Перейти к содержимому

Фотография

Сказки одного вечера.

сказки

  • Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы ответить
8 ответов в этой теме

#1
warm summer rain

warm summer rain
  • Белый рыцарь

Уровень: 1280
  • Группа:Академия Искусств
  • сообщений:2 121
  • Регистрация:19-Январь 11
  • Город:Солнца и пыли
Давно это было - вряд ли кто из живущих ныне упомнит, и далеко - хоть много месяцев иди пешком, или езжай на карете, или плыви на корабле... На высокой скале, одиноко вздымавшейся посреди океана, стояла белая башня, немного похожая на на маяк, но в ней никогда не загорался свет.
Было это в стороне от торговых путей, и мимо скалы редко проходили корабли, лишь пару раз в год проплывали мимо истерзанные неожиданным штормом и сбившиеся с пути галеоны, или угрюмые пиратские шебекки, да проносился порой мимо под всеми парусами, наполненными призрачным ветром, Летучий Голландец.
Башню видели издали, но подплыть к ней не решался никто - слишком обрывисты были берега, и слишком странно выглядело здание это, словно поднявшееся из-под воды.
Лишь в солнечную погоду, когда над морем становился полный штиль, кружили над ней альбатросы.
Но вот однажды ветры прибили к башне крохотный плот, на котором сидел, доедая свой левый сапог, гроза всех морей и океанов от северных льдов и до южных, капитан дон Диего Ансельм Сулейман Кихано.
три недели назад команда его судна подняла бунт, и старший помощник стал новым капитаном, а дона Диего посадили на наспех сколоченный плот и отправили в свободное плавание.
С тех пор он три недели сидел на плоте, и из еды у него были только кожаная портупея, на которой висела капитанская шпага, да два сапога, а из питья - одна бутылка рома.
В день, когда плот причалил к скале, дон Диего доел каблук последнего сапога и остался безо всякой еды.
Наверное, поэтому он решил, что терять ему нечего, а становится кормом для рыб рано - и решил добраться до башни, заечь свет на ее верхушке и ждать корабля, который придет на этот сигнал и спасет его.
И вот он, рискуя свалиться в море или поцарапать голые пятки, полез по кручам, желая добраться до входа в башню. Ему это удалось, и вскоре он уже держал в руках тяжелый дверной молоток, которым, видимо, никто не пользовался чуть ли не с сотворения мира.
Взяв его в руки, он постучал - и двери башни распахнулись, пропуская его в холл.
Холл был пуст и неестественно чист для заброшенного здания. Казалось, кто-то прибрался здесь совсем недавно - нигде на полу не было ни пылинки, в углах не висело паутины, а винтовая лестница была усталана пушистым ковром. Немного поразмыслив, дон Диего решил подняться вверх.
Стоило ему пройти половину пути до лестнице, как вдруг дверь внизу с щелчком закрылась, а сверху послышалась негромкая красивая музыка.
Он добрался до вершины, и единственным предметом в которой была установленная на небольшом возвышении арфа.
На арфе этой музыцировала полусонная девушка в одежде, какие только на картинах и увидишь - горностаевый воротник, длинное платье, украшенное драгоценными камнями, а голову венчала золотая корона.
Чудилось дону Диего, что она только что проснулась.
Не ожидав увидеть такого, капитан замер на пороге и выронил шпагу.
Когда-то давно, в юности, когда он не стал еще грозой всех морей, читал он старую легенду. В ней рассказывалось, что несколько веков назад король решил выдать свою дочь замуж за принца далеокй страны, и, снарядив эскадру, отправил ее к будущему мужу.
Но она так не хотела подчиниться воле отца-тирана - а любила она одного рыцаря из своего королевста - что взмолилась всем богам и духам, которых знала, о том, чтобы избежать замужества.
Услышал об этом злобный дух Южного моря, и сделал так, что шторм налетел на эскадру и потопил все корабли, а принцессу дух спас и унес на маяк посреди океана, погрузив в летаргический сон
который должен был кончиться не раньше, чем рыцарь, которого она любила, явится за ней.
В игравшей на арфе девушке узнал принцессу из легенды.
Она вдруг оборвала игру и открыла глаза, улыбнулась:
- Дон Диего Ансельм Сулейман Кихано, спасибо тебе, мой верный рыцарь, теперь я спасена!
А ничего не понимающий дон Диего окаменел от ее слов и, ничего не понимая, переминался с одной босой ноги на другую.
Принцесса же продолжила свой рассказ, и недоумевающий капитан узнал, что является последним человеком на всей земле, в чьих жилах течет кровь того амого рыцаря, и только он мог спасти принцессу от чар.
И сказала она ему, что отблагодарит дона Диего. Только закончила она речь свою, как налетел сильный ветер, казалось, со всех сторон, и исчезла башня, а дон Диего с принцессой оказались на борту старого корабля, на котором должна была она плыть к иноземному принцу. Шел этот корабль полным ходом по океану, и будто летел, и очень скоро понял капитан, что они нагоняют его корабль - тот, власть на котором захватил старший помощник.
Увидев корабль-призрак, матросы испугались и бросилиськ шлюпкам, но дон Диего ловко перепрыгнул с носа корабля принцессы на борт своего корабля и крикнул, что вернулся.
Обмерла вся команда, а потом пала ниц перед капитаном, а старший помощник под шумок спустил на воду шлюпку и уплыл куда глаза глядят.
И взошел дон Диего на корму, обвел команду своим взором и сказал:
- Мы возвращаемся домой!
А потом обернулся, желая увидеть еще раз корабль принцессЫ, но тот уже растворился в тумане, уплыл неведомо куда.
Капитан Диего же вернулся в родные края и с тех пор прекратил зваться грозой всех морей.
...

