Рассказы

Две лампы I

Моя история началась в имперском городе на кафедре исторического факультета. Мне, как выпускнику предстояло выбрать свою стезю и место работы. «Морровинд», — не долго думая выбрал я. Сказать что мой научный руководитель удивился, значит ничего не сказать.
— Какой Морровинд?! — сказал он, — ты же… изучал его историю, знаешь какие там нравы.
Декан исторического факультета сказал мне:
— Сейчас перед тобой открыты большие перспективы, есть одно хорошее денежное место при дворе Графа Скинграда. Мы будем рекомендовать тебя, как одного из лучших выпускников исторического факультета… главное забудь про Морровинд.
— Не передумал? — спросила заведующая кафедры. А её взгляд говорил: «И кого мы выучили? Вместо работы на родине, он отправляется черти куда… Имперские агенты пропадают в Морровинде бесследно.»

Разбирая старую макулатуру в архивах я наткнулся на странное письмо, в нём некий человек по имени Эдд просил выкупить его из плена. «Они убьют меня», — было сказано в письме. Письмо было написано в чужеродном стиле, относящимся к Морровинду. Упоминалось в нём и странное сочетание слов: две лампы. Письмо было потертое и слишком старое, видимо оно очень долго провалялось в наших архивах, скорей всего — годы. Мы проводили чистку архивов и все устаревшие документы имевшие сомнительное историческое содержание надлежало выбросить. Я просто сунул то письмо в карман.

Моей целью было попасть в великую библиотеку Вивека и узнать подлинную историю Морровинда, ведь наша имперская трактовка включает множество поправок специально ориентированных на западного читателя. Я конечно не утверждаю, что история Морровинда сознательно искажалась, однако то что все документы приходившие от наших агентов из Морровинда подвергались редактированию это факт.


Я остановился в Сейда-Нине. Из-за пьянки погонщика силт страйдера мне пришлось задержаться в этом городе. От нечего делать я стал интересоваться про две лампы в местной таверне. Никто ничего не знал об этом. А вы не видели две лампы?
Рабство в ту пору уже было отменено, хотя это конечно же имперское чрезмерно упрощенное выражение, в действительности всё немного сложнее, но я не стану лишний раз грузить читателя выкладками. Дагот Ур был свержен пять лет назад. Нереварин являлся героем нашего времени. «Попробовать бы суджаммы», — подумал я.

В Сейда-Нине я понял насколько данмерский мир отличается от нашего. Мэра Сейда-Нина на днях убили, я жаждал узнать подробности.
— Как это произошло? — спросил я.
— Ножом, законно, — ответил хлыщеватого вида данмер.
— Как это, законно? — я не поверил своим ушам.
— Нв… чужестранец. — бросил мой собеседник презрительно.
Я был растерян, я силился понять, в каком же мире я оказался. Как может один данмер убить другого законно? Морровинд казался мне диким, местные обычаи — варварскими и в то же время было в нём нечто притягательное. Я понял, что должен изучить его историю, понять нравы и культуру его жителей и передать эти знания в империю.

В Сейда-Нине тогда я нарвался на неприятности, видимо мои расспросы про Морровинд показались слишком навязчивыми. Данмерский расизм внезапно превратился в вполне осязаемую неистовую физическую силу и вытолкнул меня из таверны. Пока я летел в грязь, я подумал: «Неплохо бы начать изучение данмерского мира с посещения книжных магазинов, а приставание к аборигенам с вопросами можно пока отложить."

Когда я поинтересовался о наличии книжных магазинов в Сейда-Нине, мне отвечали что таковых нет, да и вообще в Морровинде нет никаких магазинов, а есть лавки и купцы. С трудом я пришел к такому выводу: Вся литература Морровинда разделяется на два типа: Имперская и данмерская. Просто всегда когда я пытался разузнать про книги мне советовали отправится в форт или обратиться к другим имперцам, даже если в городе была книжная лавка. Видимо существует какое то общее данмерское убеждение, что имперцы должны читать свою литературу. Или возможно они считают что данмерская литература слишком сложна для понимания имперца? Я твердо решил отправиться в магазин книг и всё выяснить.


