Рассказы

Сердце Гре'Такара, часть 1

Глава 1. Задача


– Солдаты, стройсь! – прорычал центурион.

Легионеры мгновенно оторвались от своих обыденных занятий и немного суетливо – зеленые еще! – принялись вовсю пытаться выстроиться ровной шеренгой. На все это ушло чуть больше минуты. Центурион сплюнул и кашлянул: холод в этом Скайриме был явно не для имперской крови.

– Что ж, сопляки! – воскликнул бравый вояка. – Вы сейчас находитесь в самом сердце бунта! И не важно, что вы сейчас самая свежая когорта! Приказ есть приказ! Уже поздно бежать или прятаться: вы – легионеры нашей священной Империи, да сохранят ее Восемь богов!

Легат Торбранд негромко выругался в своем шатре: он, как истинный норд, почитал Талоса несмотря на Конкордат. Конечно, заставить командиров открыто нарушать субординацию он не мог, но слышать это омерзительное «Восемь богов» было для него в крайней степени неприятно. Впрочем, он был согласен с центурионом: послать самую свежую когорту под Виндхельм для столь важного задания было ошибкой. Нет, Торбранд очень уважал генерала Туллия как стратега и полководца, не сомневался в его мастерстве, но в этот раз считал его решение… Необдуманным. Все-таки не каждый опытный отряд справится с тем, что поручил военный наместник этим птенцам. Даже под предводительством Торбранда и его центурионов задача стояла нелегкая.

– …в Скайриме никто не будет слушать ваши жалобы! Здесь так: либо ты, либо тебя! Эта провинция не принимает ничего кроме силы! И мы, верные слуги нашего светлейшего императора Тита Мида II, дадим этим дикарям силу! Покажем…

«Ох и заливает», – подумал про себя Торбранд. Он вздохнул и еще разок осмотрел карту. Рельеф быстро менялся из-за сильных снегопадов и метелей. Легат уже третий раз менял маршрут наступления. Казалось, сама природа не хочет, чтобы когорта шла на это задание. А надо было. Торбранд был образцовым легионером, он выполнял приказы, какими бы сложными они не были.

– А теперь приказ! – наконец перешел к самому главному офицер. – Нам необходимо найти отряд партизан, который доставил нашему войску уже немало хлопот! Терроризм, нападения на обозы, подрыв общественного строя, пропаганда мятежных мыслей – все это несет в себе наша цель! Вы, скорее всего, знаете этот отряд под названием «Медвежий клык».

Наступила тишина. Легат представлял себе обескровленные лица легионеров-новобранцев. «Медвежий клык» был непросто партизанским отрядом, виновным во всем перечисленном центурионом. Больше всего эти бунтовщики славились тем, что они делали с пленными солдатами императора. Обезображенные тела без рук, ног и некоторых других частей тела, часто брошенные на съедение троллям и паукам – вот их отличительный знак. «Медвежий клык» – это официальное название, а принятое в рядах легиона – «Кровопийцы». Почему кровопийцы? Еще одним отличительным знаком этого отряда было то, что они пили кровь имперцев и альтмеров и выходили на бой вымазанные в ней же. Эти садисты убили несметное множество легионеров, а руководил ими Эмиль Головоед. Лучше не знать, как он получил свое прозвище.

– Задача не из легких, но вы – легионеры! Вы – цвет нашей военной силы! Мы не можем подвести императора и нашего легата! Мы справимся с этой задачей и докажем всем, что шестая когорта – самая доблестная во всем Имперском легионе!

Легат грустно усмехнулся. Снаружи доносился только зловещий вой леденящего ветра. Солдаты не были готовы к такой задаче. И не только солдаты. Торбранд был матерым воином, сражался во многих битвах и сразил многих врагов, но даже ему эта миссия казалась сумасшествием. Но приказ есть приказ. А приказы надо выполнять.

Глава 2. Переход


– Хорошо хоть нас в сам город еще не отправили, – пробурчал молодой легионер. – К Ульфрику на съедение.

– Ага, и не говори, – подхватил второй, чуть постарше. – Хотя там можно было бы и в таверну зайти, выпить чего-нибудь. У тебя не осталось меда? Или вина? Может бренди есть?

– Ага, кончено!

Легат не стал вслушиваться в дальнейший разговор. Он только вздохнул, в очередной раз проклиная свое положение. «Если из этих ребят хоть кто-то выживет – я сбрею бороду. Нас ведь на убой послали! Неполная когорта – даже не центурия! – не сможет справиться с «Кровопийцами»! Тридцать легионеров, три центуриона – смех! – что один легат должен делать с этой шайкой? Перебьют нас»… думал, потягивая мед из фляжки Торбранд.

– Легат!

Он повернулся. В проеме палатки стоял центурион Флавий – зрелый вояка, лишившийся глаза в схватке с мятежниками. По всем статьям устава и по всем законам Империи он должен был уйти на пенсию, но остался.

– Да, Флавий.

– Приближается час выступления. Строить бойцов?

Торбранд посмотрел на карту.

– Лучше подойди сюда.

Центурион подошел к столу.

– Видишь вот этот маршрут? Нам предстоит двигаться по нему.

Центурион помолчал, изучая единственным глазом карту.

– Простите, легат, но не слишком ли близко к Виндхельму?

– Катастрофически близко, – кивнул Торбранд. – Но другого пути у нас нет. Дороги замело или завалило камнями. Боги гневаются, а мы пожинаем. Видишь вот эти два маршрута? Там сейчас не пройти, ты сам докладывал мне об этом. Остается только один путь. Посылай вперед разведчиков, пусть проверят наличие патрулей. Если увидят Братьев бури, пусть немедленно возвращаются. И собирай… когорту. Выступаем.

– Не дождавшись результатов разведки?

– Твоя задача – не обсуждать приказы, а исполнять их. Ясно?

– Так точно!

– Выполняй.

– Есть!

******
Тракт был полностью заметен снегом. Метель бушевала страшнейшая, ветер выбивал из седла, снег летел в глаза, уши и рот, подобно рою насекомых. К тому же холод. Нордская кровь Тобранда давала ему частичную защиту от чудовищных холодов Скайрима, но имперцы под его командой были куда менее стойкими. Даже несмотря на утепленную форму и меховые плащи они дрожали так, что казалось, будто у них коллективный припадок. Видимость была почти нулевой. Торбранд даже строй за своей спиной с трудом различал. Легионеры казались бестелесными призраками, белыми духами Истмарка, ледяными привидениями нового вида. На солдат они были похожи меньше всего.