#2
Un'Schtalch

Un'Schtalch
  • Adepta Secutor

Уровень: 1280
  • Группа:Граждане
  • сообщений:951
  • Регистрация:01-Июль 10
  • Город:Санкт-Петербург
В пустыне была нора, а в норе жил Латунный Дракон.
Я думаю, что при этих словах вы представили здоровенную рептилию, под четыре метра в холке, с огромными сверкающими металлом крыльями, мудрой мордой и горящими глазами. Увы, вынужден огорчить вас - дракон был небольшой, не больше охотничьей собаки вашего папы, которую вы пару раз кормили с опаской - а мало ли, цапнет.
А еще дракон любил поговорить. Вот представьте - идете вы с группой воскресного кружка вышивания, а на вас сзади напрыгивает небольшое, но увесистое тело. А потом вы открываете глаза - и вы уже по уши зарыты в сухой и теплый песок, а рядом торчит голова соседского Роланда, с которым вы вчера лазали за яблоками в сад госпожи Синкалот. А перед вами, гордо размахивая хвостом, греясь на солнышке, которое потихоньку припекает ваш затылок, подобно большой и ооочень довольной кошке, прогуливает дракон. И при этом вид у него ну ничуточки не грозный, более того - он улыбается. А потом он открывает рот. Вы ждете, что вас сметет поток горячего пламени, но вместо этого ваши уши заполняет его бесперывная... Болтовня. И вот тут-то вы понимаете, насколько плохи ваши дела, и насколько лучше было не ходить в эту дурацкую экспедицию без спроса взрослых к ближнему сторожевому посту, чтобы разобраться с тамошними мальчишками, которые что-то не так сказали.
Впрочем ближе к закату, когда ваши головы отяжелели от реки слов, жестоких солнечных лучей и банального обезвоживания, вы обнаруживаете, что вас аккуратно откапывают, и вы настолько ослабли, что даже не хотите обижать эту рептилию. И этой вот группой очень запыленных участников воскресного кружка вышивания вы идете домой, придумывая, что же рассказть родителям, чтобы не получить по ооочень грязным ушам за пропажу на весь день.
Уходя, вы возможно обернетесь и увидите небольшого дракончика, который танцует с ветром, окруженный небольшим ураганчиком. И вам покажется, что и ветер, и дракон очень довольны.
Мне кажется, вас нужно укоротить.
Ну рооовно на одну голову

#3
Riverder

Riverder
  • We'll bang okay?

