Рассказы

Монах Пути Голоса

— М'Айк слышал, что дружить с тобой опасно; - сказал кааз ₁.
Этот кот-путешественник часто встречался в данном мире. Всегда, стоя в стороне от событий, он видит и знает всё происходящее. Многие учёные пытались разгадать тайну древнего рода М’Айка, но безрезультатно. Важный аспект тайны, интересующий учёных и историков, заключался в периодичности появлений М’Айка в исторических летописях разного времени. Сам кааз, если кто интересовался этим вопросом, говорил так: — Отца М’Айка тоже звали М’Айк. И отца отца М’Айка. По крайней мере, его отец так говорил.
Некоторые волшебники и Маги считают, что род М‘Айка принадлежит древнейшему роду Ка По’Тун ₃, государство коих находится на континенте Акавир ₄. Правда подтвердить или опровергнуть это мнение очень сложно. Не смотря на многие толки вокруг М’Айка о его наивности и маломыслии, он своим появлением часто предсказывает приближение опасности, и появляется совершенно неожиданно.

Верольд ничего не ответил коту, но почувствовал за спиной что-то очень знакомое и близкое. Не оборачиваясь, он принялся слушать энергетические ритмы стоящего за спиною организма. Создав внутри себя Пустотность и слившись со слышимым, он познавал глубинные характеристики существа — дышащего ему в спину. Помимо вводной тональности, он с наивысшим вниманием слушал мгновенную совокупность и выходящее. Вводность рассказала о природе организма и о наслоённых бытовых установках. Входящие ритмы показали древность и принадлежность рода существа. Мгновения совокупности показали степень гармоничности с природой бытия, а исходящие — насколько трудно организму с собственной природой уживаться.
Обернувшись, Верольд с интересом посмотрел на женщину, обладающую огромным магическим потенциалом, но растрачивающую себя на колдовство. Глядя на её усталый вид, улыбнувшись доброй улыбкой, он сказал:
— Вот мы и дошли Кэри. Надеюсь, эта деревня даст нам ночлег…

Айварстед ₅, укрытая горой и хранимая звёздами, предстала перед взором путников. В представшем образе левую часть чистого звёздного неба разделяла Великая гора с именем Мать Ветра.
«Больший осколок Лорхана ₆ на Юго — Востоке. Значит около двух ночи местного», мыслил Верольд: «Что есть, то есть. До утра в Вайлмир. Кэрвиден оставлю в деревне, и утром в путь — подъём."

Переходя через южный каменный мост, выводящий к таверне Вайлмир, встретился имперский стражник. «Империя растёт», открывая деревянную дверь таверны, подумал Верольд.

Войдя в таверну путников встретил нордский очаг и восхитительный звук лютни. В этой таверне время как будто останавливалось. Подобно созерцанию картины художника, пейзажи таверны оставались неизменны. Звук лютни, в руках Линли Звёздная Песнь, и Вилхельм с кружкой Нордского мёда, вот вечный образ пейзажа в таверне. Верольд, ощутив всю благодать данного пространства, согрелся духом, но обликом остался неизменен. Линли, увидев Верольда с незнакомой спутницей, проявила видимый не всеми полу-реверанс и смотрела на реакцию вошедших. Внешних реакций не последовало. Линли отметила для себя: «Значит спутница не знает о нашем знакомстве. Значит мы и не знакомы…».

Слушая мелодию лютни, Верольд обогрел руки у очага и обратился к Вилхельму:
— Здравствуй, добрый норд! Комнаты для спутницы моей не найдётся у вас. Она правда бойкая очень. Но надеюсь беды не натворит.
— Доброго времени! Да. Комната есть. Поди совладаем; - улыбаясь сказал Вилхельм: — Чего-то ещё?
— Сейчас поесть. К утру воды ключевой; - ответил Верольд, добавив с улыбкой: — Рассвет покажет крутость.