Сквозь снежную стену стали вырисовываться три силуэта всадников. Разведчики, догадался легат. Он оказался прав. Замерзшие и уставшие они подъехали к Торбранду и ударили себя в грудь кулаком.

– Докладывайте, – приказал легат, поглядывая вперед.

– Солдат бунтовщиков замечено не было, тракт свободен! – ответил самый свежий из всей тройки.

Легат кивнул.

Когорта продолжала марш. Виндхельм действительно был в опасной близости от отряда. Торбранду придется провести своих бойцов между конюшнями города и Рощей Кин так, чтобы ни одна мышь их не заметила. Впрочем, метель этому очень способствовала. Ни волков, ни медведей, ни саблезубов не было рядом. В такую погоду все сидели по своим логовам.

Когорта приблизилась к самому опасному участку пути. С севера – Виндхельм, – с юга – Роща Кин. Идти нужно было очень осторожно, но очень быстро. Торбранд приостановил отряд. Он огляделся. Никого. Только дикий ветер завывал и стонал, навевая очередные мысли о мертвецах и призраках, раздирая своими когтями кожу, вытягивая своим дыханием оставшееся тепло в теле.

Вдруг появился неясный силуэт. Легат насторожился и пригляделся. Фигура приближалась. Кто это был, понять было невозможно, но было видно, что на поясе у незнакомца висел продолговатый предмет.

– Лучники! – крикнул Торбранд.

Легионеры тут же схватились за оружие. Замерзшими пальцами они доставали стрелы и натягивали тетивы.

Силуэт поднял руки вверх и остановился.

Легат жестом остановил стрелков. Он присмотрелся еще раз. Только закутанные в шкуры и мех очертание.

– Не стреляйте! – крикнул сквозь метель незнакомец. – Не стреляйте! Я не враг!

Силуэт очень медленно подошел ближе. Теперь он был виден в полный рост, но понять, кто он такой все еще мешали шкуры, в
которые он был закутан с головой. Для норда, пожалуй, низковат, а никто другой не шел в Братья Бури.

– Кто ты такой? – спросил Торбранд.

– Я просто житель Виндхельма! – ответил незнакомец. – Я не друг Братьям Бури и Ульфрику Буревестнику. Я – данмер, – незнакомец размотал голову. Серая кожа, красные глаза – данмер. – Вы ведь сами знаете, как он относится к моему народу!

Торбранд кивнул. Ульфрик был известным шовинистом, не признавал других рас кроме нордов.

– Отпустите меня! – сказал данмер. – Я буду нем, как рыба! Никто не узнает, что вы здесь были! Слово данмера.

Торбранд нахмурился. Он не мог рисковать, но этому темному эльфу почему-то хотелось верить. Ульфрик притеснял права нелюдей, презирал их. Он кричал, что воюет против Талмора, что дерется за свободу и независимость. Сам же был немногим лучше тех, кого он так ненавидит.

– Уходи, – сказал Торбранд. – Собирай вещи и уезжай из Виндхедьма, вот что я тебе посоветую. Если Братья Бури узнают, что ты видел нас…

– Не узнают, – покачал головой эльф. – Поверь, не узнают. За совет спасибо, но я вряд ли могу ему последовать.

Торбранд кивнул и направил когорту дальше.

– Удачи, – сказал легату данмер.

– И тебе, – ответил офицер.

Отряд шел дальше. Все еще очень осторожно, поглядывая по сторонам, выискивая врагов. Но было пусто. Никто не встречался по пути: ни птицы, ни звери. Ветер стихал, метель слабела, снег мельчал. Идти стало немного легче, но все еще очень холодно. До цели оставалось уже недолго. Лагерь «Медвежьего клыка» находился чуть южнее ороьчей крепости Нарзулбур. В скудном леске, что там рос, невозможно было укрыться, поэтому когорта попадала в невыгодное положение. Если у лагеря стояли дозорные – а они наверняка стояли, – то легионеры теряли преимущество неожиданности. А что еще могло помочь им победить? Только чудо, пожалуй.

Ландшафт немного переменился, снега стало меньше, травы больше. Когорта стала подниматься на склон, зашла в лесок. В нос ударил странный запах горелого, как будто был пожар. Торбранд принюхался: пахло не только паленым деревом, но и мясом. Нет, не жареным на вертеле, а именно паленым мясом, как будто кого-то сожгли. Легат насторожился. Он знал, что «Медвежий клык» не сжигает пленников, но откуда мог появиться запах? Отряд тихонько крался под кронами огромных деревьев, стараясь не издавать шума. Лошадь недовольно фыркала и мотала головой. Легат приказал остановиться и прислушался. Только ветер, свистящий в хвое, ползущий по стволам, будто змей. Ни голосов, ни смеха, ни кашля. Ничего. «Засада», – подумал легат и вытащил меч из ножен, приказав сделать то же самое солдатам. Когорта двинулась дальше еще осторожнее. Каждый треск ветки, каждый шорох или шепоток мог выдать врага, сидящего в засаде. Но было тихо.

Торбранд вышел на поляну, где должен был располагаться лагерь «Кровопийц». И он там был. Выжженная земля, повсюду пепел, остатки палаток и обгоревшие трупы. Запах горелого едкой бритвой резал ноздри. Хотелось зажать нос и откашляться, но легат не мог себе позволить издавать лишних звуков. Легионеры с ужасом в глазах осматривали остатки лагеря самого грозного партизанского отряда Братьев Бури. Кто-то кашлянул.

– А ну заткнись! – рыкнул один из центурионов.

Тобранд поморщился и приказал пройти дальше. В центре лагеря смрад был просто невыносимым и кто-нибудь из легионеров то и дело кашлял в сопровождении рычания центуриона. Легат не обращал на это внимания. Он знал, что если бы это была засада, то их бы уже давно атаковали. Но что случилось с лагерем?..

– Рассредоточиться и найти какие-нибудь признаки того, кто здесь был, – приказал командир отряда.