Уровень: 1280
  • Группа:Фанаты Фуллреста
  • сообщений:960
  • Регистрация:18-Май 11
Давным-давно, в далёком-далёком мире, где не бывали ни бравые слуги Императора, ни подлые прихвостни Тёмных Богов, который не трогали всеразрушающие Waaaaaaaagh'и и мимо которых прохоидили флоты-ульи, жила-была древняя цивилизация...
Всё в их жизни было прекрасно, но вот беда - вечным было их уныние. Они творили великолепные произведения искусств, но все они наводили на мрачные мысли, они строили великолепные замки, но жили в них они недолго, ибо скучно в них было. У них никогда не было праздников, ибо они не знали, что это, но не было у них и великого горя, ибо и оно им было неведомо.
Продолжалось так долгие тысячелетия, пока не приземлился к ним на планету один небольшой корабль остроухих ксе... Э-э-э, я хотел сказать, мудрых эльдар. Вышел из корабля этого мудрейший из эльдар, провидец, чьего имени не сохранили даже книги из Чёрной Библиотеки, и оглядел он эту цивилизацию. И крепко задумался он, как же исправить положение на этой планете. Десятилетие думал он, незримый для глаз жителей, а они, тем временем, обнаружили корабль его, но не знали они, что это.
Вдруг провидец вышел из раздумий, ибо одними раздумьями не ограничиться. Решил он нашептать правителям этих существ, дабы собрали они всех вместе, а затем послал на это сборище арлекина. Лучше бы он этого не делал... Тогда провидец решил поискать иную причину их положения. Долго он исследовал всё на этой планете, пока не обнаружил источник, от которого прямо разило энергией Варпа. Воды этого источника питали все города этого мира. Попробовал провидец этой воды, и понял, что причина вся именно в этом.
Попробовал провидец отключить подачу этой воды от одного города. В результате жителям этого города стало очень плохо. Тогда провидец попытался обнаружить источник энергии, питающий этот источник. Как не пытался провидец найти, откуда берётся энергия, ничего не получалось. Тогда он решил применить сильное эльдарское колдунство, способное изменить что угодно. Долго-долго колдовал мудрый эльдар, и получалось у него, но не хватало ему сил. Тогда вызвал он других мудрейших провидцев, дабы помогли они ему. И вот над источником тайно колдует уже целый Совет. Долго-долго колдовали они, и наконец, изменили они суть энергии, питающей источник. Вскоре действительно пошли изменения. Старые произведения искусств забывались, заменяясь прекрасными и радостными новыми/
Старые прекрасные замки заселялись, украшались, а некоторые даже и преобразовывались в лучшую сторону. Люди собирались вместе и радовались всему, чему только можно было радоваться. Смотрел на это старый мудрый эльдар, и тепло разливалось в его душе от гордости и радости. Недолго он пробыл на той планете. Колдовство это подорвало его силы, и пришлось ему улететь, оставив мир без чуткого своего контроля.
Люди познали тогда счастье, но познали они тогда и горе, и ненависть, и войны... Но это совсем другая история...

Сообщение изменено: Riverder, 22 Ноябрь 2012 - 11:30 .

