли в песню и разнесли по всем тавернам острова…

Хозяин заведения подошёл к нему и робко спросил:

– С вами всё в порядке? Вы не пострадали?

– О чём вы? – имперец сделал удивлённое лицо. – Смертельная схватка на завтрак – моё любимое блюдо.

– То, что вы победили, бесспорно говорит о вашей чести, однако это не остановит Мораг Тонг. Приказ всё ещё не выполнен, и охота на вас продолжится до тех пор, пока он не будет отозван.

– А отозван он может быть только если того захотят в самом Мораг Тонг, – мрачно усмехнулся Эриррис.

– В вашем случае – боюсь, что так.

– Просто блеск! – Имперец шумно вздохнул. После небольшой паузы Рарил Гирал продолжил:

– По традиции вы имеете право обыскать и забрать имущество убитых вами благородных палачей.

Видимо, эта идея очень понравилась гиперактивному лесному эльфу, который, однако, уже слез со стола. «Обыскать!» – праздным голосом провозгласил он.

– Обыскать! Обыскать! Обыскать! Обыскать! – вновь забили кружки по столам.

Эриррис вопросительно уставился на хозяина, но тот только пожал плечами. Что ж, придётся выполнить распоряжение босмера. Да он и сам был вовсе не против.

Два кошелька средней увесистости и оружие убийц – вот что ему удалось раздобыть. Никаких зелий и магии – откровенно плохая подготовка. Возможно, в следующий раз будут умнее. Эриррис подошёл к пьяному босмеру.

– Молодцом, – хлопнул его по плечу убийца и положил кошель Не-Амшегара в его опустевшую пивную кружку, которая отчасти и стала причиной смерти предыдущего его владельца.

Тот сначала не понял, но потом до него дошло. И ему это понравилось!

– Герой Вивека! – улыбнувшись во весь рот, громко провозгласил он! Бармен! Тащи выпивки всем! Сегодня Мораг Тонг угощает! Ха-ха! – он вновь вскочил на стол и заплясал на нём. – ГЕРОЙ ВИВЕКА-А-А!!

– Герой Вивека! – на радостях подхватили все остальные.

Собрав своё оружие, Эриррис подошёл к хозяину таверны.

– Я возьму это, – он взял из его рук приказ на его убийство.

Потом оглядел окружающий разгром. И сжалился.

– За урон имуществу, – вручил он ему кошель Кориса. – Раз уж сегодня Мораг Тонг платит за всё. А теперь неси им заслуженную выпивку.

– Герой! Герой! Герой! ГЕРОЙ! – повсюду звучали голоса.

Перекинув сумку через плечо и ещё раз улыбнувшись, Эриррис ушёл под шум ликующей толпы.

 

 

– Ну, как тебе представление? – женщина из тёмных эльфов в чёрной мантии, чёрных перчатках и в чёрном же капюшоне на голове, посмотрела на своего собеседника.

– Мне понравилось, – мускулистый норд с собранными в хвост русыми волосами и плоским носом довольно хлебнул халявной суджаммы, оплаченной покойным ныне Морином. Оранжевая клетчатая накидка полностью скрывала его правую руку. – Давно так не веселился!

Они сидели в большом зале Чёрного Шалка почти в самом углу и могли отлично наблюдать происходящее.

– Ты знала о том, что битва пройдёт здесь?

– Конечно. Ведь это было так предсказуемо.

– И ты не сомневалась, что он их убьёт, – расплылся в золотозубой улыбке нордлинг. – Довольно жестоко. Мне нравится!

– Ты весьма удачно приложил по голове того, с вакидзаси. Зачем? Это сильно облегчило его победу.

– Не хотел, чтобы такой лакомый кусочек был ненароком съеден жалким эльфом. Не обижайся, к тебе это не относится, – норд оскалился, сверкнув золотом.

Данмерка усмехнулась, улыбнувшись.

– Ясно, вижу, ты уже горишь желанием встретиться с ним в бою. Но… по зубам ли тебе такой противник?

– Издеваешься? Я уделаю его. Не скажу, что такие как он, для меня семечки. Но и до крепкого орешка ему далеко. Попрыгунчик умрёт быстро – ему хватит одного удара моей косы.

– Хорошо. Именно это я и хотела услышать.

– Но я также знаю цену смерти. Одной тысячи явно маловато за такого шустрого малыша. Я хочу две!

Она посмотрела ему прямо в глаза долгим взглядом. Потом кивнула и достала два мешочка с золотом.

– О, вот это мне нравится! – с одобряющим выражением лица он пересчитал монеты. – Считай, что твой Герой Вивека мёртв. Не мгновенно, разумеется. Я выжду, когда он будет наиболее уязвим и нападу. Несколько дней, и он готов. Это промедление ведь не обеспокоит тебя? – спросил Джоф.

– Не обеспокоит, – улыбнувшись, тихо ответила Ариа.

 

 

Сейчас Эриррис направлялся в Гильдию Магов, что также как и местное отделение Гильдии Бойцов была расположена под самым куполом на Плазе Округа Чужеземцев. Лучше побыстрее свалить из этого города, пока в Мораг Тонг не спохватились. Но сначала ещё маленьких несколько дел.

Продав без торгов оружие ассасинов кузнецу и разжившись у гильдейской зачаровательницы парой магических побрякушек (а заодно стырив из комнатки на нижнем этаже гильдии несколько дорогих колец, амулетов и 6 маленьких пустых камней душ – нечего было оставлять без присмотра у всех на виду), имперец подошёл к Флакассии Фаузейус – телепортанту – и вежливо попросил доставить его в Садрит Мору. Что и было сделано: встав на каменный выступ, через несколько секунд он ощутил уже знакомое потемнение в глазах и тут же исчез.

А ещё через несколько секунд воздух в пределах круга засветился слабым бледно-зеленоватым сиянием.

Хм, забыл что ли что-то? – подумала магичка.

Но её предположение не подтвердилось. Из воздуха появился уже знакомый Флакассии данмер с не то страшной, не то смешной причёской, с кучей перьев в волосах и с белым поясом на голове в виде повязки. Он улыбнулся телепортанту.

– А, привет, Амшегар, – улыбнулась она в ответ.

 

Конец

Изменено пользователем nemezida
Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

Ну чё :crazy:

Спасибо всем читателям что читали, и особое спасибо издаделю, ибо самому выкладыать было влом :-D Третий том ставится на перерыв, дойдя до половины. Нет, это не лень) И даже не творческий кризис, скорее наоборот! Дело в том, что сейчас я сосредоточил своё внимание на создании ещё более важного проекта чем Дух Нирна) Как доделаю - вернусь к этому эпику :-) Если только не случится ещё что-то непредвиденное, как это было в конце второго тома :-D

Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

  • 9 месяцев спустя...

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти
  • Последние посетители   0 пользователей онлайн

    • Ни одного зарегистрированного пользователя не просматривает данную страницу
×
×
  • Создать...