Солдаты разошлись в разные стороны. Торбранд тоже пытался найти что-нибудь примечательное, но был только пепел. И странный человек. Легат пригляделся и понял, что не ошибся. Из леска вышел какой-то незнакомец в длинных черных кожаных доспехах. Он шел свободно, легко, как будто не видел отряд воинов, обыскивающих лагерь.

– Остановись именем императора! – крикнул ему Торбранд, порядком удивленный такой наглостью.

Незнакомец сделал несколько шагов и замер. Легат с мечом наготове подъехал ближе, чтобы рассмотреть незнакомца. Это был человек – скорее всего имперец – с длинными черными волосами, завязанными на затылке в конский хвост. У него были умные, но злые желтые глаза, бордовая татуировка, пересекающая правую бровь и опускающаяся до подбородка и наглая ухмылка на губах. Он не выглядел не напуганным, не потерявшимся. Он явно знал, куда шел.

– Вы что-то ищете, доблестные легионеры? – спросил он холодным и одновременно наглым голосом. Торбранд насторожился: с этим имперцем что-то было не так.

– Это дела Империи, гражданский! – ответил протокольным тоном легат и крепче сжал рукоять меча. – По приказу ты арестован на время проведения операции. Ты будешь выпущен, как только легион закончит свою миссию, а до этого момента ты будешь содержаться под стражей!

Незнакомец хмыкнул.

– Знаешь, солдат…

– Я – легат Имперского легиона!

– О, прошу прощения, – имперец театрально поклонился. – Знаешь… Легат, ведь «Кровопийцы» тоже не хотели выпускать меня из лагеря. Особенно после того, когда узнали, что это я убил Эмиля Головоеда в его собственной палатке.

– Когорта! – крикнул Торбранд.

Но было поздно. Незнакомец в мгновение ока выпустил огненный шар прямо под ноги лошади. Легат вместе с животным взлетели в воздух и отлетели в сторону, как снесенные ураганом. Легат сильно ударился головой, и в глазах у него все плыло. Он видел, как легионеры бегут на незнакомца с обнаженными мечами. Видел, как тот выпускает огненные шары и сжигает солдат. Нечеловеческие вопли, гневные крики, вонь горелого мяса и хохот смерти – все смешалось на той поляне. Торбранду казалось, что свет померк, осталась только тьма и боль. Затем все стихло. Легат услышал тихие шаги и поднял окровавленную голову. Злые желтые глаза незнакомца смотрели прямо на него.

– Разреши представиться, – сказал он. – Адемар де Вареас. Запомни это имя, ибо вскоре ты его еще услышишь…
Незнакомец развернулся и быстрым шагом удалился в лес, оставив Торбранда истекать кровью.

Глава 3. Новые загадки


Торбранд попытался подняться, но тело подвело. Он чувствовал, как рана на голове просто сочится кровью, как теплая жидкость медленно течет по его лицу, обтекая морщины и складки. Чувствовал во рту солоноватый вкус. Нужно было перевязать голову, иначе он просто истечет кровью. Он оторвал лоскут от формы и бережно перемотал рану. Отдышался. Необходимо уходить, найти помощь.

Он напрягся всем телом, оперся на камень, об который ударился головой, и встал на трясущиеся ноги. В глазах все плыло, тошнило, ориентация была напрочь сбита. Любой целитель бы приказал Торбранду прилечь и отдохнуть, но легат должен был идти. Он сделал неуверенный шаг, потом еще. Постоял, отдышался, огляделся. К обгорелым трупам «Кровопийц» добавились изувеченные, сожженные или разорванные на куски тела тридцати трех солдат Имперского легиона. Офицер сомневался, что кроме него кто-то выжил. Легат прокашлялся и медленно, неуверенно ступая на ноги и раскачиваясь из стороны в сторону, пошел в сторону леса. Сначала он хотел поискать какое-нибудь целебное зелье в походных сумках, но потом понял, что если оно и было, то сгорело в этом демоническом пламени. Холод грыз, как стая волков, голова гудела, а завывания ветра только ухудшали и без того незавидное состояние легионера. Он шел по твердой земле, пытаясь выбрать направление. Легат глянул на небо, чтобы сориентироваться по солнцу, но его не было видно. Серая тягучая масса облаков затянула небосвод. Он пошел дальше, спотыкаясь и с трудом удерживая равновесие. Вера в свои силы и надежда найти помощь таяли, как льдинки в ладонях. Но Торбранд не сдавался, он шел. Вдыхая режущий легкие воздух, прорывая снег, пробиваясь сквозь ветер, он шел. Потому что должен был идти.

Неожиданно для себя он вышел на тракт. Огляделся. Пусто. Пошел дальше. Все еще были видны следы его когорты и конских копыт. Казалось, что прошла вечность с того момента, как он провел здесь свой отряд. На погибель. Силы стали подводить его. Он почти не держался на ватных ногах. Стиснув зубы, Торбранд продолжал идти, но понимал, что долго так не сможет. Ноги подкосились, легат рухнул в снег. Дышать он уже почти не мог, в голове все смешалось, тошнота только усилилась. Легат закрыл глаза и стал ждать смерти, погружаясь в вязкое небытие.

******
– Лорд Эранил!

– Леди Эленвен!

Они поклонились друг другу. Посол пригласила гостя присесть в роскошное кресло у камина. Лорд Эранил улыбнулся и кивнул головой. Эленвен села напротив него.

– Какой же варварский все-таки этот Скайрим! – театрально вздохнув, сказал гость. – Пока я доехал, на меня три раза нападали эти жалкие Браться Бури. Представляешь, Эленвен? Три раза!

– Представляю, – кивнула посол. – У нас здесь что ни день, то новое нападение на юстициаров. Никакого покоя! Я ужасно скучаю по Саммерсету, Эранил! Мне так не хватает общества образованных и умных личностей! Но еще больше мне не хватает возможности искупаться в озере, не отморозив себе почки!

Они посмеялись. Фальшиво, по-другому они не умели.

– Ах, как тяжела доля посла Альдмерского Доминиона! – Эленвен вздохнула. – Ты только посмотри, Эранил! Они называют это роскошью! Грязные стены, тусклые цвета, какое грубое дерево, сукно! Разве может Талморский посол жить в такой дыре, прости за вульгарное выражение.

Молодая босмерка принесла поднос с двумя бокалами вина.