Спойлер



HÊ͋ͧ C͚̟̹̈̏̀ͅO̞͇͉ͮ͆̍ͤ̉͐͌M̠̗̗̩͕̱͕̑͋̒ͯ͆̊͘ͅE̥͍̻̝̹̫ͪS̢̒̊̐̆̃͆̔̃ͭ̒ͥͬ̏͌͐̍̀҉̪͖̳͖̖̲̙͟͞h̍̆͌̍ͫ͗ͮͨ̅͒̒ͭ̚͏̡͔̼̙̦͔̟͖̟̰̦̫̻̘̝̲̦̪͞ͅt̢̉̓̚̚͜͜͏͔̼̣͚̯̟͎̺̙͓̗͉ṫ̵͉͎̥̑͒̈́̒͌̅͑̆ͦ͂̅̏ͥ̏̽̓̚͡͝ͅp̸̷̫̭͙̬͙̫̻̜̠͒̎͛̅ͮ̊ͧ̈́͐̑̍̂̐̕͟sͦͭ̐̕҉̴͍̯̼̞̮̮͙̟̙̲̰͎͎̤͝:̸̛̛͔̠̺̳̯̮̰̞̳͈̯̮̝͈͇̭̙͑̿ͧ̓̾̓ͤ̀̏ͫ͌ͧ̓̊́̄̚̚̕̕ͅ/̡͋̔̉ͫ̃̏̄҉̡͈͍͖̻͈/̽͐͋̄͋̿̃̑͊ͥ̅ͮͩ̋͗̒̾̕͏̷̸̲̙̼͍̝̩̳́y̴̢ͫͯ̊̄ͧ͛͌̍ͯ̾҉̷̱͖̣̺͙͎͖͈̮̣̺̮̹ò̸͇͍̱̱̯͙͈͍̦ͭ̅͒̊̾ͮ̏ͮ̊̚͘͠uͦ̇͊̓ͫ͐̽͛͛ͨ̉̿̾͂̈͐̃҉̵̷̱̦̖͎̹̯͓͎̬͉̫͕͈̖̪̕͠ͅṫ̴̸̵̻̦̱̝͓͈̣ͧͤ̆̐͠ù̢̧͋̈ͣ͐́̽̊͐̌͘͝͏̙̜͖̩̲̫̩̞̯̗͉͍̘̻͇͚͔͔̝.̡̧͕̳̲͔̥̱͍̯̜̱̬͋̎̇̒͛̾ͯͧ̓̌̿̒ͬͦ̏̚b̶͔̪̥̲̬̃̿̽͑̈̎͑͑͗͜e̸̶̛ͣ̾̂̎̇͌͒̆ͦ̅́̚͏̯̩̦/͒̿͗ͤ̏̃̆ͧ̎̈́̿̂́ͫ͏̢̦̫̺̻́ͅS̷̸̨̠͚̪̣̦̖̫͔̺͇̪̦̙̘͉͓͖̦̠̎͌̍͗͗̔ͯ̈́͗͛̽̈́͋m̧̜͙̻̠͔̞̦̳̦̭̤͖̩͎͖̏̊͊̏͌͘͢s̨̘͚͔͈̭̭̼͔͋̈ͨ̾̀̈́̓̈́ͮ̅͘Ŗ̜̱̮̱̉̽̋̒̎̂̿̈̎͒ͥ͊̈̒̂ͥ͗͝N̶̹͈̖̖͎̦̟̫͋͌ͭͨ͋ͤ̆̉̒̇͛̍̎̆̏̈̀́̕7̵̸̗͓͙̟̂̌̎̿̒̅̒̿̿̉ͨ͞ͅ8̵̴̹̥̖̞̳̰̬̺̫̪̤̳͎̠͇ͧ̀̽ͩ͊͆͘͜͟qͬͣ͆͌ͩ̋̌ͩ̒̌̐ͦͩ̚̚̚҉̷̵͏̢̮̥̦̩͚͓̳̺͉̤̦͎̲M̨̱͓̮͍̬̹̰̲̩̮̭̐͆͆͐͗̉͋͂̆ͨͫ̊́x̷̵͚̗̬̰̥͕̱͙̘̤̝̺͇̎̏ͫ̇̂ͥ̅ͩͧ̆͋ͪ̀͋̏͜͟Ḿ̶̀̄͛̆͘͏̸̨̜͕̥̣̮̟̣̦̙̩̤̗͈

