Перейти к содержимому

Иннельда

Иннельда

Дата регистрации: 17 окт 2005
Офлайн Активность: янв 08 2021 07:49
****-

Сказка для мечтательной данмерки

03 Февраль 2014 - 11:45

Перенесено из темы XII-го конкурса прозы, на котором рассказ получил первое место.


На маленькой ферме Сарети, что недалеко от Рифтена, в этот снежный вечер Тюрдаса двенадцатого дня Вечерней Звезды, было на удивление тесно. И до чего ж странная компания здесь собралась! Аврузе Сарети, хозяйке, оставалось лишь изумляться. Среди нечаянных гостей была, во-первых, молодая бретонка с волосами медного цвета, лукавыми глазами и бесшабашной улыбкой. Яркая и несколько эксцентричная, подобно всем бретонам, она представилась как бард из Коллегии Солитьюда, чему Авруза совершенно не удивилась. Звали бретонку Линаик. Во-вторых, был тут муж Линаик, имперец, маг по имени Маркурио. Третья гостья, мрачноватая нордка, представилась как хускарл Линаик Лидия и попросила проявлять уважение к её тану, после чего не произнесла ни слова. Наконец, четвёртой в этой компании оказалась соотечественница Аврузы, данмерка-наёмница по имени Дженасса.

Странно было видеть норда, имперца и данмера в одной компании, но ведь искатели приключений – особый народ. Аврузе, возможно, и хотелось расспросить, что свело их вместе, но времени было мало, и печальная новость, которую принесли гости, явно должна была забрать его без остатка.

- Что ж, - сказала Авруза, едва Линаик протянула ей потрёпанный полевой дневник и двемерскую урну с необычного вида корнями Нирна в ней, – этого следовало ожидать.

Она давно подозревала, что никогда больше не увидит старого друга и наставника Синдериона - блестящего учёного, одного из лучших алхимиков Тамриэля. И всё же сейчас, когда сомнений не осталось, испытывала горечь и скорбь.

- Я только не знаю, как сказать Адури. Она очень его любила. Он стал ей кем-то вроде доброго дядюшки. Как правило, он был занят своим исследованиями, но иногда садился с нами у очага и начинал рассказывать сказки: о волшебных растениях, об исчезнувших народах, о таинственных руинах... Возможно, именно эти сказки и повлияли так на неё. Сестре скучно на ферме, она мечтает стать художницей. И всё ещё надеется на возвращение Синдериона. Боюсь, как бы новость о его смерти не стала для неё слишком тяжёлым ударом. У сестры сложный характер. Она и без того чересчур любит бродить по лесу, невзирая на опасности и множество дел на ферме.
- Может быть, рассказать ей в виде сказки? – предложила Линаик. – Например, об Аленьком Цветочке, растущем в Чёрном Пределе.
- Строго говоря, корень Нирна – не цветок, - мягко поправил жену Маркурио.
- Это же будет сказка! – упрямо возразила бретонка. – Синдерион писал в своём дневнике, что для завершения исследования нужно ровно тридцать этих корней. Тридцать я и отдала Аврузе. Однако собрали мы больше. Давайте посадим один в горшок и оставим Адури, когда сказка закончится?
У Аврузы план Линаик вызвал некоторые сомнения, но другого выхода она не видела, и поэтому согласилась.

Адури пришла домой лишь около полуночи, румяная и пахнущая лесом и морозом. Авруза привычно пожурила её, затем представила гостей - не подчёркивая, впрочем, рода их занятий. Поужинали, перебрасываясь незначительными фразами о погоде и последних событиях в округе. Потом Линаик с хитрым видом откинулась на спинку стула и сказала:
- Думаю, нам стоит отблагодарить наших заботливых хозяев за кров и сытный ужин. Как насчёт звонкой песни и хорошей сказки?
- О, это было бы замечательно! – обрадовалась Адури, и её глаза заблестели в предвкушении.
- Я и не сомневалась, - рассмеялась Линаик и взяла лютню.

