Рассказы

Сердце Гре'Такара, часть 3

Глава 11. Цели и средства


– Ты боишься? – спросил он у Ха’Кары, смотря на огни ночного Анвила.

– Нет, ведь ты рядом, – промурлыкала она и положила голову Зиру на плечо. – Да и вообще, это было давно. Он уже давно должен был предпринять какие-то действия. Но, как сам видишь, ничего не происходит!

– Выжидает. Пытается заставить нас расслабиться.

– Расслабишься тут с этой работой, – недовольно сказала каджитка и махнула хвостом. – Ты виделся с тем агентом?

– Которого нужно внедрить в шестую когорту? Да, виделся. Имперец.

– Что в этом такого?

– Имперец, который работает на Талмор. Тебе это странным не кажется?

– Крысы первыми бегут с тонущего корабля, – тихо сказала Ха’Каира и зевнула.

– Может быть…

******
Переночевали, позавтракали и выдвинулись в путь. До Винтерхолда оставалось всего ничего, и Торбранд уже предвкушал близкую расплату. В теории, ведь практика показала, что Адемар значительно превосходит его по силам. Помощь одного каджита-вора, пусть и такого талантливого, не слишком-то меняет расклад сил. Ведь этот Адемар запросто разделался не только со всей шестой когортой, но и с отрядом матерых головорезов из «Медвежьего клыка». «Может попросить помощи у магов из Коллегии? Наверное, придется».

И вот показался город. Точнее, то, что от него осталось. Несколько жалких полуразвалившихся лачуг, сквозь которые гуляет ветер. Произошедший давным-давно Великий обвал превратил некогда величественный и красивый город в руины. А Коллегия магов – оплот всех волшебников и колдунов Скайрима – стала главным подозреваемым в катастрофе. Злые жители, нищета и голод
– вот кто встретил Торбранда и Ро’Фазира.

Они остановились у магазина «Товары Бирны», заплатили стражнику монетку, чтобы тот постерег лошадей, и вошли внутрь. Помещение оказалось вполне приятным. Было видно, что хозяйка поддерживает постоянный порядок.

– Добрый день, – поздоровался Торбранд и подошел к стойке. Каджит предпочел прислониться к стене.

– Ну, кому как, – вздохнула Бирна. – Желаете купить что-нибудь или продать? У меня товары на любой вкус, постараюсь подобрать вам что-нибудь подходящее.

– Нужны доспехи.

– Полный комплект или какую-то отдельную часть?

– Полный.

– А материал?

– Ваш магазин не слишком-то похож на оружейную лавку, сомневаюсь, что здесь можно найти любые доспехи, – усмехнулся бывший легат. – Покажите, какие у вас есть.

– Пластинчатые подойдут?

Норд удивился. Такой доспех был довольно дорог в Скайриме и стоял наряду с творениями орков. Эти доспехи были лишь у влиятельных и богатых людей. У ярла Вайтрана, например.

– Могу я взглянуть на них?

Бирна наклонилась, щелкнул замок, скрипнул сундук, лязгнуло железо, и вот на стойке появился узорчатый нагрудник. Торбранд постучал по нему, проверил наличие ржавчины, повреждений.

– Почти новый, – подвел итог бывший легат. – Комплект полный?

Бирна кивнула.

– Сколько за все?

– Многовато для вас, я думаю, – сказала она, кидая насмешливый взгляд на рваную одежду.

Норд расстегнул подошву и достал оттуда все свои монеты.

– Хватит? – спросил он, кладя звонкий металл на стойку.

Продавщица посчитала деньги.

– Нет, – покачала она головой. – Здесь половина. Даже меньше. Могу предложить железный доспех. Он, конечно, попроще, но от меча защитит.

– Мы берем этот, – вступил в разговор каджит. Он подошел к стойке и высыпал из мешочка три рубина и три аметиста. – Этого хватит? – сверкнул глазами кот.

Бирна даже потеряла дар речи.