Пара присела за стол в ожидании кушанья, и путник обратился к спутнице:
— Не часто нам с тобой даётся время по душам потолковать, хоть и идём одной тропой. Видно сейчас то само время. Смотри…; - взгляд Верольда устремился в очаг: — И костерок распалён в очаге, дабы легко сгорала Тьма — засевшая внутри.
Одновременно, складывая слова, он слушал волны — бушующие в Кэри. Подобные разговоры в общественных местах ей давались не легко, и он прекрасно это знал. Потому поднял тему среди общества того, которое не трезвонит об услышанном, но хранит тайны не свои — пуще своих. К тому же есть у местных жителей врождённое мастерство. Откуда оно взялось уже никто не скажет. Толи от Матери Ветров сей дар возложен. Толи от частого присутствия паломников — взбирающихся к монастырю. Для здешних — всё равно. Но в этом мастерстве, говорят мудрецы, присутствуют Эт‘Ада — способствующие живым существам раскрывать и познавать себя.
Верольд видя, что Кэри старается уйти от разговора и всячески скрывает мысли колдовством, сказал:
— Хошь мысль твою сейчас волшебница музыкой проявит, и голосом раскроет твою суть — звуча в пространстве звуком — твоей мысли…
Не дожидаясь ответа от Кэри он встал из-за стола и направился к Линли. Линли, видя приближение Верольда, сверкнула глазом и улыбнулась. Вняв неслышное обращение от него, проявила полу-реверанс и попросила Вилхельма налить ей воды. Верольд вернулся к спутнице за стол, на котором уже стояло вино. Не останавливаясь от движений, налил две чарки вина, сверкнул драконьим глазом в спутницу-сестру, и не отрываясь от искры — сестры, сказал:
— Слушай мысль свою пространством звуков…

Лютня зазвучала. В тон звуку лютни полился голос Линли.
Глаза Кэрвиден, от звуков струн и слов, загорались Огнём. Но что-то необычное, непонятное для Кэри, не давало Огню разгореться. Она полностью потеряла контроль над собственным взглядом, мыслями и чувствами. В этих моментах её глаза одновременно выражали страсть и покорность, радость и печаль, наслаждение и боль, любовь и ненависть, Свет и Тьму. Со Светом — уголки глаз создавали хрустальную росу, передавая созданное волшебство ресницам, которые роняли кристальность слёз на пол. Тёмные моменты Кэри заливала вином. Изрядное количество выпитого вина и сутки пути без сна, давали о себе знать. Однако сейчас её душа рвалась открыться, и тело совершенно не чувствовало усталости. Верольд, видя состояние Кэрвиден, почувствовав приближающийся предел её осознования, с нежностью любящего брата сказал:
— Тебе нужно отдохнуть. Линли проводит тебя. Спокойной ночи.
Кэри, остуженная словами Верольда, с чувством неудовлетворённости, послушалась и в сопровождении Линли пошла в комнату для ночлега. На стуле, где только что сидела девушка, расположился Вилхельм. Норд обратился к Верольду:
— Нынче спутница с тобой вызывает глубочайшее сострадание. Огонь её хозяин. Он видимо будет ею до смерти руководить. Но зачем она с тобой?
Верольд ответил старому знакомому:
— Не знаю полного ответа. С одой стороны она мне хорошо помогает. Однако помогая мне разрушает себя. То есть в следствии помощи Мерунес ₇ покидает её и селиться в тех, с кем она соприкасается и кто соответствует Ему. Вообще-то она эманация Кин ₈, но Силы Дагона не дают ей обрести гармонию и возродиться. Потому умрёт она безславно, одержанная Силой Принца, но с возможностью ещё одного воплощения. Пусть она хорошо выспится. А после, когда поинтересуется обо мне, направьте её в курган. Там мною оставлена поклажа. Ей полезно средь мертвецов жизнь находить. Надеюсь до моего возвращения деревня не утонет в хаосе. Спасибо за радушный приём. По мне — есть несколько часов до рассвета, а посему — отдохну.

Не меняя положения Верольд закрыл глаза. И так же, находясь в том же положении, через четыре часа глаза открыл. На стойке, его уже ждал бурдюк с ключевой водой, зелёное яблоко, топлёное на травах молоко и лембас ₉. Подойдя к стойке Верольд увидел Линли перебирающую травы. Она, не отрываясь от труда и не глядя на него, сказала:
— Доброго утра, Верольд. Лепёшка свежая. Возьми в дорогу. Молоко выпей сейчас. Сколько раз ты восходил к Матери и снова восходишь. Совсем не многие после одного восхождения решаются на второй подъём. Видно в правду — не достойные тайных знаний не могут слышать Голоса Ветров. Но ты идёшь не к знаниям. И чувствую Хротгар ₁₀ перестал быть твоим домом. Ты домом что-то большее обрёл. Ты видел больше, чем знания монастыря хранят, но ты не знаешь — что ты видел. Этот ответ и есть основа твоей сути. Но дать тебе Его никто не сможет, кроме самого себя.
Линли оторвалась от трав и на некоторое время замолчала.
— Пусть сей восход отнимет твою вечную печаль, и ты найдёшь разбросанное средь миров. Тёплого пути…; - с любовью сказала она.
Верольд улыбнулся, обтёр яблоко платком и разделил надвое. Взяв половинку яблока правой рукой, он протянул его Линли. Линли, улыбаясь нежной улыбкой, приняла дар и одарила Верольда своим добрым, проникающим до Сердца взглядом. Приняв Силу подаренного добра, выпив молоко и уважительно поклонившись, Верольд открыл входную дверь таверны.