Она спела несколько известных песенок, и присутствующие как-то незаметно повеселели, расслабились. Показалось даже, что все они знакомы уже очень давно и чуть ли не добрые друзья. Даже Авруза на время забыла о заботах и позволила себе просто слушать, блаженно зажмурившись. Голос у Линаик был не то чтобы сильный, но довольно приятный и располагающий. Такой, возможно, не звучал бы в чертогах какого-нибудь ярла, но зато весьма годился для маленькой старой фермы, запорошенной снегопадом. Наконец бретонка отложила инструмент и произнесла:
- Мы славно повеселились, а теперь настала пора для сказки!
Слушатели, заинтригованные её вкрадчивым голосом, невольно подались ближе, и теперь глаза блестели не только у непоседливой Адури, но у всех без исключения. Оно и верно: ведь даже спутники Линаик не знали, что именно она станет рассказывать.
- Возможно, это будет немного грустная сказка. Так бывает. Но это ничего. Главное в ней – другое. Итак… Жил когда-то в Рифте один мудрый старый мер…


Жил когда-то в Рифте один мудрый старый мер. Ферма, которую он называл домом, была очень похожа на вашу. Она располагалась в живописном месте недалеко от большого озера. Наш Мудрец просыпался на рассвете, умывался, завтракал и принимался за Труд Всей Своей Жизни. Именно так – с большой буквы. Не могу сказать точно, что это был за Труд, я не очень в этом разбираюсь. Возможно, мой муж смог бы внести ясность, но, боюсь, тогда сказка превратилась бы в научную лекцию.
У Мудреца было две дочери. Одна из них славилась умом и трудолюбием, она многому научилась у отца и гордо шла по его стопам, помогая ему во всём. Другая была значительно моложе сестры, обладала мечтательным нравом и обожала слушать рассказы отца о дальних краях, где он побывал. А надо сказать, в молодости Мудрец немало путешествовал, так что рассказать мог о многом. Они были счастливы втроём на их маленькой ферме.

Но однажды Мудрец узнал от некоего путешественника, что завершить Труд Своей Жизни сможет, только если отправится в Чёрный Предел – опасное и весьма мало исследованное место, огромную тёмную пещеру под поверхностью Скайрима, где расположен Тихий город легендарных двемеров. У путешественника очень кстати имелись карта и волшебный ключ, открывавший двери в Чёрный Предел, и он готов был уступить их Мудрецу по сходной цене. Делать было нечего. Мудрец купил карту и ключ, собрал вещи и со слезами на глазах стал прощаться с дочерьми.

- Что тебе привезти из дальних странствий, моя многомудрая? – спросил он старшую дочь.
- Привези мне, батюшка, новое знание! – ответила старшая.
- А тебе что привезти, моя прелестная? – спросил он младшую дочь.
- Привези мне, батюшка, Цветочек Аленький, о котором недавно рассказывал! – ответила младшая. – Ведь ты говорил, что он растёт в том Чёрном Пределе, куда теперь лежит твой путь.
- Хорошо, любимые мои. Даю слово, будут вам эти подарки!

И он покинул дом, оставив опечаленных дочерей тревожиться денно и нощно и ждать его возвращения.

Долго ли, коротко ли, дошёл Мудрец до руин древнего двемерского города Ральдбтхара, поскольку ближайший вход в Чёрный Предел находился именно там. На ступенях к дверям Ральдбтхара его подстерегало первое препятствие в виде могучего громилы и его напарницы-лучницы. По счастью, Мудрец неплохо владел заклинаниями всех известных школ магии. Он применил на себя заклинание Невидимости и прокрался мимо них.

