Перейти к содержимому

Фотография

Сказки-и-свечи

Сказки свечи

  • Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы ответить
5 ответов в этой теме

#1
Dun Dram

Dun Dram
  • Tribute to Evil

Уровень: 1280
  • Группа:Граждане
  • сообщений:4 391
  • Регистрация:03-Март 14
  • Город:Тлён, Хахд, Мнемолохарт

Не забивайте на эту идею, лучше даже в отдельной теме обсудить.

Что бы не потерялось, выношу сюда.

А суть была такова: ко дню Сказок-и-Свеч в прошлом году (или уже в позапрошлом?.. Или когда там...) написать усилиями всей Аптеки шестнадцать рассказов - по числу Князей Даэдра. В каждом из которых раскрыть тему происхождения одного Князя, причем, желательно с максимально необычной и неожиданной стороны.
Порядок работы предполагался такой: один из алхимиков придумывает краткую сюжетную завязку, и передает ее кому-то другому на свой выбор; тот пишет по завязке полноценный рассказ, потому придумывает другой сюжет, про другого Князя, и передает его дальше. И так по кругу, все шестнадцать раз. Это, конечно, придумал брат Веб, мне б до токого додуматься в жизни бы фантазии не хватило бы, хех. Стилистика как-то сама собой нарисовалась в духе "Сказок народов мира", что заявленной сути эвента как нельзя подходит.

Первую фабулу выдвинул брат Веб, а я написал по ней эскимоскую рьеклингскую сказку (Князь - Хермиус Мора):
Спойлер


Вторую фабулу опять-таки выдвинул брат Веб, и настолько она хорошо вышла, что сама по себе является, на мой взгляд, вполне себе законченой бретонской сказкой, и в доработке нифига не нуждается (князь - Шеогорат):
Спойлер


Потом я выдвинул техзадание на Мефалу:
Спойлер


А потом "we never got organized enough to pull it off", и как-то идею подзабросили. Но, быть может, кого из нас она еще и заинтересует? До следующих Сказок-и-Свеч время еще есть.
А нет - так хоть еще пара манкитруфов в коллекцию будет.

Сообщение изменено: Dun Dram, 30 Май 2016 - 09:47 .

Нет больше формулы Добро-против-Зла,
Азатот правит бал,
Человек ошибка или шутка,
За занавесью жизни скрывается что-то жуткое,
Способное погрузить наш мир в кошмар.

#2
orc Wolf

orc Wolf
  • Магистр Слова

Уровень: 1280
  • Группа:Фанаты Фуллреста
  • сообщений:2 978
  • Регистрация:17-Июнь 06

мне б до токого додуматься в жизни бы фантазии не хватило бы, хех

Ага, как же.
Вообще, изначально, задумка подразумевала, что написавший назначит себе преемника (чтоб тому было неудобно отказываться). Так что...

Сообщение изменено: orc Wolf, 31 Май 2016 - 08:39 .


#3
orc Wolf

orc Wolf
  • Магистр Слова

Уровень: 1280
  • Группа:Фанаты Фуллреста
  • сообщений:2 978
  • Регистрация:17-Июнь 06
Ой, блин. Мы ж тут с Ривом и Тыддом перепились и сочинили еще одну.