Выйдя на улицу он ощутил всю чистоту и свежесть здешнего утра. Не в каждом месте в летнее время, среди равнинных лесов возможно вдохнуть морозного, чистейшего воздуха. Сделав глубокий вдох и длительный, будто бы вечность, выдох, Верольд спустился с крыльца и отправился в путь великого восхода.
Пройдя лесопилку и взойдя на мост через Чёрную реку, отделяющую Айварстед от горы, он ощутил трепет. Мысль сверкнула в голове: «Подобное волнение находило при первом восхождении. Значит иду равно впервые, где каждый шаг и миг имеет Силу Вечных». Перейдя мост и поднявшись по нескольким ступеням, перед путником предстал первый каменный монумент. В этот раз Верольд не нёс с собой даров для каменных источников, как это делал ранее, но сейчас он нёс нечто иное. Он нёс источником себя. И каждый камень принимал его дух, отражая табличкой исток. Взобравшись на каменную приступку у монумента, Верольд принял позу лотоса и глядя на табличку промолвил слова:
«Прежде рождений людей Мундус был во власти Драконов.
Драконы имели Голос и говорили лишь когда нельзя было молчать.
Ибо Голос мог затмить Небо и затопить Землю.»


Вняв сию надпись сознание Верольда устремилось против времени.
Раздробленные фрагменты существенных мыслеформ стекались в канонические формы (эт'Ада). Формы канонов включали в себя содержание айдра и дайдра. Демонические существа на ряду с антидемонами выполняли ту же роль фрагментов, но для Девяти Верховных. Средь девяти отразился повелитель Времени — Акаш (Акатош). Являющийся первым Акаш скрывал в себе фрагменты Восьмерых и отражал Величие Единства. В моментах растворения в Акаша в мыслях Верольда сверкнула книга — Верховного Жреца Часовни Акатоша — Симона. Сверкнувшая искра исчезла так же быстро как и появилась, но суть искры воздвигла плод от мысли. Ану, ради определений в Падомай (Хаосе), по средством Падомай взрастил в себе полярность или двойственность, имеющую условие Драконов. А значит каждый существующий Дракон, в форме, или разделённый на множество фрагментов, есть проявление Ану в самом себе. Сее есть проявленье Абсолюта, заключившего себя в знак равных противоположностей. В знак 69

Заключив данный образ в сознании, выйдя от трансового состояния, благосклонно поклонившись камню, Верольд поднялся на ноги, взглянул налево вдоль горы и пошёл за взглядом. Впереди предстоял серпантин напоминающий ступени для гигантов. Добравшись до второго каменного монумента заморосил дождь. Простой человек увидел бы в дожде преграду, так как выше по подъёму температура воздуха заставит сырость леденеть, но для Верольда хрустальные капли дождя — есть благословенье Кин.
Подойдя к монументу Верольд повторил те же действия, что произвёл у первого камня. Буквы написанные на табличке отразились в звуке — Голосом звуча:
«Люди родились и разошлись по Мундусу.
Драконы правили всеми бескрылыми существами.
Слабы были люди тех времён, у них не было Голоса.»


И снова вслед за сказанными словами ум путника устремился сквозь Времена.
Сознание увидело образование и появление разнополых существ, растекающихся по планете. Тут были и меры ₁₁, и неды, и зверорасы и орки, и нимфы, и великаны, и все создания планеты. И вся проявленная жизнь находилась под властью эт’Ада. Под властью детей Ану. И не владели существа, разделённые полюсами ₁₂, Силой Голоса

Поклонившись камню Верольд продолжил восход. То время, пока путник находился в забытье у камня, дождь прекратился, но с подъёмом увеличивался ветер, и понижалась температура. Достигнув третьего камня, Верольд встретил двух волков услышавших от путника Каан ₁₃. Третий камень сигнализировал о завершении восхода по восточному склону. Путь сместился в южную часть горы. Магнус подходил к зениту. Верольд занял позу лотоса у камня и полился звук:
«Юные Души людей были сильны в Старые времена.
Они не страшились войны с Драконами и Их Голосами.
Но Драконы Голосом разрывали Сердца"


Сознание устремилось за словами.
Дети планеты имели Силу Великого Духа, не подвластную Силам Пожирателя Миров. Они не страшились Драконов, поднимаемых Алдуином. Но Сердца людей не имели Знания Голоса, от того разрывались от Драконьего крика ₁₄.