#4
Un'Schtalch

Un'Schtalch
  • Adepta Secutor

Уровень: 1280
  • Группа:Граждане
  • сообщений:951
  • Регистрация:01-Июль 10
  • Город:Санкт-Петербург
У подножия Старой Горы, прежде увенчанной шапкой белых снегов, а ныне постоянно курящейся дымом подземных кузень, располагался небольшой городок. Болезненны были жители его, чей вдох был отравлен дыханием пробуженного исполина, а выдох нес в себе всю печаль их безрадостного существования. А все потому, что в город никогда не приходил Ветер.
Ветер был всюду - он играл на вершинах окрестных Холмов, в мелу которых можно было найти кремни - Кости Земли, он пел в кронах деревьев леска за Горой. Он поднимал волну в реке, что огибала Лес и Холмы. Но он никогда не приходил в город.
А все потому, что однажды Подгорный Народ обидел Ветер.
Давным-давно, когда Холмы еще помнили поступь Дивного Рода, а Небо было юным и синим, Ветер Горы, по своей прихоти стал человеком. Как и все Ветра - он был очень любопытен, и желалал знать, что есть там, куда можно придти, но нельзя прилететь. И прошел он Вратами Горы, что уже тогда восхищали путников, которых неведомым образом занесло в эти края, и спустился в подземные залы. Искусны были мастера того времени, что вплетали веселые, полные созидательной энергии песни в резьбу стен, колонн и самоцветов.
И был поражен Ветер увиденным, и возжелал он сделать что-то подобное. И удалился он в новые, свежепрорубленные залы, коим еще предстояло стать произведением искусства, и начал петь свою песню, разнося скальные обломки и песок по пещере, полируя и изукрашивая стены и потолок. И сотворил он то, что полагал в сердце своем прекрасным, сокрылся от глаз, и стал ждать, когда вернется Подгорный Народ, чтобы сделать зал еще одним шедевром.
Прошел год, и еще один. Но ни одна живая душа не нарушила уединение ветра, со скуки временами сбегавшего в другие тоннели, дабы увидеть что-то новое. Наконец в зал пришел одинокий юноша, терзаемый неразделенной любовью, зажег свет, и обомлел, глядя на работу, превосходящую лучшие работы его мастера. И позвал он своего Учителя, дабы тот оценил находку его. И пришел Учитель с учеником своим, и тоже был поражен. Но затаилась в душе его змея зависти, и объявил он братиям своим, что затеял он труд великий, и удалился с глаз долой. Вернувшись спустя еще пару лет, пригласил он других Учителей и учеников их, дабы показать палаты новые. И привел он их в тот зал, где когда-то танцевал Ветер. И узрели они красоты, что трогали их каменные сердца, и провозгласили Великим того мастера, который привел их сюда. Видел это Ученик, но молчал, ибо послушание было добродетелью Подгорного Народа. Видел это и Ветер, и плакал в сердце своем. А после вышел к празднующим, и заявил в гневе своем труд песни своей. Но осмеяли его слепцы, и умножили обиду его.
Ветер ушел, прокляв это место. И заронил он зерна тоски в сердца обидчиков его.
А Ученик стал скальдом, и сложил первую песню об Ушедшем Ветре.
С тех пор ни под Горой, ни у Горы никогда не дует ветер. Лишь иногда, когда закаты особенно красивы, а на восходе солнце оставляет зеленые лучи, он доносит из подгорных палат песни, исполненные тоски и печали. Но увы, никто не слышит их, ибо в Городе ночь, и люди спят.
Говорят, что когда-нибудь он вернется, ежели сможет искупить Подгорный Народ оскорбление свое. Но пока не шевелятся флюгеры-петухи на синих черепичных крышах домов, да растекается с Горы ее отравленное дыхание...
Мне кажется, вас нужно укоротить.
Ну рооовно на одну голову