Жила в одной далёкой коловианской деревне вдова-ткачиха. Муж ее рудокопом был, да погиб в шахте по собственной оплошности, а на память о нём у несчастной вдовы всего четыре вещи осталось: гигантский аметист, кирка шахтёрская и два ребёнка-близнеца, мальчик и девочка.
Дочка матери с ткачеством помогала , а сын в полях работал. Но началась война, и сына забрали, и стала жизнь вдовы и её дочери совсем тяжёлой. Не было у них теперь ни крепкого мужского плеча, чтоб женщин в трудный час поддержать, ни сильной мужской руки, чтоб им в час нужды помочь. И вот, в один холодный день месяца Начала Морозов, ровно за день до дня рождения дочери, пришёл в их дом некий мужчина и непотребное злодейство учинил. Дочь, он правда, не заметил, та в подвале спряталась и слушала оттуда, как неизвестный её бедную мать истязает. Сидела она там, дрожала от страха и вдруг увидела, что отцовская кирка неведомо почему на бочке с яблоками лежит.
Схватила она кирку, бросилась наверх - а у самой руки ходуном ходят и ноги подгибаются. У двери в подвал она и вовсе застыла, как примороженная. Но тут мать снова закричала, да так, что у девушки чуть сердце из груди не выскочило. Отворила она дверь, да что там — отбросила так, что та чуть с петель не слетела, откуда только силы взялись, и стремглав кинулась к кровати, где над ее матерью тешился чужак. И так у нее это быстро получилось, что тот даже повернуться не успел, как она его киркой по спине стукнула. Убить не убила, но острие глубоко вошло.
Только видит она, что мать уже мертвая лежит и на горле у нее отпечатки рук. Отшатнулась девица, кирку из спины выдернула, руки к лицу прижала, завопила сама.
А незнакомец на мертвой матери лежит, тоже стонет, зубами скрежещет, а пошевелиться не может — дочь, хоть и никогда раньше ничего опаснее ведра в руках не держала, а сумела ему становой хребет повредить.
Стоит девушка, как оглушённая, глаза зажмурила. Вдруг слышит — хрустит чего-то резко, неприятно, будто кости из суставов свинье выворачивают. Смотрит она сквозь щёлку между пальцами — а это голова насильника голого поворачивается, да не просто так, а как у филина — назад смотрит, на неё. Смотрит и улыбается жутко, а зубы-то все мелкие-мелкие и острые, как у рыбёшки, а глаза его и того хуже — зелёным полыхают, зрачки козлиные. Повернуло чудище голову к ней полностью, вывернуло резко локти и колени, встало с материнского трупа и стоит на кровати. И вдруг как захохочет, да так, что стены трясутся.
— Ай да девка! — говорит чудище, будто головы кто курицам рубит. — Ай да ловкая! Здравствуй, храбрая и безрассудная! Зовут меня Дядька Козлиный Глаз и каждые восемь лет я беру себе невесту, и сегодня выбор пал на мать твою. Но ты мне помешала, мелкая дрянь, и по привычке я бы уже отправил тебя тешить моих братьев в Забвение. Но сегодня день моей Свадьбы совпал с праздником, во время которого не могу я закинуть тебя в Хладные Воды, не предоставив возможности спасения. Поэтому предлагаю тебе выбор — либо твой брат-солдат падёт от руки Лысого Лесного Короля, либо тебя заберёт к себе злая ведьма, худшая из тех, что я знаю — а знаю я их немало. Выбирай, негодная девчонка.
Упала девочка на колени, кирка из ее рук выпала. Стала она свои ногти грызть, а чудище ходило вокруг неё кругами, и всё спрашивало, что она выберет. На шестнадцатый круг терпение чудища лопнуло, и хлопнуло оно в ладоши:
— Так не интересно, дорогая моя! Но у меня есть идейка получше, ХО-ХА-ХО!
И хлопнуло чудище вновь в ладоши, и потемнело у девочки в глазах. Стало холодно и сыро, и почувствовала девочка, что она где-то глубоко под землёй. Что происходит? Где она оказалась? Но вдруг услышала она чей-то голос:
— Где я? Что случилось? Легат? Генерал? Где я? — то был голос её брата.
Вдруг зажёгся где-то вверху яркий красный огонь, и увидели брат с сестрой друг друга. Побежали они друг к другу, обнялись крепко. Но вдруг грянул отовсюду гулкий голос:
— ХО-ХА-ХО! Выбирай, девка, что тебе лучше? Съесть брата своего, или быть съеденной?!
Вдруг послышался страшный шуршащий звук, и отовсюду поползли на близнецов пауки огромные, все как один со сверкающими красными глазами.
Брат хоть и ополоумел от происходящего, но воинская выучка верх взяла: бросился он с мечом на пауков, да только куда там?
Клюнула его самая большая паучиха в шею, а потом и сестру ядом угостила. Упали они оба наземь, а паучиха давай их лапами крутить, да паутиной обматывать. В один кокон замотала обоих, к стенке кокон оттащила, да там и бросила. Пауки ж, они не сразу добычу едят, а ждут, пока размякнет.
Один день прошел, второй миновал, а на третий день яд паучий ослабел и пришли в себя брат с сестрой. Только не было в том радости: прижаты они друг к другу теснее, чем в утробе матери были. Давят друг друга так, что кости хрустят, друг друга теснят так, что в глазах темно, он вдыхает — у нее из груди весь воздух выходит.
День они так промучились, второй отстрадали, а на третий жажда и голод их так одолели, что не выдержали брат с сестрой.
Прошептала она ему: не жить нам обоим, живи хоть ты. На, испей моей крови.
И он ей в ответ выдавил: нет, ты в живых оставайся.
Взглянули они последний раза в глаза друг другу и впилась сестра брату в горло.
И так еще день прошел и новый занялся. Вернулась паучиха к кокону, разрывает его, а там вместо близнецов чудище восьмилапое.
Одна часть чудища чёрная, кровью пропитанная; другая бледная, желтушная. Наполовину мужчина, наполовину женщина. Отпрянула паучиха и прошипела чудищу в лицо такие слова, среди которых было проклятие, пожелание и знак тайного короля. А чудище отвечает:
— За мою боль и унижения я проклинаю вас всеми именами героев, что мне известны и нет в этом бесчестья;
Ибо вы породили меня и через боль и страдания;
Древний скоморох, проходивший к северу отсюда, говорил, что можно достичь небес насилием;
Как. Же. Он. Был. Прав;
Я буду убивать вас по одному — сейчас вас Тридцать Три, а когда я воспитаю себе названного сына, останется меньше;
За своим сыном я поведу народ отчаявшихся, что будет вас ненавидеть;
— В конце концов, мой новый брат-отражение закроет вам дверь сюда и никто больше не сможет приходить к смертным, чтобы потакать своей похоти;
— В конце концов, моя новая сестра-отражение поразит Гневливого гнилью со своего меча;
— В конце концов, дальний потомок моего племянника запрёт вас, твари, так крепко, что сам потеряет целых две жизни - свою и Дракона;
— В конце концов, когда придёт Пожиратель, вы станете лишь жалкой тенью своего величия и будете одаривать верных лишь краденым мусором;
И конец этих слов — ВИЯ КОЛО ВИЯ КОЛО!
Сказало чудище и наступило на голову паучихи. Та жизни сразу и лишилась, а чудище ее плоть выело, вползло в ее шкуру и побежало в сторону заходящего солнца.