Поклонившись третьему камню Верольд продолжил путь по южной части горы. С вертикального утёса стали видны Велота горы ₁₅ и горы Джерол, в ущелье которых друг на друга смотрят две колонны. Каменные колонны, устремлённые из ущелья в высь, отражают врата между северной и центральной провинцией континента. Поистине величие сих врат, их высоты и стойкости, возможно ощутить лишь со склонов Матери Горы. Это величие выражается не в колоннах, олицетворяющих врата — от сюда они смотрятся крохотными, но в свете ущелья Вечного хребта, разделяющего большую часть континента. В Первом Акавирском ₄ вторжении Белый Проход явился ловушкой для могучих Цаэски ₁₆, ставшими в последствии пращурами Драконьей Стражи.
Путь по южному восходу значительным образом отличается от восточной стороны. Восточная сторона тянется к рассвету, потому имеет лишь подъём, но южная часть включает в себя перевалы и перемены воздушного давления. Организм многих существ начинает испытывать здесь недостаток кислорода. Будто Гора говорит путнику: «Достойный Матери Ветров с достоинством взойдёт на пик, но недостойный — сгинет.» Животных, даже таких как снежный барс, здесь больше не встретить. Единственный хранитель оставшегося пути, имеющий твёрдую форму, это суровый — древний тролль ледяной. Встретив иизуфиик ₁₇ путника ожидает серьёзное испытание, которое сможет пройти лишь достойный дальнейшего восхождения.
Подойдя к четвёртому камню Верольд глянул в сторону подъёма. Ветер гонял снежное одеяло над подошвой перевала. Хранителя не наблюдалось, и Верольд снова отправился за сказанными словами, звучащими так:
«Кин воззвала к Партурнаксу, который вдохновил людей.
Вместе Они научили людей пользоваться Голосом.
И закипела война Драконов. Дракон против Языка»


В моменте зова Кинарет к Дракону Верольд поймал мысль Фендала — спутника прошлого, который в книге «Небо и Нирн» отразил эти события. Люди получили Силу Магнуса ₁₈. И Голос людей услышали Драконы. Драконы, поднятые Алдуином, решили полностью властью завладеть и поработить всех живущих существ. Нарушение закона преемственности вело к уничтожению планеты. Чтобы спасти существующие виды жизни Девять Верховных ₁₉ включились в противостояние. Кин сеяла дар Портурнакса в души людей. Плод её стараний давал результат. Люди обретали Силу Голоса. Вдохновлённые Языком ₂₀ Магнуса люди вступили в схватку с Драконами. Люди восстали против самого Пожирателя Миров.

Узрев картину Верольд поклонился камню и последовал далее в высь. Проходя мимо сложенных паломниками обо, он увидел некогда разрушенный, но восстановленный благодаря отважным людям, город Хелген. Не задерживаясь у предстающих величественных образов природы, Верольд восходил к пристанищу монахов. Вот и южная тропа преодолена, и пятый камень дождался старого друга. Путник принял позу лотоса и прочитал слова на камне:
«Люди победили, криком изгнав Алдуина с планеты.
Увидели Дети Неба, что Голос людей достойный Пути.
Но жертва их была велика.»


Звук слов забрал сознание Верольда к событиям укрытым знаками.
Предстали разрушения и беды. Болезнь и неисчислимое количество смертей. Горящие города и исчезающие под воду континенты. Плачь и стон — затмивший звуки Звёзд. И в этом Хаосе раздоров возрос в Сердцах людей Порядок — муж Любви, и Голос возбудил в движение. Узрели дети Ану силу людей, и отдали Себя людскому выбору. И не ошиблись. Ибо смог пройти человек сквозь Бич Монархов, оставаясь человеком живым. Однако подобной потери живые существа не знали от начала собственных времён. Эта война лишила человека вековых достижений, вернув его к этапу зарождения цивилизаций.

Верольд поклонился камню и последовал далее. Западная часть подъёма открывала вид нескончаемых просторов. От сюда можно узреть Море Призраков. Древний храм Ветреный Пик, расположенный на вершине одноимённой горы, выглядит совсем крохотным и потерянным пред Матерью Ветров.
Подойдя к шестому камню и расположившись возле него, Верольд прочитал слова:
«Кричащие Языки несли Детям Неба победу.
Основали Первую Эру — Мечом и Голосом.
Покуда Драконы ушли с этого Мира."