#5
Вевик

Вевик
  • Сунул Вивек Вивек в Вивек - ВИВЕК ВИЕВК ВЕИВК ВЕВИК

Уровень: 1280
  • Группа:Свободные плагиностроители
  • сообщений:3 028
  • Регистрация:17-Февраль 12
  • Город:Тир
Жил-был богатый лорд. Хотя почему жил-был? Давайте сделаем лорда сами. Предположим сначала, что его звали лорд Вильям фон Конфер. И у него был титул маркграфа. Итак, маркграф Вильям фон Конфер. Ему было лет сорок от роду. Лицо у него было круглое, одуловатое, с большими мягкими губами. Он носил небольшие усики и щеголял блестящими залысинами. Тело у него было крупное, руки мощные, ноги коротковатые. Одевался маркграф чаще всего камзол салатно-голубого цвета, чёрные лосины и бежевые охотничьи сапоги. У него была жена – графиня Лолла фон Конфер, урождённая де Лиххер (женщина во всём средняя), двое детей – братья-близнецы Дитрих фон Конфер и Фридрих фон Конфер, и четыре охотничьих дога. А также три барона-вассала, семнадцать деревень крепостных, небольшое войско из 1000 солдат, замки Конферштейн и Лиххерсфорт и, кроме того, Вильям был покровителем города Гештбург. В общем, жил маркграф, ни в чём не нуждаясь. Дань никому не платил, реформ не проводил, с Церковью поддерживал хорошие отношения и имел 3000 марок годового доходу. И всё это вместе – жена, сыновья, дои, крепостные, воинственные бароны и горожане (которые и давали 3000 марок в год) во главе с самим Вильямом фон Конфером, составляло маркграфство Гешт.
Формально, конечно, он считался подданным Великого кесаря Старбского, Ганса V, но Великий кесарь не имел над своими вассалами почти никакой власти. Больше всего на свете достопочтенный маркграф боялся грозы и ливня, что может сгубить урожай, а уж своего псевдосеньора – ни капельки. Чуть больше, чем своего сеньора, он боялся царя Ливальфинрусского и Снеградского, «повелителя снёрусов, самойцев, фингров, ертов и ливальцев», ибо тот (а именно нынешний царь Врехослав IV) уже не раз грозился захватить земли и короля Глуренцкого, и царя Руззаркого и Поженского, и Великого кесаря Старбского, только почему-то не торопился выполнять обещания. Видимо, искал подходящего маршала. В случае надобности маркграф мог поклясться в верности и ему, поскольку его формальный сеньор был жалким слюнтяем и безбожным распутником, который дальше собственного носа ничего не видел. Однако маркграф не находил в этом никакой надобности в этом, а потому скучал, охотился и читал книги из ближайшего монастыря (коих было две – Евангелие от Августа и Евангелие от Люция), попивая вино, что было из той же обители.
Этим он и занимался всю жизнь, до самой своей смерти. Похороны маркграфа были пышными, впрочем, как и его свадьба. Плакали по маркрафу и жена его, страшно растолстевшая, и сыновья-близнецы, и жёны их, и дети их, и четыре постаревших дога, и крепостные (ибо маркграф хлестал их плёткой всего один раз, да и то, только старосту самой захудалой деревеньки), и бравые солдаты (всего минуту назад тискавшие девок), и стражники Конферштейна(которые всего за час до смерти маркграфа стащили бочку сеньорского вина), и стражники Лиххерсфорта (которые чуть было не изнасиловали маркграфскую племянницу), и эта несчастная племянница (которая, надо сказать, была ещё той стервой), и толстые бюргеры из Гештбурга (не раз собиравшиеся бунтовать), и тощие ремесленники (половина из них никогда не платила налогов), и еврей-ростовщик (которому маркграф был должен денег), и нищие (которым маркграф эти деньги раздавал), и аббат (любивший с маркграфом выпить), и монахи (которые любили выпить просто так), и драный рыжий бесхвостый кот (про которого ещё не упоминалось), и даже Ганс V прислал депешу с соболезнованиями. Казалось, плакала сама земля маркграфства Гешт.
Но через месяц всё забылось. Фридрих убил Дитриха, а сам окончил жизнь, упав с лошади. Маркграфиня сошла с ума, потомки заболели чумой, догов сожрали крысы, в деревнях случился неурожай, гештбуржцы устроили бунт, еврей стал банкиром, а Врехослав IV объявил войну Гансу V. Аббат окончательно спился, монахов объявили еретиками, племянница стала проституткой, а драный кот рыжего окраса потерял ещё и глаз.
Вот такая вот грустная история.


Конец

"My favorite work is as a левелдизайна!" © Melchior Dahrk


...и имя ему было Часовщик, хоть мы и не знаем правды о механизме его субъединства, – он встал над этой и другими креациями и громогласный стон его шестерёнок разбил Дракона. Медная кожа Часовщика полыхала кровью; давемские мускулы непрестанно щёлкали, высчитывая время-и-место-и-назначение; эбонитовые кости дышали в унисон с землёй. Его единственный Глаз озарял всё голубым пламенем, а в адамантиевой груди билось Живое Сердце...


#6
vopoha

vopoha
  • Детёнша птеродакли

Уровень: 1280
  • Группа:Академия Искусств
  • сообщений:560
  • Регистрация:11-Февраль 12
  • Город:Таганрог
Эти сказки просто прекрасны))
Размещенное изображение Размещенное изображение

#7
Наогир Ркат

Наогир Ркат
  • Потрошитель Разума

Уровень: 1280
  • Группа:Редакция ВТ
  • сообщений:908
  • Регистрация:03-Декабрь 10
Жил бы червяк, и его звали Антуан. «Тяжело быть червяком, когда тебя зовут Антуан» - часто думал герой этой истории.
Червяк любил одиночество. Но очень трудно быть одиноким, когда тебя кто нибудь зовёт… пусть даже и Антуан. Герой не хотел. А его звали. Друзья….
…Доктор…
…Враги…
…Стив.
-«Выходи Антуан!» - звал червяка Доктор.
-«Выходи Антуан!» - звали червяка Друзья
-«Выходи Антуан!» - звали червяка Враги
-«Зигмунт Фрейд!» - кричал Стив.