– Итак, Эленвен, – начал лорд, пригубив вино. – Ты ведь знаешь, что я приехал в эту дикарскую провинцию не просто так.

– О, Эранил, – захихикала посол. – Ты ничего не делаешь просто так.

– Именно, – фальшиво улыбнулся эльф. – Помнишь, недавно нам приказали наблюдать за активностью некоего Адемара де Вареаса?

Эленвен кивнула.

– Так вот, – продолжал гость. – Я слышал, что недавно он покинул Сиродил, и сейчас направляется куда-то на север Скайрима. В Истмарк, если быть точным.

– Туда, где сейчас засел этот отряд – как-бишь его – «Медвежий клык»?

– Вполне вероятно, – кивнул лорд Эранил. – Говорят, это связано с недавними раскопками, на которых присутствовал предводитель этого садистского отряда Эмиль Головед.

– Какое вульгарное прозвище, тебе не кажется? – сморщив носик, заметила Эленвен.

– Как десятки и сотни других прозвищ этих дикарей, – подтвердил гость. – Но не суть. Мне сообщили, что этот самый Эмиль, не будем оскорблять наш слух его прозвищем, нашел какой-то очень ценный предмет. Что именно – неизвестно, однако этот предмет очень заинтересовал нашего молодого друга Адемара.

– А предмет магический?

– Как я уже говорил ранее – неизвестно. Никто даже не знает, как называть эту находку.

– Откуда же тогда известно, что этот Адемар заинтересовался им?
– Во-первых, наш юный друг покинул Сиродил сразу после того, как узнал об этой находке. Похоже, что не только у Альдмерского Доминиона хорошие информаторы, дорогая Эленвен. Советую тебе провести зачистку в рядах скайримских юстициаров. Но не суть. А во-вторых, Адемар, как сообщается в его досье, очень увлекался разного рода древностями и артефактами давно умерших магов. Вполне возможно, что информаторы объекта А., как он указывается в досье, оказались более компетентными, чем наши и смогли выяснить другие подробности об этой находке. Стало быть, твоя догадка о том, что предмет магический может оказаться вполне достоверной. Но, так или иначе, эта находка подстегнула объект А., как вожжи.

– Где он сейчас? – наигранно лениво спросила Эленвен, поигрывая вином в бокале. – Хотя бы приблизительно?

– Где-то в районе Вайтрана, – ответил с легкой улыбкой Эранил. – Пошлешь своих юстициаров?

– У меня есть более надежный агент, – покачала головой Эленвен и поправила волосы цвета расплавленного золота. – Один данмер, бывший член Мораг Тонг. Я думаю, ты слышал об этом ордене?

– Более чем достаточно, – кивнул Эранил. – И давно ты его завербовала?

– Давненько, – хихикнула посол и сделала глоток из бокала.

******
– Генерал Туллий, – обратилась легат Рикке. – Вы уверены, что послать шестую экспедиционную когорту на устранение «Медвежьего клыка» – правильное решение?

Военный наместник постучал пальцами по столу. Нет, он не был уверен. Более того, он вообще был против, но выхода у него не было.

– Рикке, у нас нет других свободных отрядов для выполнения этой миссии. Я бы никогда не отправил эту зелень, но Талмор… Они наседают на меня, как клопы! Я пытался убедить Эленвен, что для уничтожения «Медвежьего когтя», или как там его…

– Клыка.

– Точно, клыка. Пытался доказать, что для его уничтожения необходим более подготовленный и более сильный отряд, не говоря уже о численности. Но эта эльфийская…

Генерал вздохнул.

– Пропади оно все пропадом. Не выживут они, точно говорю.

– Если вы позволите…

– Что?

– Поставьте командиром отряда легата Торбранда. Он хороший солдат и грамотный командир. Мы бились с ним бок о бок, я знаю его.

– Норд… В последнее время я не слишком доверяю нордам и их дурацким традициям!

– Генерал!

– Ты уверена в нем? Можешь за него поручиться?

– Как за саму себя.

******
– Что?

– Ты поведешь шестую экспедиционную когорту в Истмарк для уничтожения отряда «Медвежий клык», – медленно повторила Рикке.

Торбранд вздохнул. Он знал, что собой представляет шестая когорта: отряд юнцов, у которых только усы расти начали. Если они и умели сражаться, то только словами, но никак не боевыми мечами. Эту когорту даже резервом назвать нельзя. И этот сброд поведет один из лучших командиров Имперского легиона. Лучше не придумаешь!

– Рикке, признайся: генерал хочет меня убить? – усмехнулся Торбранд. – Это ведь будет мясорубка! Кто скажет этим детям, что им предстоит умереть? И не просто умереть! Ты ведь видела, что «Кровопийцы» делают с легионерами!

– Прекрати разводить панику! – отмахнулась Рикке. – Это приказ, а приказы надо выполнять.
Торбранд не мог поспорить. Ведь он – образцовый легионер.

******
Он осмотрел своих солдат. Строй неровный, стоят, как попало, форма висит, будто тоскуя по мускулам тех воинов, что носили ее до этого. Торбранд вздохнул и решил, что легионерам нужно что-то сказать. Но что? «Здравствуйте, юнцы! Готовы умереть?» – или может: «Надеюсь, вы попрощались со своими близкими, ведь вы с ними больше не увидитесь!»

– Приветствую вас, доблестные сыны Империи! – сказал он, прогнав мрачные мысли. Солдату не подобает раскисать, солдат должен исполнить приказ любой ценой. – Как вам уже сообщилось ранее – я – ваш командир. Мое имя – легат Торбранд. Не буду лукавить, задание нам с вами досталось мама не горюй. Но об этом позже, когда будем на месте. Сейчас же я бы хотел выяснить: кто-нибудь где-нибудь служил прежде?

Сначала тишина. Все переглядывались и озирались в поисках того, кто мог бы похвастаться этим. Один все-таки нашелся.

– Я служил! – крикнул солдат с перевязанной раной на шее.

«Оно и видно», – заметил про себя Торбранд.

– Твое имя, легионер.

– Гай Аврелий, – ответил солдат.

– Где служил?

– На границе с Эльсвейром, легат. На охранном посту под командованием легата гро Дарга.

– Я слышал, что там бывало жарко.

– Так точно, легат! Бунтовщики и контрабандисты каждые несколько дней атаковали нашу заставу!