И вновь за прочтённым устремился разум.
Голос людей нёс Девять Верховных Божеств. Акаш направлял Сердца владеющих ту’ум (Силой Голоса), и Восемь были в Одном. Победа над драконами свершилась, и множество живых существ обрели свободу. Прошёл Бич Монархов по планете забрав с собою то, что должен был забрать. И собственным приходом Он возбудил желанье в Девяти, чтоб меньшим чем эт’Ада существам, дать Силу Голоса. С уходом Алдуина ушло на длительное время от существ разумных невежество. Но ушло не навсегда, а лишь до нового прихода Пожирателя Миров

Выйдя от чаяния Верольд некоторое время анализировал увиденное. Он понял: «Нет постоянства ни в чём, но всё имеет переменную.» Поклонившись монументу он продолжил подъём. Расположение священных камней учащалось, что говорило о приближении к монастырю. Путник достиг седьмого камня, на котором слышались звуки:
«От Красной горы Языки ушли посрамлёнными.
Юрген Призыватель Ветра начал свою Семилетнюю медитацию.
Дабы узреть, от чего могучие Голоса проиграли.»


Сердце Красной горы ₂₁ стучало в Верольде, будто являлось его собственным. Сознание проявило образ Лорхана, но тут же сменило Шезара на Ситиса ₂₂. И Ситис исчез через мгновение, сменив свой образ на Хаос Падомай. Сердце неистово стучало в груди у Верольда. Он Сердцем слышит стук звучащей лавы, напоминающей Взрыв Солнца ₂₃ - влекущий Зиму посредине Лета. Он видит своё Сердце в руках у Кагренака ₂₄. Азуру ₂₅ видит в гневе, упавшую тенью проклятья на Кимеров ₂₆. Не победил в этой битве никто, включая Юргена, и Сердце Верольда спокойно застучало. Юрген не знал, что явилось Силой большей чем Голос, и потому в поисках знаний погрузился в чаяние.

Открыв глаза Верольд не мог открыться природе. Увиденное не отпускало его ум, вновь и вновь заставляя просматривать ужасную битву у Красной горы. Он собрался, глубоко вдохнул и медленно выдохнул. Поклонился камню, поднялся и дальше пошёл.
Приближаясь к восьмому камню, Верольд заметил возбуждение интереса к событиям Юргена. Путник знал, что привязанность к чему-либо, непременно приведёт к страданию. Потому Он старался прожить возбуждённый интерес. Однако, само — осознание того что есть — ускоряло проживание. Со спокойным сердцем Верольд озвучил знаки восьмого камня:
«Юрген Призыватель Ветра выбрал молчание и вернулся.
Семнадцать спорщиков не могли Его перекричать.
Юрген Спокойный выстроил дом свой у Матери Ветра.»


Верольд увидел мастера ту’ум, погрузившегося в себя. Принцы Даэдра скопом пытались оторвать мастера от поиска знаний. Но все их предпринятые попытки оставались тщетны. Юрген достиг совершенства и был наречён Спокойным. Путь Его привёл на Великую гору, дабы семя Голоса взросло от Матери Ветров.

Поклонившись камню, Верольд продолжил идти. И вот перед ним предстал Великий монастырь скрывающий тайны Великих. Каменное здание, стоящее среди снегов, ветров и камней, выстроено так, как будто является продолжением горы. То семя, что Юрген в себе пробудил, взросло в строение средь вековых камней, став — Силой Гор.
Путник подошёл к девятому камню, хранимому Талосом, и звук зазвучал:
«Годами молчали монахи, сказали лишь Слово.
Сына Дракона призвали Они на вершину.
Благословили и нарекли Довакином.»


Многие века, живущие на вершине Великой горы, монахи хранили безмолвие. Ничто не могло возмутить Их путь Великий. Путь Голоса долгие годы звучал лишь в достойных Сердцах. Не смели Языки использовать священный крик. Но время пришло для призыва. Молодой король был коронован и призван на вершину Глотки Мира. Призвавшие монахи дали свойственное имя королю. И это имя Довакин.

Отдав уважение монументу и его хранителю, Верольд подошёл к ступеням монастыря. С правой стороны будто бы спрятался заключительный десятый камень. Его звуки в знаках звучали:
«Голос Есть служение.
Следуй Внутреннему пути.
Говори, лишь когда не можешь молчать.»


Раскрыв суть звуков в себе, Верольд зашёл в монастырь…

… Монах, сидящий на каменном стуле — накрытом медвежьей шкурой, находился в глубоком раздумье. Обычно монахи монастыря Высокий Хротгар, медитируя долгими часами, искали ответы у алтарей. Медитация являлась основой постижений древнего учения. Годами, последователи Юргена Спокойного, шли к познанию Совершенного Пути. Наращивая Силы в спокойствии и уединении, они постигали великую тайну — скрытую от Ума.