Потому что он был единственным…Настоящим другом Антуана. И знал, что червяк любит одиночество. Знал и уважал его желание, ведь герои вообще любят одиночество. Даже если они червяки… особенно если их зовут Антуан – «вступающий в бой»…. таково имя, но не Антуан.

Червяк не любил сражение. Червяк любил одиночество и пожрать. И очень любил поспать. Но он герой. Герой нашей истории.
Но он не мог достичь желаемого. Его постоянно искали, звали…. травили Gelmostop-ом. А он всего лишь хотел, что бы его… оставили в покое.Он всего лишь хотел жрать и спать. Такой был наш герой….

-«Выходи Антуан!» - продолжал звать червяка доктор заливая пробирку Gelmostop-ом
-«Выходи Антуан!» - не отступали Друзья весело резвясь в соседней колбе с отстоянной плазмой крови.
-«Выходи Антуан!» - рыскали по чашке Петре враги…
-«Зигмунд Фрей!» - крикнул Стив и выпил пробирку с Антуаном.
Стив был другом Антуана, лучшим другом. И хотел подарить ему то, чего он так хотел. Покой, еду и одиночество.



И Антуан был сыт… героя никто не беспокоил.
Но он не был одинок. Стив всегда был рядом.
Это … расстраивало Антуана. Ведь он хотел одиночества. Тогда он стал подтачивать Стива изнутри…
Стив терпел. Ведь он был другом Антуана… Был другом…

А потом он убил нашего Героя…. Потому что он понял,… что он просто червяк.
Трудно быть другом, если ты червяк…
Даже если ты человек.

Сообщение изменено: Наогир Ркат, 27 Ноябрь 2012 - 10:25 .

Быть, ибо нефиг.

#8
Casval Sylvius

Casval Sylvius
  • The Red Comet

Уровень: 1280
  • Группа:Граждане
  • сообщений:5 126
  • Регистрация:01-Июнь 12
  • Город:N;
Притча о белой мышке.
Жила-была белая мышка по имени Нат. Заметь, жила в царстве обычных серых мышек, вечно озабоченно шмыгающих меж кустами в поисках куска. Как это похоже на людей! А на горе над мышиным лугом жил сокол. Трижды в день он собирал кровавую дань, унося в свое гнездо зазевавшуюся мышку. Чтобы не попасться ему на глаза, мышки и одевали серые шубки, которые трудно заметить и на камнях, и на земле, и средь пожухлых стеблей. Лишь Нат бесстрашно облачалась в свою роскошную королевскую мантию. "Глупышка! - говорили ей остальные, серые мышки. - Оденься как мы, и будешь неприметной. А иначе он рано или поздно сожрет тебя!". "Нет!" отвечала бесстрашная Нат и запахивала свою снежную шубку. Ярким пятнышком мелькала она на земле и ее было видно со всех сторон. Серые мышки ждали, что вот-вот раздастся ее жалобный крик и окровавленно-белый комочек исчезнет в соколином гнезде. Однако сокол почему-то не трогал Нат. Быть может, он уважал мужество, быть может был неравнодушен к белому цвету. Шло время, серые мышки одна за другой исчезали в клюве сокола, а Нат по-прежнему весело суетилась меж камней. И однажды серые призадумались: почему кровожадный сокол не трогает Нат? Быть может, он будет благосклонен и к ним, если они оденутся в белое. Они пошили себе снежные шубки, но когда пришло время облачаться в них и отправляться за тутовыми ягодами, ни одна из серых мышек не отважилась сменить свою одежку. Ведь они так свыклись с нею, столь удобной и почти неприметной. Как страшно было облачиться в новый яркий цвет и явить себя взору сокола. Они так и не решились одеть новые шубки и потому возненавидели Нат. Они поняли, что она не просто мышка, а Белая Мышка. И тогда ночью они вымарали ее шубку золой, а наутро Нат склевал не узнавший свою любимицу сокол. Вот так грустно закончилась история моей любимой белой мышки.