В былые годы ему не раз доводилось бывать в двемерских руинах, но он с восторгом юнца вновь рассматривал массивные каменные столы, и каменные сиденья, каждое из которых было похоже на маленький трон, и пузатые двемерские урны, и изящные стеллажи. Древний город по-прежнему жил своей загадочной жизнью: стучали механизмы, вращались шестерёнки, шипел пар в толстых трубах. Вот только теперь он служил домом не двемерам, а обычным бандитам. Поэтому Мудрец хоть и восхищался, но об осторожности не забывал, обновлял заклинание Невидимости и пробирался дальше, минуя беспечно занятых повседневными делами бандитов. Наконец он оказался на балконе большой комнаты, в центре которой уютно горел костерок, а на ним висел котёл и жарилось на вертеле мясо. Вокруг огня сидело несколько бандитов, и один из них - судя по всему, главарь, - был в лучшей броне, чем прочие. За спиной главаря находилась закрытая дверь. Мудрец сверился с картой – и по всему выходило, что ему нужно именно туда. А большой ключ странной формы висел на поясе у главаря. Но как же его раздобыть? Мудрец наш хоть и владел магией, но мером был уже весьма пожилым и трезво оценивал свои силы. Внезапно взгляд его упал на двемерские катапульты, расположенные тут же на балконе. Рядом находился рычаг, приводящий их в действие. А на полу недалеко от костра какой-то растяпа разлил масло… План возник мгновенное. Стараясь не привлекать внимание, Мудрец развернул катапульты в сторону костра и бандитов и дёрнул рычаг первый раз. Тяжёлый двемерский болт насквозь прошил главаря, и тот беззвучно упал. Почти в тот же момент второй болт влетел прямиком в костёр, разбрасывая поленья. Некоторые из них угодили в разлитое масло. Вспыхнул пожар, среди бандитов началась паника: кто кинулся прочь, кто выхватил оружие и принялся искать нарушителя. Мудрец же под прикрытием Невидимости подкрался к телу главаря, снял с его пояса ключ, открыл дверь, а затем так же тихо запер её за собой, отрезая путь возможной погоне.

В комнате за дверью хранились бандитские сокровища. В сундуках нашёл Мудрец несколько драгоценных камней и пару флаконов с полезными зельями, а также всякие удивительные двемерские штуковины: шестерни, гироскопы, посуду. Но, конечно, всё это унести он бы с собой всё равно не смог, а поэтому пошёл себе дальше, поглядывая под ноги и на стены. Он не понаслышке знал о коварных ловушках и устройствах, из которых выпрыгивают на зазевавшегося путника двемерские пауки и сферы-стражи. Действительно, и того, и другого по дороге в Чёрный Предел увидел он немало. Но смекалка, знания и указания путешественника, продавшего ему карту и ключ, помогли преодолеть все препятствия. Наконец добрался Мудрец до подъёмника, унёсшего его в глубины Ральдбтхара – на рынок, где двемеры некогда торговали с пришельцами с поверхности. Новые опасности поджидали его: здесь, в глубине, давно и прочно обосновались фалмеры - уродливые и злобные существа, когда-то бывшие рабами у двемеров, - и их ужасные питомцы, корусы. Вы, должно быть, знаете, что фалмеры хоть слепы, зато имеют обострённый слух и обоняние. Тут одна Невидимость не спасла бы Мудреца. Пришлось ему пустить в ход Приглушение шагов, чтобы тихо ступать, и Телекинез, чтобы отвлекать внимание врагов. И снова были ловушки и головоломки, а в одном зале пришлось ему чистить шестерни от мусора, чтобы опустить мост, а после сражаться с огромным и чрезвычайно опасным двемерским центурионом, которого ну никак было не обойти! Хорошо хоть мастерство в школе Разрушения не притупилось за годы. Спустя ещё пару коридоров оказался Мудрец в небольшой квадратной комнатке со странным механизмом в центре. Было в этом механизме необычной формы отверстие - как раз для ключа, купленного у путешественника. Ключ подошёл, и открылась узкая винтовая лестница, ведущая, казалось, в самые недра Нирна. Там, внизу, узрел Мудрец красоту, какой не видывал за всю свою жизнь: в полумраке и тишине высились строгие двемерские башни и росли странные гигантские светящиеся грибы, а свод огромной пещеры, где находились все эти чудеса, мерцал синевой чистейшего этерия, отражаясь в водах подземных озёр и рек! Мощёные камнем дороги вели во всех направлениях, и казалось, Тихий город просто спит в ожидании возвращения хозяев. Тут и там виднелись залежи полупрозрачного минерала. Подобрав небольшой кусочек, понял Мудрец, что это Камень душ.

Двинулся Мудрец в путь по Чёрному Пределу, стараясь не привлекать внимания местных обитателей. А обитали тут существа совершенно разные: фалмеры, корусы, двемерские стражи… Даже невесть как сюда забредший великан встретился Мудрецу однажды. А ещё один раз заметил Мудрец настоящего дракона, что парил над здешним искусственным солнцем – огромной жёлтой сферой, свисающей со свода пещеры на тоненьком, но чрезвычайно прочном тросе! Видел он также безумных прислужников фалмеров. Видно, не всех своих пленников фалмеры убивают, а кое-кого оставляют у себя рабами, да только, похоже, эти бедолаги теряют разум от всего, что открывается им в глубинах Чёрного Предела.