– Рану там же получил?

– Никак нет, – ответил Гай Аврелий. – Это уже здесь. Саблезуб.

– Везунчик, – кивнул Торбранд. – Мало кто выживает после нападения саблезуба. Ладно, ты будешь первым центурионом нашей славной когорты. Еще двоих я назначу из других отрядов. Вопросы есть? Чудно. Отправляйтесь в казармы, собирайте вещи. Центурион Аврелий, отправляйся к легату Рикке за знаками отличия, а потом, после того как соберешь свои вещи, построй бойцов здесь же. Выступаем сегодня же. Выполняй.

– Есть!

******
Он с трудом открыл глаза и судорожно хватанул ртом воздух. Легкие с хрипом принимали кислород. Голова все еще кружилась, но уже не так сильно. Торбрад с удивлением обнаружил, что ему совсем не холодно. А также то, что он лежит без одежды на какой-то кровати в какой-то хижине. В камине мирно потрескивали поленья, обдавая живительным теплом тесную хижинку и освещая ее мягким рыжеватым светом. Торбранд пошевелил руками, ногами, головой – все в порядке, все работает. Он был умыт и перебинтован.

Все еще плохо ориентируясь в пространстве, норд встал и осмотрелся. В помещении было мало мебели. Кроме кровати, с которой только что встал Торбранд, был только стол у камина, стул и сундук рядом с дверью. Зато других предметов было просто целое море. Стол был заставлен бутылочками, колбами, пробирками, зельями, ингредиентами и завален бумажками, свитками, заляпан разноцветными жидкостями и чернилами. На сундуке стояла бутылка меда и ступка с пестиком. На изголовье кровати висела чистая одежда, вполне подходившая Торбранду по размеру. Он оделся, поискал меч, но не нашел его, как и своих офицерских доспехов. «Куда и как я попал?» – подумал легат.

В животе призывно заурчало. Торбранд осмотрел завал на столе в поисках чего-нибудь съедобного, но ничего не нашел. Попытался открыть сундук, но он был заперт. Решил выпить меда, но, понюхав содержимое бутылки, решил не рисковать. У напитка был странный запах, а предметы на столе давали тонкий намек на причину запаха. Легат подвинул стул поближе к камину и стал ждать.

Примерно через час отворилась дверь. Торбранд резко встал со стула и увидел, что это пришел тот данмер, которого он встретил по пути к лагерю «Кровопийц».

– Ты? – только и смог спросить легат.

– А ты уже кого-то другого пригласил? – хрипло усмехнулся данмер. Сейчас он выглядел совсем иначе. И дело было не в том, что он снял с себя шкуры. Суть его перемены была в поведении, взгляде, голосе. От него исходил какой-то неприятный холодок. Торбранд насторожился.

– Как я здесь оказался? – спросил он у эльфа.

– Разве не очевидно? Я тебя сюда притащил на своем горбу. Должен признаться, весишь ты как молодой тролль.

– Как ты меня нашел? – легат пропустил шутку мимо ушей. – Ты следил за мной?

– Не за тобой, – покачал головой данмер. – Давай сначала поедим?

Тут легат увидел заячьи тушки, подвешенные на поясе данмера, и кивнул.

Пока эльф готовил похлебку, Торбранд изучал его. Двигался он быстро, ловко и гибко, бесшумно, не делая лишних жестов. Как будто не готовил, а охотился. Взгляд у него был холодный, какой-то бездушный, мертвый.

– Как тебя зовут? – спросил легат.

– Это неважно, – покачал головой данмер, помешивая похлебку. Немного помолчав, он снова заговорил: – впрочем, можешь называть меня Дарел.

– А меня зовут…

– Торбранд, сын Гарольда. Я знаю.

– Знаешь? – легат насторожился. – Откуда?

– У меня хороший информатор.

Торбранд еще раз оглядел приспособления на столе, вспомнил запах медовухи, и тут в голову ему пришла мысль.

– Ты – убийца!

– Уже нет, – покачал головой Дарел. – Хотя был им, признаю.

– А эти колбы и бутылки? Ты ведь готовил яд!

– Если бы не этот «яд», ты бы уже давно окочурился. Еще вчера, когда я тебя сюда притащил.

– Я здесь со вчерашнего дня?

Данмер кивнул.

– А что с медом?

– Добавил туда кое-каких трав, чтобы ты быстрее в себя пришел. Если хочешь – пей, он тебе не повредит.

Торбанд последовал совету данмера и сделал глоток медовухи. Вкус у нее был не совсем обычный, но вполне приятный.

– Спасибо, что вытащил меня, Дарел, – сказал Торбранд после очередного глотка.

– Не стоит меня благодарить, – пробурчал темный эльф. – Я только отсрочил твою смерть.

– В каком смысле?

– Скоро здесь будет Легион.

– И что же в этом плохого?

– Помнишь, я говорил, что я не друг Братьям Бури? Так вот, я и имперцам не друг.

– Что ты имеешь в виду?

Данмер молча разлил похлебку по мискам и протянул Торбранду.

– Вот, – сказал он, давая легату ложку. – Поешь, тебе нужно набраться сил.

– Так что ты имел в виду? – спросил снова норд, поев немного горячей еды.

Дарел посмотрел на него своими красными глазами.

– Скажем так, я знаю, почему послали именно шестую когорту. И знаю, кто на тебя напал. Знаю куда больше, чем мне следовало бы. И твои сослуживцы – уже, скорее всего, бывшие – знают о моем существовании. Скоро отряд солдат будет здесь, но я уйду раньше. А вот тебе следует что-нибудь придумать.

– Да о чем ты говоришь вообще?

– Слушай меня внимательно, – продолжил эльф. – Слушай и запоминай. Появление Адемара в Скайриме – не случайность. Он знает, что его нашли. И знает, где оно сейчас находится. Пока что не знает, как до него добраться, но это ненадолго. Когда тебя схватят, тебя поведут на допрос к Талморцам. Обратно ты не выйдешь, поэтому очень советую тебе найти способ сбежать до того, как тебя доставят в Мрачный замок.

– Да объясни ты мне что-нибудь! – разозлился Торбранд. – Нагородил какой-то чепухи! Кого нашли? Зачем меня схватят? Почему меня поведут на допрос к Талморцам? Отвечай!