#9
Thavie

Thavie
  • Гвардеец

Уровень: 1280
  • Группа:Редакция ВТ
  • сообщений:683
  • Регистрация:23-Январь 13
Старая-старая моя сказка :) Надеюсь, ничего, если она тут побудет?..
_______________

"Холодно..." - подумал котенок.
На улице свирепел январь, злился и разбрасывался снегом. Быстрая речонка, текущая меж холмов не замерзала, и вилась черной, мрачной лентой, трещиной во льдах зимы.
"Холодно..." - встряхнулся котенок и побрел, утопая по самый пузик в снегу, к старому сараю. Белая шерстка сливалась в одно с миром. Лапки болели от уколов мороза, носик покраснел, уши тряслись. Бедная зверюшка... А что поделать? Если никому не нужен, а на улице январь...
Но вот, вот, наконец, и старый сарайчик! Там, знал котенок, можно спрятаться от ветра, зарыться в ароматное сено и согреться. А еще... еще там могут быть мыши! Малыш не знал, что мыши давно уж спят, и что в сарайчике совсем не так тепло, чтобы они могли проснуться.
Едва протиснувшись в щель между досками, котеныш забрался внутрь. И замер.

На полу среди мешков сидел странный зверек. А может, и не зверек это был вовсе. Сидел перед жестяной миской, в которой горел маленький костерок, и грел лапы. Рядом стоял полный кувшин молока, а в костерке пеклась большая картофелина.

- Ккккккто ты такккккое? - заикаясь, спросил котенок. Шерсть у него встала дыбом, а хвост стал похож на щетку.
- Я-то? Хмм... А ты не стой там. Вон... залази на мешковину, грейся! Поужинаешь со мной. Как погодка, а? Ух! Метет!
Котенок, насторожено ведя ушами, медленно зашел и сел на мешковину. Зверек напротив подергивал длинным ухом, топорщил коричневую шерсть и морщил розовый нос. Ни на кого он не был похож, и одновременно - на целую толпу разных зверей!
А от жестянки шло тепло и приятно оседало на шерсти, мягко закрывало глаза. И вспомнилось котенку, как много он бродяжил, как сильно мерз, как устал... И не заметил даже, как уснул, свернувшись тугим клубком.
Проснулся он резко, от какого-то странного ощущения. Вскочил, взъерошив шерсть на загривке, выгнувшись дугой. А рядом - никого. Жестянка была холодной и пустой, на мешковине напротив не сидел странный зверь, в сарайчике было темно, а на землю спускалась ночь. Под крышей загудело.
Котенок заметался, закрутился - как же так? Он так не хотел быть снова один! Хныкая, бегал туда-сюда, пока не свалился на мешковину.
- Где ты? Почему ты ушел? Не оставляй меня одного... Мне холодно, и страшно, и одиноко....
- А меня и нет! - вдруг пронесся тихий шепот.
Котенок вскинул мордашку, посмотрел под потолок. Никого...
- Где ты???
- Ты меня выдумал... Я - твоя зимняя сказка... Знаешь, если чего-то сильно хотеть - это обязательно исполнится. Вот и ты согрелся, увидел, что не одинок в этом остывшем мире. Но меня нет - я только твоя выдумка. Сказки тоже могут греть... - и голос затих.

Котенок долго сидел молча, в тишине, вглядываясь в темноту. Но ничто не шевелилось вокруг, ничто не напоминало о зверьке, о кувшине... Кувшин! Котенок не поверил своим глазам, но среди сена стоял полный кувшин молока! Тот самый!

"Если чего-то сильно хочешь - это обязательно исполнится.... даже сказки греют... даже сказки...."

Не заметил даже довольный котенок, что пока он лакал молоко, в сарайчике стало теплее и светлее, а из-за мешка с картофелем высунулась коричневая мордашка с розовым носом.



Темы с аналогичными тегами (одним или более): сказки

Посетителей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных пользователей

Top.Mail.Ru