Все существующие виды жизней, будь то айдра или дайдра, разновидность расовых существ Нирна, или какой-либо другой планеты, являлись детьми двух Начал — Ану и Падомай. Этот Союз — и есть тот Ум Великий, что создал Всех проявленных существ. Но что явилось причиной проявления Начал не может Ум Великий показать, ибо является следствием Союза, но не Его причиной. Причину эту, что скрыта от Великого Ума, искал монах в своём раздумье.

Монах осознавал — раздумье является источником познаний, но то, что он искал — находилось за пределом раздумий. Цель его поиска существовала за пределами Ума. За гранью всех условий и определений. За гранью двойственного мира.

Сидя за овальным, выложенным каменными плитами, столом Зала Света, спиной к проёмам, монах пристально смотрел в огонь. Огонь дал множество ответов этому монаху. Огни монастырских алтарей, у которых познавался Путь Великий, открывали знание ту’ум. Огни освещающие города рассказывали о судьбах городов. Дорожные огни, огни кочевников, торговцев, великанов и одиноких странников, уведомляли о находящихся под Силою огня. Но в этот раз монаху не нужны были ответы о пространстве и обитателях его. Искал монах ответ, что за пределами пространств живёт. Тот, что пространства создаёт, в котором всё живёт и оживает. Потому и находился он в Зале Света, где центром зала и стола являлся Очаг.

Пытаясь оторваться от мыслей монах перестал реагировать на языки Священного пламени, но смотреть в Огонь не переставал. В моментах в глазах монаха отражалось то, на что смотрел. Цвет глаз терялся от Огненного Света, выражаясь новым цветом — Светом Огня. Священный Огонь и монах глядя друг на друга становились равными друг другу, узнающими друг о друге всё. Однако, порой Огонь в глазах монаха пропадал, будто бы проигрывал монаху сражение взглядов. И в этих случаях глаза монаха обретали чисто Белый цвет — подобный новорожденной Секунде.

В этих сменяемых цветах отражалось внутреннее состояние монаха. В цвете Огня, поток праначального звука, исходящий от Мундуса Ядра, поднимался к Сердцу монаха, но обогреть замёрзшее Сердце не мог. Не пробиваясь к Сердцу, Огонь отдавал инициативу Печали Шандара. Замёрзшая печаль, проявленная в Белых глазах монаха, скрывала суть движений Голоса Ану — направленного с Неба к Сердцу. Но также как Огонь, великая Печаль не могла пробиться в центр бытия монаха. Печаль встречалась с Огнём где угодно, порождая многомерность мысли и чувств, но только не в Сердце — являющимся выше чувств и мыслей.

Устав от смены состояний и бесконечности внутренних процессов, монах перестал видеть Огонь и чувствовать Печаль Шандара. Он перестал воспринимать всё, что существовало в нём и вне его. Но лишь на миг. Плащеница со знаками «Небо — Причина», висящая над головой, под дуновеньем ветра отразила звуки: «Амбиции», «Повелитель», «Жестоких».

Услышав звуки монах решил не брать их во вниманье, ссылаясь на игру Великого Ума. Однако в миг сего решенья, Огонь усилил треск угля, и Света Зал услышал имя: ПаАРТХУРНАКС

Монах в полной безмятежности поблагодарил Силы давшие ключ, спокойно встал со стула, поклоном отдал уважение Огню и пошёл, через правый проём, на выход с Зала. Проходя через центр монастыря, где происходят практики постижений Пути, он не встретил ни одного собрата, что говорило — Время Ночь. Выйдя во внутренний двор, он увидел над вратами, ведущими к пику Матери Ветра, взор Массера — указывающего направленность ключа. Монах в мыслях отдал знак уважения спутнику и вошёл в монастырь. «Хоть был не вечер, но всё же утро мудрее», подумал он и отправился отдыхать.

Проснувшись с рассветом, перекусив и выпив молока, монах отравился к хранителю Вершины. К Древнейшему Дракону — отпечатку Магнусовой длани — хранящему Великий Коридор. Пройдя через врата, ведущие к Вершине, пред ним предстала снежная завеса — пронизывающая плоть до костей. Это изнуряющее снежное полотно, смешанное с продувающим насквозь ветром, несло смерть всему живому за несколько минут. «ЛОК27» прогремел ту’ум, и полотно рассеялось на несколько шагов вперед. «ЛОК ВАх28» услышали грохот горы, и путь очищен дальше. «ЛОК ВАх КоОР29» сотряс пространство раскат, и путь свободен стал от смертельного инея. Пройдя через мост подвесной, из снежных бурь и льда летело на монаха Ледяное приведение. «ЙОЛ ТоОР СХУЛ30» прозвучал ту’ум, и приведение растаяло. И вот достигнута Вершина — хранимая Драконом.