#4
Марк К. Марцелл

Марк К. Марцелл
  • Retired Morrowind Fan

Уровень: 1280
  • Группа:Фанаты Фуллреста
  • сообщений:8 218
  • Регистрация:01-Август 07
  • Город:Тула

Ой, блин. Мы ж тут с Ривом и Тыддом перепились и сочинили еще одну.

Если кто-то из вас филфак заканчивал, то ай-яй-яй. Если нет, тогда ладно.

"Путешественник, пересекший Теневой проход, может даже предположить, что покинул Тамриэль и вошел в другой мир. Небо окутано вуалью тьмы из-за регулярных яростных пепельных бурь, извергаемых могучим вулканом посреди Вварденфелла. Знакомую флору и фауну Тамриэля сменили причудливые эндемики, которые только и способны выжить при систематических выбросах пепла. Темные эльфы в плащах и масках, как правило, пасут стада гигантских насекомых. Курьер с шумом проносится на спине шестиметрового краба. Повсюду съежившиеся рабы: аргониане, хаджиты, люди."


Карманный путеводитель по Империи и её окрестностям, 1-е издание


#5
orc Wolf

orc Wolf
  • Магистр Слова

Уровень: 1280
  • Группа:Фанаты Фуллреста
  • сообщений:2 978
  • Регистрация:17-Июнь 06
Марче, это писалось в телеге по 9 фраз на круг. Можешь оштукатурить - предлагай правки.