– У меня нет времени, – покачал головой Дарел. – Просто запомни это. И приготовься.

Данмер подскочил со стула и быстро подошел к двери.

– Свои вещи не ищи, – сказал он. – Я продал их. Монеты под кроватью. Спрячь их куда-нибудь, чтобы их у тебя не отобрали во время захвата. Удачи, легат.

Он ушел, оставив Торбранда в полном неведении.

Глава 4. За решеткой


Эленвен сидела у себя в кабинете. Она писала отчет о работе юстициаров, стараясь избегать подробностей о том, что человеческие жертвы давно превысили все нормы. Впрочем, Талмор не слишком-то переживает о жизнях младших рас. Самое главное – благо Доминиона. Но лучше все же не писать всей правды. Так, на всякий случай.

В дверь постучали.

– Я занята, – раздраженно ответила Эленвен. «Глупая босмерка! – подумала про себя посол, – я же сказала: никого не пускать!»

Дверь с легким скрипом отворилась. Эленвен подняла голову и хотела уже высказать все свои мысли в не самой культурной форме, но, увидев своего агента, смягчилась и жестом пригласила его сесть напротив нее.

– Итак, Дарел, – начала альтмерка, продолжая писать отчет. – Как поживает наш друг Адемар? Где он сейчас находится? Чем занимается?

– Сейчас отсиживается в «Ночных воротах», – ответил данмер. – Взял комнату на три дня и доплатил за то, чтобы его никто не беспокоил. Скорее всего, он готовит там какое-то зелье или проводит ритуал. Я даже попытался забраться в его комнату, когда он вышел куда-то, но не смог. Прямо за дверью он поставил три руны подряд. А, зная силу этого имперца, мне как-то не очень хотелось испытывать удачу.

– Да? – Эленвен удивленно подняла брови. – Так уж он силен?

– Я видел, как по дороге на него напали бандиты, – кивнул Дарел. – Он дал в них такую молнию, что деревья рядом загорелись.
Никогда не видел такой силы.

– Хм, интересссно…

Эленвен поставила последнюю точку и отложила отчет в сторону. Она сплела пальцы и положила на них золотистую голову.

– Как он добирался? На лошади?

– Сначала да, – ответил данмер. – А потом он продал ее. Не знаю зачем. Потом он бежал день без остановок. День! Кто может пробежать целый день? Это не человек, Эленвен, а двемерская машина какая-то. Потом все-таки остановился в лесу на ночлег. Проснулся и побежал дальше до самых «Ночных Ворот». Дальше ты знаешь.

– Хм…

Посол постучала пальцами по столу.

– Он тебя не заметил?

– Честно? Не знаю. Мог услышать стук копыт, а может и мое дыхание или сердцебиение. Мало ли, на что он способен.

– В досье не сказано, что он может слышать биение сердца.

– А в досье сказано, что он может бежать целый день без остановки?

– Он помогал себе магией. Как ты сам успел убедиться, он очень одаренный волшебник. С помощью магии восстановления, как ты наверняка знаешь, можно восстанавливать потраченные силы. Ты видел, чтобы он колдовал на бегу?

– Не обратил внимания, – признался агент. – Мой промах. К тому же, я старался не приближаться к нему.

– Что ж, осторожность тоже не помешает, – склонила голову эльфийка. – Но впредь будь внимательнее. Возвращайся в таверну и продолжай наблюдение. Когда он дойдет до лагеря «Медвежьего клыка», проследи, что он будет делать. Потом вернешься и доложишь обо всем. Ясно?

– А если он обнаружит меня? Я с ним не справлюсь и уж точно не убегу, Эленвен.

– На этот счет не волнуйся, – криво ухмыльнулась альтмерка. – Я приказала Туллию послать туда небольшой отрядец новичков. Скорее всего, они атакуют Адемара, а когда увидят его мощь – побегут. Мои юстициары их переловят и допросят. Остается надеяться, что они дадут хоть какую-нибудь информацию. Но гораздо больше я рассчитываю на тебя, Дарел, ты ведь знаешь. Иди.

******
– Ты знаешь, зачем я пришел?

– Нет, – облизывая окровавленные губы, ответил Эмиль Головоед.

Адемар усмехнулся.

– Недавно ты проводил раскопки в Пределе. Ты кое-что нашел там и увез сюда. Я бы хотел это получить.

Пригвожденный к земле эбонитовым клинком в плече, Эмиль очень быстро понял, о чем ему говорил этот непонятный маг.

– У меня этого нет, – покачал головой командир. – Я отдал это.

– Кому? – оскалившись, Адемар прокрутил меч. – Отвечай!

Головоед плюнул в мага, но попал только ему на сапог, которым тут же получил в лицо, лишившись всех передних зубов разом и чуть не сломав шею.

– Отвечай! – зарычал Адемар.

– Чтоб ты сдох!

– Как грубо, – губы мага скривились в презрительной усмешке, желтые глаза зло сверкнули. Он вытащил из плеча меч и небрежным пассом выпустил молнию, которая мгновенно превратила в пепел лежавшего в своей палатке Эмиля.

– Я не люблю, когда мне грубят, – сказал маг останкам. Вытер меч об попону, лежавшую неподалеку, убрал его в ножны и вышел из лагеря. Его появления никто, само собой, не заметил: заклинание невидимости надежно скрыло его от нежелательных глаз. Но сейчас Адемар не хотел прятаться, он был слишком зол. Тут его заметили. Партизаны обнажили оружие и с воплями окружили его. Он лишь хмыкнул и скрестил руки на груди.

– Давайте я предложу вам два варианта, – сказал он, склонив голову набок. – Первый: вы говорите мне, где тот предмет, который ваш командир нашел на раскопках. Второй: вы все умираете.

Ответом ему было лишь рычание и вопли.

– Второй, – кивнул Адемар и взмахнул рукой с пылающим шаром в руке.

******
– Не… убивай! – проговорил партизан без ног и без правой руки.

Адемар покосился на этот огрызок человека и дернул бровями.

– Надо же! – воскликнул он. – Десерт!

Он уже приготовился сжечь калеку, когда тот прохрипел:

– Я знаю! Знаю… где находка…

Маг потушил пламя и дымящейся рукой почесал подбородок.

– Слушаю вас очень внимательно, – усмехнулся он.