Партурнакс сидел на выступе вершины и зная о пришедшем даже не пошевелился, но в голове монаха звук прозвучал: «ДРЕМ ЙОЛ ЛОК31». Монах, кланяясь, так же мысленно ответил: «ДРаАЛ32» После чего, усевшись по-турецки неподалёку от Дракона, началась между ними мыслей игра. Хоть Партурнакс и находился в долгом одиночестве, Он ведал обо всём, что твориться в мире смертных. Да, Его знания имеют формы понятные лишь Ему, и тем — Кто является выше Его. Однако нравилось Дракону послушать то, о чём Он знает, в другом — соответствующем вестнику, образе. Во время этой — мысленной — игры, Дракон, познавая представленные мысли, в большей части, познавал представляющего. В былом монах встречался с Партурнаксом, и был уже испытан хранителем, но то былое — не сейчас. Ведь ясно всем, и более ясно Дракону: «с теченьем Времени проистекает изменяясь существо». Будь то спираль Галактики или растущий цветок, ВСЕ принимают форму — понятия, нравы, аспекты — соотносимую с пространством нахождений.

Несколько суток длился в мыслях разговор Дракона и монаха, о темах — не связанных с целью пришедшего. За Время мысленной игры монах ни разу не состроил в мыслях образ цели, ведь знал — цель его прихода хранителю ясна, и важностью в игре является безмятежность. И эта безмятежность, в игре Ума, указала монаху на дверь, ключ от которой получил в монастыре.
Голос в сознании монаха прозвучал:
— Пришло тебе время познать заключительную тайну Пути Голоса. Ты освоил Силу мысли, и Силу тела познал. Остался лишь один вопрос не дающий познать тебе Духа Силу. Силу Дракона познать не даёт. Так подойди к разлому меж Мирами. Хранитель не остановит, но послужит тебе Силой. Войди в разлом и мысль свою останови, отдавшись всецело разлому. Лицом предстань к восходу Магнуса. Дракон притянет длань Отца. И если Сила тела твоего равна Силе Ума, то ты найдёшь ответ — в чём Сила Духа. И ты увидишь — в чём живёт Дракон. Но если нет в тебе гармонии природы, то твоё Сердце расколет Падомай. И Ум, укрытый телесной оболочкой, умрёт.

Голос стих. Монах без трепета, в холодном Уме зашёл в разлом. Повернувшись лицом на восток и приняв соответствующую позу, он тут же испытал Силы Вселенной. Пред ним промчались Времена Миров. Все существа былого и будущего жизни предстали в миге. Он чувствовал дыханье Пустоты. И Пустота, почувствовав его, Своё Дыхание в него — вдохнула. И этот вдох, звучащий в Пустоте, открыл три слова, создав пришедшему ответ. Звук прозвучал: «СУ'УМ НАхЛ ДОВАх»
В ДЫХАНИИ ЖИВЁТ ДРАКОН, промолвил монах и осознал: «Дыхание, и есть для Сердца Путь. Дыхание, есть Сила — способная соединить Огонь с Печалью Шандара в Сердце…»