Город Вивек поразил меня своей архитектурой и городской планировкой. Многоярусная крепость в которой я остановился была гораздо больше любого имперского замка, люди ходили по многочисленным помещениям и коридорам. Данмер шел по длинному, многолюдному туннелю, открывал дверь и оказывался у себя дома. Я думал, что если сверну в один из этих многочисленных туннелей то потеряюсь насовсем в этом лабиринте. Выходить на улицу, то есть наружу этого дворца, было нужно только для того, чтобы сразу же подсесть к гондольеру который повезет тебя по лабиринтам каналов в другую крепость. Находясь в Вивеке трудно увидеть небо, даже выходя на воздух, ощущая ветер, можно было поднять голову и увидеть мосты и кантоны, по которым снуют туда сюда жители города. Я разузнал что проводились какие-то работы по перестройке Вивека с целью открыть помещения, названные плазами, но эти работы то ли не были закончены, то ли это был какой то очередной данмерский обман, с целью запутать империю. В первый раз, зайдя в свою комнату в районе, который я не смог найти без проводника, я подумал что не смогу и сомкнуть глаз здесь. Как можно спать здесь, когда прямо за стеной находится многолюдная улица? Упав на кровать я слышал городские шумы и воду. Мерный шум воды убаюкал меня и я заснул как убитый. Позже я настолько привык к этому шуму, что уже не мог заснуть без него. Этой крохотной комнатушке суждено было стать моим домом.
Забегая наперед скажу, что в действительности я проводил всё свое время, в том числе ел и спал в другом месте. А в этой моей каморке я либо трахался, либо пытался отыскать что-то в куче бумаг, которая со временем заполонила почти всё место.

Мне нужно было продлить свой контракт и получить финансирование от империи, чтобы заняться изучением истории без всяких проблем. Книги я решил брать в аренду, изучать их и конспектировать, чтобы затем представить свои статьи в империю. Через гильдию магов я решил связаться с империей. Откровенно заявляю, что гильдия магов Вивека это обитель мошенников и лжецов! Я долго находился в данмерском обществе, естественно мне хотелось общения с земляками. Имперцы из гильдии показались мне вежливыми и общительными. Они обманули меня, не выполнив часть обязательств! Позже я выяснил что гильдия магов Вивека пользуется дурной репутацией. Здравый люд пользуется услугами чародеев Телванни.

Я оставил свои попытки добраться до библиотеки Вивека. В первый раз я оказался потерян в незнакомом районе. Во второй раз, руководствуясь помощью гондольеров, я почти добрался, но тут я увидел нечто. Я даже не знаю как такое вообще может существовать. Это была огромная каменная глыба висящая прямо над городом, она парила в воздухе, ничем не подпираемая. И вокруг неё летали люди, много людей. Я в жизни не видел ничего подобного. Говорят что как только учеба заканчивается знания тут же испаряются… да это же министерство правды, я писал по нему эссе когда-то, но я не думал что оно выглядит так… я не думал что оно реально. Мне хватило впечатлений в этот день.

Я старался больше общаться с данмерами, постигая их культуру, я посещал все возможные общественные места, слушал проповеди и стал завсегдатаем данмерских клубов. Обычно я представлялся историком, но быстро сообразил, это ещё больше отталкивало и без того недоверчивых данмеров.

Более менее освоившись в данмерском обществе я наконец преодолел барьер данмерского недоверия к чужеземцам. Данмеры оказались словоохотливыми и интересными. А такого единства я не видел даже в имперском обществе.

Меня поразил здешний уровень морали, данмер мог проводить дни в таверне, предаваясь пьянству и сквернословию, но обязательно раз в неделю он шёл в храм и возносил молитвы, причем он делал это искренне для себя, а не с целью соблюсти местные религиозные обычаи. Мне сначала думалось что бедняков подкармливают в храме, поэтому они и ходят туда, но если честно, я не смог найти на улицах ни одного бездомного данмера попрошайку. И совсем уже неожиданное… Когда данмер приносил научную книгу в таверну то пивные посиделки превращались в литературную дискуссию, в которой даже мне с трудом удавалось вставить слово. Можно ли представить такое поведение жителей в империи? Нет. Мне пришлось переосмыслить понятие «Таверна», в Морровинде это скорей клуб по интересам, а не забегаловка.

