Перейти к содержимому

Фотография

Азура и безумный кузнец.


  • Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы ответить
В этой теме нет ответов

#1
Стан_асп

Стан_асп
  • Мимопроходимец

Уровень: 1280
  • Группа:Граждане
  • сообщений:1
  • Регистрация:26-Июль 14

Осмонду, хоть он был самый что ни на есть норд, всегда нравились данмерки. Красноглазые, они приводили его в оцепеняющий восторг, а их кожа цвета то пепла, то синеватого неба заставляла искать прикосновений вновь и вновь. Но более всего он впивался мыслями в Азуру – в те её изображения ,что были ему доступны. Он предал своих богов и смеялся в тиши, когда боги не приходили к нему за ответом. Он молился только ей.
- Азура, Азура, Азура, приди! – Говорил он каждый день, стоя на коленях перед алтарем Даэдра. Он хотел увидеть своё божество вживую. Вживую, он бы доказал богине, что послужит ей, а тогда… он будет видеть её чаще и чаще.
Осмонд засыпал с Азурой на устах и просыпался с мыслями о ней. Вскоре его труд прсотого кузнеца надоел ему окончательно. Собрав немного денег, он отправился в пригород Маркарта, где, говорили, на свет выходила железная жила. Там он обустроил своё жилище.
Перебиваясь с воды на хлеб, он стал строить свой собственный алтарь Азуры. Богиня из железа – что может быть лучшим подарком Ей от простого кузнеца? Осмунд бредил: сон его был недолог, а, проснувшись, он ковал статую Даэдра. Сперва сердце. У Богини оно должно быть, хоть она и из металла. Сердце человека вживую он не видел никогда, и поэтому ему пришлось искать модель для него. Моделью оказался мальчишка – пастух из племени Изгоев. Подождав его под одной из скал, Осмунд камнем оглушил мальчишку и вынул его сердце из еще живой плоти.
Дальше было туловище. Его моделью оказалась девушка, вышедшая собирать травы из города. Её тело, висящее на веревках, он держал целый месяц, отливая железную богиню шаг за шагом и улучшая её молотом. Когда тело окончательно сгнило – железо было готово.
Ноги, руки – эти божественные руки, которые обвивали его во сне – Осмунд ковал по памяти. В конце оставалось лишь лицо, которое посещало его сны каждый день. Он он выковывал лицо Азуры долго, целый год и день за днем. Но у него не получалось. В бешенстве, он проклинал Азуру как ревнивый муж, чтобы через час приползти к алтарю в слезах, прося прощения.
Наконец, ему удалось это. Лицо было отлито и перековано так, как мог это сделать только Осмунд. Прикрепив его к статуе, он потерял сознание и был в небытие целую луну.
Проснувшись и поглядев на своё творение, Осмунд обезумел. Это была не она! Не Азура! В статуе было всё, как в снах, но сны от жизни отличали всего две детали. Глаза.
Глаза Азуры горят огнем. Как он мог забыть об этом?!
Осмунд собрался и пошел в Маркарт. Данмерок в любом имперском городе полно и он стал выслеживать ту, которая глазами походила на его божество. Однажды он нашел одну женщину, которая по утрам всегда шла на рынок покупать продукты, возвращаясь по извилистым улочкам к себе домой. Она, видно, была из богатого рода, потому как ходила всегда с парой служанок. Но другой такой Осмунд не нашел.
Поздно вечером он пробрался с ножом домой к этой женщине. Поднявшись по стене на второй этаж и медленно отворив окно, он подкрался к спальне данмерки. Она в это время спала, не услышав шаги Осмунда. Трясущимися руками он подошел к ней, подняв нож. Глаза… ему нужны были всего лишь её глаза.
Осмунд размахнулся… и увидел горящие внутренним огнем драгоценные камни, что лежали на полке у кровати. Почему глаза должны быть от человека?! – В ужасе подумал он. Ведь они же сгниют! Он медленно убрал нож и взял рубины: сжав их так, что они впились ему в руку до крови, он спустился через окно из дома и бегом отправился из города в своё убежище.
Теперь было готово всё! Сделав в глазницах статуи отверстия, Осмунд поставил рубины. Статуя была готова. Он расплакался и обнял свою Богиню.
Логово странного кузнеца нашли через пару лет. Пара путешественников – они позже говорили, что они путешественники, а не мародеры, - нашла затерянный домик под скалой с открытой, покосившейся дверью. Внутри они нашли лишь старую кровать, на которой, обнявшись лежало два тела – иссохшего старика и красивой, как будто заснувшей женщины с рубинами вместо глаз.



Посетителей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных пользователей

Top.Mail.Ru