– Командир Эмиль… Говорил о каком-то человеке по имени… – инвалид закашлялся.

– Ну! Имя!

– Цирус…

Маг высоко поднял брови. Немного погодя он спросил:

– А где найти этого человека, твой командир не говорил?

– Нет… – в глазах партизана был неподдельный страх. – Сжалься, милостивый господин.

Адемар осмотрел своего собеседника.

– Ты ведь норд?

– Да…

– Тогда скажи мне: тебя устроит такая жизнь? Жизнь инвалида, который вымолил ее предательством? Твой командир умер, но не сказал мне того, что я хотел. Он не просил пощады, а встретил смерть с достоинством. И те, с кем ты сражался бок о бок, тоже не выдали мне этого. А ты, лишившись большей части конечностей, уже наполовину запекшись – осталось только приправить и залить соусом – молишь меня о пощаде? Спрашиваю еще раз: ты норд? Посмеешь ли ты снова так себя назвать?

Лицо партизана исказилось, и по щекам потекли слезы. Он весь дрожал и сотрясался в рыданиях, моля о пощаде. Адемар презрительно скривился и хлестнул его кнутом белой молнии, дожарив окончательно.

– Ненавижу трусов.

Он, на всякий случай, с помощью заклинания Обнаружение жизни осмотрел окрестности и увидел приближающийся со стороны лес отряд.

– Так и быть, – кивнул маг. – Развлеку и вас.

******
Торбранд даже не попытался остановить или догнать данмера. Он знал, что бесполезно. Доел похлебку, подошел к кровати и заглянул под подушку. Там лежал мешочек с монетами. «И я спал на этом?» – усмехнулся про себя легат. Подумал, куда можно спрятать деньги. Решил засунуть их в обувь. Подошва очень удобно отставала на пятке, причем можно было завязать ее, чтобы не попадал снег и ветер. «Кажется, они именно для этого и предназначены», – думал Торбранд, укладывая септимы себе в обувь.

Затем сел и стал ждать. Он попытался как-то объяснить слова данмера, но у него не особо получилось. Почему это его посадят в тюрьму? За что? И кому же тогда друг этот Дарел. Торбранд почесал затылок и прилег. «Не вяжется все это… Надо потом обязательно найти его и расспросить обо всем. Хорошо, что скоро придет легион. Надо обо всем доложить генералу Туллию. И найти этого Адемара.»

Громыхнула дверь, в лачугу забежали двое легионеров. Легат встал.

– Очень вовремя, – сказал он. – Перед тем, как вы пойдем в Мрачный замок, дайте мне плащ. Мой… украли. Чего встали? Вам легат приказал!

Однако солдаты и не думали исполнять приказ.

– Легат Торбранд, – сказал один. – Вы задержаны по подозрению в дезертирстве! Следуйте за нами!

«Вот так поворот, – удивился про себя норд. – А эльф-то прав был».

– Как я понимаю, иначе вы примените силу? Что ж, если уж это приказ…

******
Поездку в зарешеченной повозке назвать удобной нельзя было даже с очень большой натяжкой. На любой колдобине она подскакивала так, что Торбранд бился головой о прутья клетки. Доски если и обрабатывали, то только дятлы тогда, когда эти доски были еще деревом. Норд заработал себе столько занос на не самом удачном месте, что любой еж тут же умер бы от зависти. При каждом движении пятая точка отдавал тупой болью. Но больше всего Торбранда бесил скрип колес. Смазывали их, наверное, тогда же, когда и обрабатывали, потому что визжали они дико, как резаные свиньи.

Поэтому легат был дико рад, когда его провели в тюремную камеру Мрачного замка. Он с удовольствием развалился на нарах и, полежав немного, принялся освобождаться от предмета зависти всех ежей Скайрима.

Через какое-то время к камере подошли трое: два легионера и легат Рикке.

– Открывай, – приказал она.

Дверь камеры визгливо отворилась, и Рикке вошла.

– Оставьте нас.

Легионеры ретировались.

– Здравствуй, Торбранд.

– Здравствуй, Рикке, – ответил заключенный. – Можно узнать: по какой причине меня арестовали?

– Поступил приказ от Талмора, – вздохнула легат. – Вроде как их информатор сообщил, что ты завел когорту в ловушку. Еще то, что ты скрываешься в логове шпиона Братьев Бури. Мы выслали отряд на проверку. Судя по тому, что тебя привезли в кандалах, информация подтвердилась.

– Ясно, – кивнул Торбранд. – И ты в это веришь?

– Я слишком хорошо знаю тебя и не менее плохо знаю Талмор и эльфов. Хотелось бы услышать твою версию.

– Я привел когорту на место лагеря, но вместо врага мы нашли лишь гору головешек, оставшихся от «Кровопийц». Ни одной живой души, Рикке. Все было сожжено.

– Ты выяснил, что произошло?

– К сожалению, да, – вздохнул Торбранд. – Из леса вышел человек, назвался Адемаром и всех убил. Сжег к злокрысиной маме.

– Один? – с сомнением спросила Рикке.

– Я бы сам никогда не поверил, если бы не увидел своими глазами, – кивнул заключенный. – Я выжил лишь чудом. Потом я попытался дойти до… Не знаю, до чего-нибудь, но упал по дороге. Меня нашел один данмер – он встретился мне еще по пути в лагерь – взял к себе в хижину и полечил немного. Лично у меня не поворачивается язык называться темного эльфа шпионом Братьев Бури.

– Все это странно, Торбранд, – задумчиво произнесла Рикке. – И я с трудом верю во все это. Но верю. А что за данмер?

– Назвался Дарел, но, я думаю, имя ненастоящее. Я вел когорту в лагерь, а он попался нам на маршруте. Теперь я думаю, что он был там не случайно. Его кто-то послал туда.

Легат смотрела на него молча. Торбранд знал, что она ему верит. Но его жизнь зависела совсем не от нее.

– Меня будут допрашивать Талморцы?

– Было такое распоряжение, – согласилась Рикке. – Сейчас их юстициаров в Солитьюде нет, так что тебя на закате повезут прямо в посольство.

Она встала.

– Торбранд, поклянись, что все, что ты мне только что сказал – правда.

– Клянусь, Рикке. Клянусь Талосом.

Легат кивнула.

– Я сделаю все, что в моих силах, – сказала она и ушла, шелестя полами офицерского плаща.