Я стал посещать данмерские храмы. Религия в Морровинде очень сильна и порой на проповедях мне едва удавалось сохранять рассудок, чтобы не впасть в безоговорочную веру в Трибунал. Со временем я выучил все проповеди и понял как священники ловко играют словами и вытягивают нити из этих данмерских сказок. На проповедях я был единственный имперец, мало того, я был единственный не данмер. Священник заметил меня и стал пытаться обратить в свою веру. Я затеял странную и немного безрассудную игру. Когда священник произносил речи я строил одухотворенное лицо, как будто бы начинал познавать истину. Я заставлял его обращать на себя внимание. И вот когда священник после долгих речей уже был уверен что обратил меня в истинную веру, я как бы невзначай спрашивал: «Подожди, а кто такой Вивек?"
Трижды священник выводил меня из толпы и показывал меня прихожанам. «Смотрите! — говорил он. — Вот имперец, который готов отринуть имперских богов и принять истинную веру!» А я как бы предугадывая его действия принимался рьяно проклинать имперских богов, что вызывало восторг у данмерской публики. На другой раз я стал наглеть и рискнул произнести совсем грубые слова. Это было очень безрассудно с моей стороны, ведь за такие слова в храме Трибунала меня спокойно могли оправить в неизвестность. Я видел как некоторые прихожане смущаются, услышав грубые слова в храме. Но публика была в восторге, а священник был глуп чтобы понять всю соль этой игры. Мне удалось превратить богослужение в балаган. В этот момент я понял, что в этой игре я побеждаю.
Моя душа однажды приказала мне прекратить это. На пороге храма я вдруг почувствовал необъяснимый приступ тревоги. Ординатор стоял в притворе. Отблеск свечей отражался на его маске. Почему сегодня от него исходит такая незримая сила? Я сел возле триолита Сота Сила, тревожность начала отступать. И когда я готов был покинуть храм, я увидел что он смотрит. Ординатор повернулся ко мне всем телом и смотрел на меня. На утро я решил что произошедшее со мной это всё глупость, а я был не я, но с безрассудством пора заканчивать.


Спустя месяц моего пребывания я узнал что в Вивеке есть книжный магазин. Это было пыльное помещение со множеством шкафов. Хозяина лавки звали Джобаша, он был приветлив со мной. Я рассказал ему что являюсь историком и хотел бы изучить историю Морровинда. Мы с Джобашей стали хорошими приятелями. Я даже помог ему с одним деликатным делом. Один местный лорд, мутсера как выразился Джобаша не владеет грамотой и он очень озабочен этим вопросом. Слуга лорда, держа имя господина в тайне, пришел к Джобаше с просьбой прислать какую либо книгу для обучения языку. Джобаша недолго думая отослал ему букварь, но лорд не был этим удовлетворен, в букваре, по словам слуги были нелепые картинки и не пристало высокородному мутсере их рассматривать, он видите ли желает что-то более подобающее, тогда Джобаша отослал сказки Маробара Сула, но и это не понравилось лорду, слишком сложно. Лорд отвергал всё что предлагал Джобаша, мутсера пришел в негодование от того, что книжник не компетентен и не может подобрать книгу, достойную лорда. Я предложил свою помощь, ведь я отлично разбирался в книгах. Я съездил в Эбенгард и выписал имперскую книгу для обучения языку. Обложку пришлось сорвать ибо данмерский мутсера скорей всего отказался бы читать имперскую книгу. Эта книга пришлась лорду (мутсере) по нраву и слуга явился с похвалой. Джобаша позволил мне находится в его лавке и читать сколько угодно, а мои рассказы он тоже охотно выслушивал.

Находясь в книжной лавке, посреди этого муравейника под названием Вивек я пытался вспомнить всё что империи известно про Нереварина. Обычно сведения были примерно такие: Нереварин, великий герой свершил правосудие над Брильносу Лларис, которая была одной из самых разыскиваемых преступниц. Вся информация, которая была подтверждена имперскими агентами попадала в официальную историю Морровинда. Хотя было очень много сведений, которые храм приписывал Нереварину, но тем не менее империя не могла получить доказательство этого. Так например целых три великих дома заявляли, что Нереварин был их членом, и даже возглавлял их. Но в результате в исторические учебники вошла информация, что Нереварин был членом дома Хлаалу. По неизвестной причине имперские агенты поставляли противоречивую информацию о событиях, имевших место во времена когда Морровинд находился под гнётом Дагот Ура.

Храм трибунала всегда вставлял палки в колеса империи, которая пыталась получить достоверные сведения о Нереварине. Одно время имперские историки считали Нереварина самой загадочной личностью современности. В самом деле, даже о Пелинале Уайтстрейке империи известно гораздо больше фактов чем о Нереварине, живущим в наше время.
Нереварин был членом гильдии магов и даже занимал высокую должность. Храм однако не подтвердил это. Культ империи в Морровинде был расформирован, однако некоторые бывшие члены культа утверждали, что видели Нереварина в помещении культа. Даже сосланный в ссылку генерал Дариус утверждал, что он самолично посвятил Нереварина в рыцари. Отделение гильдии воинов Вварденфела было расформировано, но тем не менее находились источники утверждавшие, что Нереварин возглавлял эту организацию.
Имперские историки сошлись на том, что один человек не мог занимать должности в столь многих организациях, скорей всего имела место подтасовка фактов или некая мистификация, организованная культом Нереварина. Впоследствии империя перестала пытаться получить сведения об этой без сомнения загадочной фигуре.