На берегу ручья нашёл Мудрец Аленький Цветочек, что просила у него младшая дочь. «Вот и чудесно! – подумал он, ладонями бережно выкапывая растение из почвы. – Для младшенькой моей есть уже у меня уже подарок! Осталось завершить Труд Всей Жизни и порадовать старшенькую новым знанием!» Раз так, нечего было медлить. И пошёл Мудрец дальше в поисках подходящего места для полевой лаборатории. Вскоре обнаружил он небольшое и скромное двемерское строение. Кто знает, для каких целей служило оно бывшим хозяевам? Мудрецу же оно вполне подходило. Всё необходимое было у него с собой, так что вскоре собрал он алхимическую лабораторию и Пентаграмму душ, расставил на полках двемерских стеллажей учёные книги и разложил на столе инструменты. Потом посадил в двемерскую урну Аленький Цветочек, чтобы не завял он за время исследований. Когда всё было готово, приступил Мудрец к завершению Труда Всей Жизни, ибо, как и обещал ему тот путешественник, были в Чёрном Пределе все условия для этого. Но дни шли, сливались в недели и месяцы, а Труд Всей Жизни никак не хотел завершаться. Казалось, не хватает какой-то малости. Однажды сидел Мудрец в печали на берегу подземного озера, перебирая в мыслях сокровища знаний и пытаясь отыскать среди них так ему нужное. Внезапно рядом возник призрак незнакомой дамы.

- Кто ты? – испуганно воскликнул Мудрец, готовый запустить в гостью Огненный шар. – Зачем явилась ко мне?
- Когда-то я была знаменитой исследовательницей и пришла в Чёрный Предел в поисках ответов на свои вопросы. Но вопросов было слишком много, а времени мало, и так получилось, что пришлось остаться здесь навсегда. Ну а кто я теперь, ты и сам видишь. Я давно наблюдаю за тобой. Признаться, меня весьма заинтересовали твои исследования и привлекло твоё упорство. Я живу здесь уже давно, если призрачное существование можно назвать жизнью, и никак не могу найти подходящего собеседника, с которым могла бы рассуждать о вещах таинственных и чудесных. Что ты скажешь, если я помогу тебе завершить Труд Всей Жизни, а взамен ты навсегда останешься здесь со мной, чтобы предаваться изысканной радости научных бесед?
- Но там, наверху, меня ждут любимые дочери! - растерялся Мудрец, - Я очень скучаю по ним и считаю дни до возвращения в родной дом. К тому же, я дал им слово привести из своих странствий подарки!
- Без моей помощи ты так и умрёшь здесь, не завершив того, ради чего явился. И подарков твои дочери всё равно не получат, - сказал Призрак, печально качая головой.
- Умоляю, помоги мне, но не проси остаться! – воскликнул Мудрец.
- Извини, это был бы непомерно щедрый дар, а я слишком устала от одиночества. Ступай, подумай над моим предложением. Если согласишься на него, приходи снова к этому озеру. Я буду ждать.

Мудрец вернулся в своё жилище, лихорадочно обдумывая слова Призрака. Он чувствовал, что женщина права, жизнь его на исходе и времени осталось совсем немного. Три дня и три ночи размышлял он – и наконец решился. Вернувшись к озеру, увидел он ожидавшую его призрачную даму.

- Так и знала, что ты вернёшься, - произнесла она.
- Увы, Труд Всей Жизни сделался для меня важнее любимых дочерей и дороже счастья быть с ними! - мрачно сказал Мудрец. – Но прежде, чем мы заключим соглашение, ответь, как ты собираешься передать подарки моим дочерям?
- В Чёрном Пределе иногда появляются отважные путешественники и искатели приключений. Я найду тех, кому можно доверять, и они всё передадут.
- Что ж, тогда я согласен.