Примечания
₁ Кааз — кошкообразое существо.
₂ Верольд — персонаж сна, глазами которого смотрит Комгор
₃ Ка По’Тун — Акавирское государство, название которого переводиться как «Империя Тигродракона"
₄ Акавир (аАКАхВиИР) — материк Драконов. Дословный перевод «Сопровождающий гордость умирающих».
₅ Айварстед — небольшая деревушка у юго-восточного подножья горы Мать Ветра.
₆ Лорхан — мёртвый Эт’Ада (бог). Согласно Фал Друну, автору книги «Лунный Лорхан», Массер и Секунда образовались из плоти Лорхана, так называемого «Потерянного Эт’Ада», после его смерти. Массер и Секунда являются воплощением дихотомии «Расколотого дуализма», а луны служат постоянным напоминанием смертным об их долге Лорхану.
₇ Мерунес — Мерунес Дагон, известный также как Мехрун Дагон или Меррунз. Дайдрический Принц, чья сфера — разрушение, изменение, революции, энергия и амбиции.
₈ Кин — (Кинарет, КаАН) отождествление небес, ветров, природных элементов и невидимых духов воздуха. Она относится к Культу Девяти Айда (духов Света) и считается покровительницей моряков и путешественников. К Кинарет часто взывают ради благоприятного расположения звезд перед рождением ребенка и дабы она даровала удачу в жизни повседневной. В некоторых легендах, она первая согласилась с планом Лорхана создать мерность смертных, и обеспечила пространство в пустоте для его создания.
₉ Лембас — дорожный хлеб, приготовленный особым способом. Одна небольшая лепёшка способна утолить суточный голод взрослого мужчины и наделить Силой воли.
₁₀ Хротгар — (Высокий Хротгар) уединённый монастырь, находящийся на склоне высочайшего пика всего континента.
₁₁ Меры — Эльфы.
₁₂ Разделённые полюсами — имеющие двойственность сознания.
₁₃ Крик Каан — Драконье слово, обусловленное как «Гармония Кин». Способно настраивать, попавших под звук этого слова, на одну волну.
₁₄ Драконий крик — ТУ’У. М. Дословный перевод «молот луч», где луч — тождествен Сушумна. Особый вид Магии, способ которого, посредством звука стимулировать заряд каждой существующей частицы (ом), для проявления энергетических волн в пространстве и времени совокупного соответствия. На принципах данной Магии, создаются сильнейшие Мантры и Кляты. Постижение ТУ’УМ, есть основа учения монахов Высокого Хротгара, названного «Путь Голоса».
₁₅ Велота горы — большой горный массив, разделяющий континентальную часть северной и восточной провинции. Название получили в честь пророка Велота, пилигрима и мистика, выведшего народ кимеров (вид эльфов) из их разлагающейся родины.
₁₆ Цаэски — рождённая Акавиром, змеевидная раса, способная принимать облик, нравы, порядки, тех условий, в которых находится.
₁₇ Иизуфик — Ледяной троль.
₁₈ Магнус — одна из звёзд Галактики создавшая собственную Планетарную систему. В культовых кругах, данное имя имеет эт’Ада (бог) чародейства, Зрения, Света и Озарения. По легендам, Магнус связан со всеми магами, поскольку покровительствует им.
₁₉ Девять Верховных — религиозный культ Империи.
₂₀ Язык Магнуса — протуберанец.
₂₁ Красная гора — самый большой вулкан на континенте. По легенде возник на месте падения Сердца Лорхана. Во время религиозного конфликта, между Мерийскими (эльфийскими) Домами, названного «Война Первого Совета», под Красной горой произошло решающее сражение.
₂₂ Ситис — Сингулярность бытия. Сила — существующая в центре каждой частицы Вселенной. Аналог Чёрной дыры.
₂₃ Взрыв Солнца — Первое извержение вулкана Красной горы, названное северянами «День Зимы Посреди Лета. У каджитов, время извержения завётся «Смерть Солнца».
₂₄ Кагренак — верховный жрец одного из Домов Меров. Был одарённый и умный мер, великолепно владеющий технической магией. По одной из версий во время Войны Первого Совета в битве у Красной горы именно он воздействовал изобретёнными инструментами на Сердце Лорхана.
₂₅ Азура — Даэдрическая Принцесса, чья сфера — заря и закат, магия междуцарствия сумерек. Она также известна, как Лунная Тень, Мать Розы и Королева Ночного Неба.
₂₆ упавшую тенью проклятья на Кимеров — Кимеры, меры (эльфы) вышедшие из рода Альдмеров, последователи Велота. За использование Силы Сердца Лорхана, были прокляты Азурой, и «кожа их стала пеплом, а глаза углём» и стали они Данмеры (Тёмные эльфы).
27ЛОК — небо.
28 ЛОК ВАх — небо весна.
29 ЛОК ВАх КоОР — небо весна лето. Буквальное сочетание трёх звуков, значит «чистое небо».
30 ЙОЛ ТоОР СХУЛ — огонь пламя солнце. Буквальное сочетание трёх звуков, значит «огненное дыхание».
31 ДРЕМ ЙОЛ ЛОК — приветствие, сочетающее значение трёх звуков «согласие» «огонь» «небо».
32 ДРаАЛ — мольба. Звук согласия с Богом, имеющий прямое значение «да будет так».
  • Комментариев:
    Notice: Trying to access array offset on value of type null in /var/www/fullrest-team/data/www/fullrest.ru/templates/common/commentaries/comment_header.php on line 3
  • Участников:
    Notice: Trying to access array offset on value of type null in /var/www/fullrest-team/data/www/fullrest.ru/templates/common/commentaries/comment_header.php on line 4
  • Статистика

Обсуждение в комментариях