Все эти мысли о Нереварине начали посещать меня, когда я понял что живу в том же городе что и он. Мне не удалось увидеть его, но от жителей мне удалось выяснить следующее:
1) Нереварин жив, это точно и никем не оспаривается. Попробуй только усомниться!
2) Где Нереварин сейчас? Тут начинаются странности. Однажды в праздничный день, во время избрания нового Архиканоника присутствовало много народу. Весь Вивек стоял на ушах. Когда праздник закончился храм объявил, что на торжествах присутствовал Нереварин и каждый мог его видеть. Я спрашивал у многих данмеров: «Видел ли ты Нереварина?"
— Да! — отвечали они, — несомненно! Нереварин великий герой, он совершил множество деяний и каждый мог убедится в его мудрости.
Послушай их, так чуть ли не каждый данмер лично знаком с Нереварином. Обычно в таких разговорах я нацеплял мину и невозмутимо спрашивал: «Я ни разу не видел Нереварина, но очень хотел бы пообщаться с ним, вы не могли бы познакомить нас?» Наблюдать за реакцией было одно удовольствие. Однако я хочу предостеречь читателя. Никогда! Никогда, будучи имперцем не пытайтесь выяснить у данмеров какие либо подробности о Нереварине! Помните, что существуют так называемые поединки чести, а данмеры очень почитают своего великого лидера и они готовы биться за него, они очень щепетильны в этом вопросе. Не совершайте моей ошибки. В одной из своих статей посвященной поединку чести данмеров я пытался сравнить его с рыцарскими поединками за честь, имевшими место в империи, там я описал основные отличия и интересные факты. Я даже снабдил их личным примером. Предлагаю ознакомится со сносками.

Я готовился написать отличную статью и начал сбор фактов. Вспоминая про Брильносу, сопоставляя имперскую официальную информацию и храмовую у меня опять же возникли вопросы. Как именно Нереварин совершил правосудие над этой преступницей?
Просто свершил и всё, по мнению храма, никаких подробностей. Империя говорит, что гильдия воинов долго выслеживала её саму и её шайку, а Нереварин нашел её первой.
Историк я или кто?! Если исторические факты имеют пробелы, я волен восстановить события сам. В конце концов империя не продлит мой контракт если я буду сидеть сложа руки.
Итак, у меня получилось следующее:
Брильносу Ларис была угрозой всея Вварденфела. Местные лорды Хлаалу жили в постоянном страхе за себя и своих подданных. Брильносу разоряла посевы, а её войско состояло из отъявленных головорезов. Терпение лордов закончилось, когда Брильносу похитила молодую девицу, дочь одного из знатных лордов для того чтобы принудить её вступить в нечестивую демоническую связь. Лорды попросили помощи у возрожденного милостью Альмсиви Неревара. Нереварин внемлил мольбам и пришел со свитой, чтобы навсегда покончить с бесчинствами подлой разбойницы. Огнем и мечом он пробивал себе путь сквозь ряды даэдропоклонников Брильносу Лларис. Правосудие свершилось. Божественная мудрость Нереварина не позволила ему возгордиться своим деянием, поэтому Нереварин списал свои успехи своим воинственным полководцам, а сам удалился.
Я знал, что в этой истории были мелкие неточности. Однако я был точно уверен, что найдется другой историк после меня, который воспримет всё это за чистую монету и сгладит все огрехи, главное передать общий смысл. Именно так пишется история! Думаю что данмеры раскритиковали бы мою терминологию, но согласились бы с общим смыслом. Интересно, знавали ли данмеры имперского историка, который писал бы о Нереварине в таком ключе? Я решил оценить реакцию данмерской публики, заведя разговор в клубе.
Я вообще не понимаю откуда столько негатива! Я же не перевирал историю в угоду империи, я описывал великие деяния Нереварина. Ну я немного приукрасил их, разве проповедники не делают тоже самое? Я искал информацию по крупицам, собирал воедино разрозненные факты, я даже ходил за проповедниками, пытаясь законспектировать все сведения. Данмеры это… непостижимый народ.
Я полюбил Морровинд. Просто в один момент, я понял что не хочу уезжать отсюда. Империя преподносила данмерскую культуру как варварскую, но я с каждым днём все больше увлекался этим народом. Гораздо, гораздо позже когда мне грозила смерть от рук темного братства, дом Дрес ратовал о моей смерти, а империя сулила мне богатства и должности, лишь бы я только вернулся, я не согласился бежать из Морровинда. Однажды ступив на эту землю я уже никогда не покидал её.