И Призрак исполнил его самую заветную мечту: помог завершить Труд Всей Жизни. Надо сказать, как раз вовремя: буквально на следующий день Мудрец был ранен стрелой двемерской сферы-стража да так и умер, не сумев оправиться от ран. Однако не исчез, подобно многим, а тоже стал призраком, и ныне ведёт беседы с призрачной учёной дамой, которая оказалась поразительно интересным собеседником. Удовольствие от научных разговоров помогает ему притупить тоску по дочерям. Жаль, призраки в силу их нематериальной природы не могут писать книги, иначе они несомненно поделились бы с нами удивительнейшими открытиями. Учёная дама исполнила своё обещание и нашла искателей приключений, которые доставили дочерям Мудрецам его последние дары. Старшей достался полевой дневник с записями о его исследованиях и Труд Всей Жизни, а младшей – Аленький Цветочек. Здесь заканчивается история о Мудреце. Поздний час, спать давно пора.

Линаик замолчала. Её спутники уже давно откровенно зевали: должно быть, день у них выдался трудный. Одна Адури, затаив дыхание, слушала до самого конца. Авруза, которой, несмотря на усталость, совершенно не хотелось спать, тайком смахнула уже не одну слезу. Она прекрасно поняла, что описываемые приключения Мудреца на самом деле пережила сама Линаик со спутниками. Ну и, разумеется, никакого призрака учёной дамы не было, а был скелет на полу в маленьком двемерском домике, и в его костях - двемерский болт, которыми обычно стреляют сферы-стражи.

- И правда, пора нам всем отдохнуть, - сказала Авруза.

Гости разместились на полу возле очага, хозяева – в своих постелях. И до рассвета Авруза не смогла сомкнуть глаз, прислушиваясь к завыванию вьюги за окном и размышляя о судьбе своего учителя и друга Синдериона.

К утру вьюга улеглась, небо посветлело. Гости встали рано, Авруза накормила их нехитрым завтраком и, закутавшись в шаль, вышла проводить.

- Как там наш Аленький Цветочек? – спросила её Линаик, которой Маркурио как раз помогал подняться в седло.

Другие её спутники уже сидели на нетерпеливо перетаптывающихся лошадях, готовые двинуться в путь.

- Я поставила двемерскую урну с растением на тумбочку возле кровати Адури, - ответила Авруза. – Когда она проснётся и увидит его, то всё поймёт.
- Надеюсь, сказка хоть немного притупит боль потери, - сказала Линаик. – Прощай!

И, сопровождаемая мужем, хускарлом и наёмницей, она поехала прочь. Авруза, зябко ёжась, вернулась в дом и с тревогой обнаружила, что сестры там нет. Урна с Алым корнем Нирна была чуть сдвинута – значит, Адури её рассматривала перед тем, как уйти. «Только бы ты не наделала глупостей, дорогая!» - подумала Авруза. Искать взбалмошную сестру в лесу не имело смысла.


- Он ведь никогда не вернётся, да? – звонкий голос настиг путников у поворота дороги.

Линаик обернулась. Из-за сугроба выбралась Адури, растрёпанная и разрумянившаяся. Видимо, быстро бежала, догоняя недавних гостей. Поверх платья у неё не было никакой одежды, но, казалось, она не чувствует холода.

- Синдерион… он не вернётся? Ты ведь на самом деле о нём рассказывала?
- Да, - кивнула Линаик, внимательно глядя на данмерку. – Прости, что мы не сказали тебе прямо. Авруза очень беспокоилась о том, как ты воспримешь эту новость.
- Она всегда так заботится обо мне!..

Адури печально застыла, глядя в землю. Линаик не знала, что ещё ей сказать, её спутники тоже молчали.

- Тебе нужно вернуться на ферму, не то простудишься, - ласково произнёс, наконец, Маркурио. - Да и сестра, наверное, волнуется.
- Спасибо за красивую сказку и Цветок, - ответила Адури. – И за то, что доставили Аврузе его дневник. Уверена, она не даст пропасть Труду Всей его Жизни.

И данмерка стремительно убежала прочь, по направлению к ферме Сарети.

- Что ж, надо признать, идея со сказкой была неплоха, - задумчиво сказала Дженасса, обращаясь к Линаик. – Даже мне понравилась твоя история. Правда, в конце ты чересчур увлеклась и нафантазировала сверх меры.
- Да уж, эта сказка далась мне непросто, - со вздохом ответила бретонка. - Как бы там ни было, нам пора двигаться дальше. Нужно доставить Древний Свиток.
И четверо всадников поехали дальше, оставляя позади маленькую ферму и её опечаленных обитательниц.

Top.Mail.Ru