#6
orc Wolf

orc Wolf
  • Магистр Слова

Уровень: 1280
  • Группа:Фанаты Фуллреста
  • сообщений:2 978
  • Регистрация:17-Июнь 06
С неочевидной моралью.

Молаг Бал.

Жил однажды мальчик.
Ему очень нравилась его кроватка: теплая, мягкая, с ограждением-решеточкой из светлого дерева. Он спал в ней с рождения и всегда видел самые лучшие сны. Но вот однажды мама уложила его спать и ушла. Мальчик заснул, а потом неожиданно проснулся среди ночи оттого, что на его ногах вдруг оказалось что-то очень тяжелое.
Когда он открыл глаза, он так испугался, что даже не смог закричать: ведь в его кроватке сидела ужасная старуха. У нее была серая, склизкая кожа. У нее был огромный нос крючком, он был такой большой, что казался больше ее лица. У нее был странный, длинный и вытянутый затылок, напоминавший по форме баклажан, и мальчику почему-то было стыдно на него смотреть. У нее были бледные, скаредно поджатые губы. У нее были большущие, тусклые глаза-плошки, которыми она равнодушно смотрела на мальчика. И, наконец, у нее были маленькие, скрюченные, но цепкие ручонки, и в одной из них она держала чью-то отрезанную голову!
А хуже всего было то, что она сидела прямо на ногах мальчика и он их совсем не чувствовал! Он захотел заплакать:
— Отдай мне мои ножки! – но не мог открыть рта. Он хотел закрыть глаза, чтобы не видеть ужасной старухи – но у него не получалось закрыть глаза. И ему было очень, очень страшно. И так он лежал и тихонько просил про себя, чтобы пришла мама и включила свет. Но никто не пришел. А на стене тикали часы, но стрелки на них замерли.
А мальчик все просил про себя, чтобы пришел добрый волшебник и прогнал ведьму. Но никто не пришел. И луна застыла в окне. Не двигалась ведьма, не мог шелохнуться и мальчик.
У мальчика застыли слезы. Он лежал и просил про себя, чтобы пришел рыцарь и отрубил злой старухе голову!
И вдруг, откуда ни возьмись, появился рыцарь! С мужественным взглядом, в сверкающих доспехах, с большим мечом, и такого же соломенного цвета волосами, как у самого мальчика, он ему сразу понравился. Рыцарь подошел к кроватке и заговорил:
— Как, проклятое отродье, осмелилась ты явиться сюда? Как посмела осквернить своим смрадом этот дом?
Ничего не ответила старуха, и виду не подала, что что-то услышала. А рыцарь нахмурился, в голосе металл зазвенел:
— Ведьмы, зловредный род! Где появляется одна — тускнеет свет! Гноится пища, из углов выползают болезни и роятся поганые твари! И счастливы те соседи, кто вовремя распознают опасность и сбегут!
Молчала ведьма, не шелохнулась даже. А рыцарь пуще прежнего гневался:
— Я тебя, мразь, отсюда выкину!
Схватил он ведьму тогда за горло, начал трясти. А та все молчит. Зато рыцарь рот закрыть не может, все яростнее и яростнее бранится, зубами у самой старухиной шеи клацает:
— Ты думала меня сожрать? Ты на это надеялась, когда сюда пришла? Да я сам сожру тебя, старая сука, потому что это я здесь — настоящий дьявол!
И тут-то ведьма его в кроватку и стряхнула. Что-то черное под нею мелькнуло, словно спираль раскрутилась и свернулась заново. И стихло все. Только смотрит мальчик — рыцарь снова у кровати стоит, довольный. А потом от нее отворачивается и уходит.
А мальчик снова на ведьму смотрит. А у той и во второй руке голова появилась. Волосы на ней соломенного цвета. И черты лица — точь-в-точь, как у мальчика. Только старше.





Темы с аналогичными тегами (одним или более): Сказки, свечи

Посетителей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных пользователей

Rambler's Top100   Рейтинг@Mail.ru