В углу магазина Джобаши, обложенный книгами я корпел над исправлением своей статьи. «Что я написал не так?» — Пытался сообразить я. «Да что вообще нужно этим данмерам?» — шипел я. Возможно в тот момент я уже подсознательно осознавал, что мнение данмеров интересует меня гораздо больше чем мнение собственных работодателей.
— Нереварин просто убил Брильносу и всех её приспешников, — подсказал Джобаша.
— Ну да, — отвечал я, — правосудие как раз это и подразумевает. Но он же должен был чем-то руководствоваться?
Глаза Джобаши вспыхнули, он открыл рот чтобы что-то сказать, но видимо передумал.
— Нереварин сделал это в одиночку, — пытался вслух соображать я, — и Дагот Ура он одолел один, немыслимо…
Джобаша выпалил:
— Нереварин ПРОСТО УБИЛ Брильносу Лларис, как убил Жабьего Языка, мать ночи и многих других!
— Что?! — я резко подскочил, перевернув стопку книг, стопка падая, сбила свечу, возникла опасность пожара. Скрипнув позвонками, я кинулся тушить свечу.
— Какую мать ночи? — спросил я в темноте.
Тишина. Любопытство взяло вверх, поэтому я просто пялился во тьму задавая вопросы, я знал что Джобаша слышит.
— Это ту, которая из Тель Аруна? — тьма скрыла мою ухмылку. Это вымышленная история, неужели Джобаша в это верит.
— Забудь это, — спокойно сказал Джобаша и зажег свечу. Он кажется понял, что я не поверил ему и опередил меня. — Я просто старый хаджит, я много читаю, и мои мысли иногда путаются.
Вообще Джобаша очень интересный и мудрый собеседник, но временами он сам не свой, иногда он уходит в глубь своего магазина и просто часами сидит там погруженный в какие то глубокие размышления.
Я принялся собирать книги, но слова Джобаши засели у меня в голове. Я подошел к нему и спросил:
— Просто скажи мне, Нереварин действительно убил мать ночи?
— Да, — сказал Джобаша, ни один мускул не дрогнул на его лице.
Я решил закатить небольшую шутовскую сценку.
— О! — начал я, — мать ночи посылала своих демонов ассасинов разорять Морровинд, — я воздел руки, как это делали проповедники, — и упали лорды к ногам Нереварина умоляя его избавить их от этого зла. И сказал Нерварин, ты гнусный червь, мать ночи, твои дети смердят как гуарий навоз. И обрушил Нереварин свой меч, клинок монарха на голову матери ночи, а другой рукой сгреб он всех демонов ассасинов и столкнул их в пропасть Нирна, и возопили ассасины в предсмертной агонии и разодрали свои глотки…
Я хотел добавить ещё про подлых имперцев, чтобы точнее соответствовать храмовой риторике, но видя что Джобаша сидит с серьёзной миной, передумал.
Мы помолчали, а затем я возобновил разговор:
— Но возможно и правда Нереварин кого-то там убил, возможно даже мать ночи, но ты то откуда знаешь?
— Даэдрические метательные дротики, Нереварин любил поигрывать ими, я спросил, откуда они у тебя, и он ответил, что взял их с тела матери ночи.
Меня взбесил такой ответ, это данмеры обычно кичились своими знакомствами с Нереварином, вымышленными или нет, неважно, но от мудрого и рассудительно Джобаши я вообще не ожидал такого.
— Только не говори мне что тоже встречался с Нереварином? Я не за что не поверю, что Нереварин заходил к тебе в лавку приобрести очередной томик Эрраманве Сангольдского.
А вообще я считаю, что со мной бесполезно спорить. Я как-то раз участвовал в дискуссии с имперским оратором Биро на тему «положение тауматургии в имперской классификации магических таинств», вот где было настоящее празднество демагогии.
Джобаша соображал слишком долго, я был готов разбить в пух и прах все его аргументы, он явно лукавил.
— Я всего лишь старый хаджит, — ответил он повторяясь, — может когда-то я как и ты проявлял большой интерес к Нереварину.
Это немного не тот ответ которого я ожидал. Джобаша хоть и был стар и говорил порой странные вещи, но я смекнул, что мог бы использовать знания этого хаджита и решил не продолжать спор.
— Ты невероятно осведомлённый книжник, — сказал я, натянув одну из своих самых обворожительных улыбок, — кстати…
Я вдруг вспомнил про то письмо, которое привез в Морровинд, к тому времени я уже потерял его:
— А что ты знаешь про две лампы, которые освещают путь к свободе?
Его взгляд я запомнил навсегда.
  • Комментариев:
  • Участников:
  • Статистика

Обсуждение в комментариях