Глава 5. За решеткой, часть вторая


Торбранд просидел в своей камере сутки. Он не ходил туда-сюда, не считал секунды, не жаловался на судьбу и не пытался придумать способ побега. Нет, он просто ждал. Верил в Рикке, верил, что она его вытащит. Заключенный знал свою боевую подругу, мог рассчитывать на ее поддержку. Слово истинной нордки крепко, как скала, и надежно, как эбонитовый щит. Торбранд не волновался, он просто ждал.

******
В окно кто-то постучал. Эленвен нехотя оторвалась от работы и повернулась, чтобы поглядеть на непрошеного гостя. Размытый силуэт птицы цвета индиго неподвижно ждал, когда его впустят. Посол открыла окно, и магический питомец бесшумно спланировал ей на стол, оставляя за собой синеватый след. К лапке у него было привязано письмо. Альтмерка отвязала послание и быстро прочла. Оно было коротким, но емким. Достаточно емким, чтобы вывести ее из обычного бесстрастного состояния надменной эльфийской леди. Она злобно сощурила глаза и посмотрела на магическую птицу. Гагарка. Этому информатору можно доверять.

– Ведем двойную игру, господин убийца? – пропела она сладким голоском, предвкушая, как будет говорить это своему бывшему агенту.

******
– Я не верю, что он мог сделать этого, – покачала головой Рикке. – При всем моем уважении, генерал, но Торбранд не мог привести свою когорту в засаду! Он – один из вернейших слуг Империи! Он никогда не предаст…

– Довольно! – рявкнул Туллий.

Рикке умолкла и смотрела на главнокомандующего. Вид у него был свирепый: глаза горели, губы гневно дрожали, на шее пульсировали вены, ходили желваки.

– Если информация подтвердится, Рикке, – сказал он после короткой паузы, – я буду иметь веские основания для того, чтобы обвинить тебя в государственной измене! Ведь ты посоветовала поставить его во главе когорты!

– Генерал, если позволите, – тот молча кивнул, – я не верю. Просто не верю. Я знаю его уже много лет, он всегда боролся против врагов Сиродила, проливал кровь за Империю и никогда, ни за какие деньги не перешел бы на сторону врага!

Туллий оценивающе осмотрел легата и перевел взгляд обратно на письмо. Еще раз перечитал. «Что это за мир, где я не могу верить ни тем, кто отдает приказы, ни тем, кто их исполняет? Проклятая война, проклятые мятежники, проклятые норды со своей проклятой честью и проклятые эльфы!»

– Генерал, он не мог.

– Довольно споров. Я отправлю отряд на разведку. Молись, чтобы информация оказалась ложной, иначе…

******
– Что значит «нет юстициаров в Солитьюде»?! – взревела, если это вообще можно было так назвать, Эленвен. Горящими от гнева глазами она смотрела на стоящего перед ней офицера. Он явно был напуган, хоть и напускал на себя важности. Для альтмеров это было обыденным делом: хорошая мина при плохой игре.

– Все подразделения юстициаров сейчас рассредоточены по окрестностям города или за ее пределами, – продолжал наигранно спокойным тоном маг. – Они следуют инструкциям, данными Вами, госпожа посол, и следуют им безукоризненно.

Эленвен хватанула по столу и зашипела, как дикая кошка.

– Плевала я, как они выполняют инструкции!!! – закричала она. – Хоть один юстициар всегда должен оставаться в Содитьюде! Слышишь меня? Всегда!!! Немедленно пошли туда кого-нибудь!

– Как будет уг…

– Вон!

Офицер поклонился и вышел, стараясь как можно скорее убраться от взбешенного посла. Приказ есть приказ, ничего не поделаешь…

******
Его разбудил скрип дверных петель. Он встал, хрустнув затекшей спиной, и проморгался: перед ним стоял легионер.

– В чем дело? – осведомился Торбранд.

– Тебя вызывают в допросную.

Торбранд кивнул, а про себя выругался. Вряд ли помощь Рикке заключалась в том, что его вызовут на допрос. Заключенный уже стал готовиться к худшему. Если в городе оказался один из юстициаров, то вряд ли Торбранд выйдет из допросной. Во всяком случае, на своих ногах. О садисткой жестокости альтмеров в легионе бытует превеликое множество слухов и легенд. Большая часть, разумеется, выдумки. Но есть еще меньшая часть.

Норд вышел из камеры, позвякивая кандалами и, повинуясь приказу легионера, остановился лицом к стене. Громыхнула дверь, лязгнул замок, и они двинулись через замшелые и сырые, мрачные и холодные коридоры темницы. Торбранд здесь бывал, но никогда не представлял себя в роли заключенного. Теперь он понимал, что чувствует бунтовщик или преступник, когда его, лишенного даже шанса на побег, ведут через эти черные проходы. Теперь норд убедился, что эта крепость не зря называется Мрачный замок.

Еще пара поворотов, и показалась толстая железная дверь допросной комнаты. Торбранд медлил. Стены этой камеры были толще всех остальных, чтобы крики и стоны избиваемых и мучимых здесь заключенных не разносились по остальной темнице. Внутри было множество приспособлений, способных развязать язык хоть Ульфрику Буревестнику. А крысы, то и дело скользящие под ногами невесомыми тенями, навевали еще больший страх, предупреждая о том, в чьих зубах окажется избитое и искалеченное после этой камеры тело.

Легионер мрачно поглядел на Торбранда.

– Если честно, я не верю в то, что вы завели когорту в ловушку, – сказал он тихо. – Я надеюсь, что вас все-таки оправдают, легат.

Торбранд кивнул. Отвечать ему что-либо не хотелось, все мысли его были заняты предстоящим допросом.

Толстая дверь отворилась, и норд вошел в небольшую комнату, освещенную одной единственной свечкой на деревянном столе посередине. Заключенный уставился на фигуру, сидящую за столом и замер.
  • Комментариев:
    Notice: Trying to access array offset on value of type null in /var/www/fullrest-team/data/www/fullrest.ru/templates/common/commentaries/comment_header.php on line 3
  • Участников:
    Notice: Trying to access array offset on value of type null in /var/www/fullrest-team/data/www/fullrest.ru/templates/common/commentaries/comment_header.php on line 4
  • Статистика

Обсуждение в комментариях