– Вы хотя бы примерьте доспех-то, – сказала она после минутной паузы. – Хотя на первый взгляд размер ваш.

******
У них были общие знакомые, которые могли подсказать, где он прячется. Адемар бежал по замерзшим камням в сторону Виндхельма. Старик живет там, где-то у берега, охотится на крабов и ловит рыбу. Пытается казаться нормальным.

Адемар стрелой вылетел из сугроба и наскочил прямо на хоркера. Тот недовольно зарычал и раскрыл свою клыкастую пасть. Волшебник одним легким движением полоснул его по шее. «Пища для волков. А может, и для удачливых бродяг», – подумал он, глядя на корчащееся в предсмертных муках создание. Побежал дальше.

Он бежал быстро, быстрее лошади. Ветер, бьющий в лицо беспощадным молотом, снег, забивающийся в глаза, скользкий лед под ногами – это не беспокоило его, когда он мчался к своей цели. Был лишь азарт и радость.

Вот показалась жалкая хижинка, лачуга, завалившаяся набок от неумения строителя. Адемар усмехнулся: до чего жалким ему казалась эта попытка быть человеком. Он вытащил эбонитовый клинок из ножен. Радостное шипение металла еще больше раззадорило азарт. Подошел к двери. Замок. Одно заклинание, и попытка защититься от непрошеных гостей провалилась. Он отворил дверь.

– Знал, что когда-нибудь снова тебя увижу, – прохрипел старик, сидящий за столом спиной к двери.

– Даже не потрудился сменить место жительства, – усмехнулся Адемар и закрыл за собой дверь. – Что на обед?

– Рыба. Будешь?

– Я не ем рыбу, – холодно ответил колдун.

– А может, хочешь искупаться? Надеюсь, побежка по берегу не слишком расшатала твои нервишки? Я помню твои глаза, когда ты оказывался рядом с водой.

– Захлопнись, дед, – отмахнулся Адемар. – Твои издевки не производят на меня никакого впечатления.

– А то я не знаю, – посмеялся старик. – Зачем пришел? Тебе здесь не рады.

– А то я не знаю, – оскалился чародей. – Буду краток: где Цирус?

– Мы давно не виделись, – пожал плечами хозяин лачуги.

Волшебник приставил острие меча к горлу своего собеседника.

– Мне повторить вопрос?

Старик повернул голову и глянул горящими глазами на Адемара.

– Думаешь, я боюсь смерти? Я уже мертв, Адемар. Посмотри на меня, что может быть хуже, чем это?
Колдун усмехнулся.

– Вампир – не самая худшая участь, дед, – сказал он, склонив голову набок. – Гораздо хуже калека, или дебил.

– То есть, ты? – оскалил свои клыки старик в подобии улыбки.

– Смейся, – кивнул Адемар и надавил мечом вампиру на горло. Капелька крови вытекла из-под жадного металла. – Где Цирус?

– Я не боюсь тебя, Адемар, хотя, наверное, стоит. Но я не боюсь, можешь не пугать меня своими угрозами. Смерти я не страшусь, а друга не выдам.

– Ты же вампир, какие у тебя могут быть друзья? – презрительно скривил губы колдун.

– Ты очень зашорен, Адемар. В этом твоя ошибка: ты в плену своих стереотипов. Это тебя погубит когда-нибудь.

– Я уже вдоволь наговорился с тобой, кровосос, – все больше раздражаясь, сказал колдун. – Не трать зря воздух, просто скажи мне: где Цирус? И я уйду, оставлю тебя, и ты продолжишь влачить свое жалкое существование в этой богами забытой лачуге, прячась от остального мира и самого себя.

– Сколько слов, тебе бы книги писать, мой друг, – усмехнулся вампир. – А про Цируса забудь. И перестань его так называть хотя бы при мне, ты ведь знаешь, как я к этому отношусь.

– Значит, нет?

– Значит, нет.

Адемар кивнул, отошел на два шага в сторону и зажег в руке пламенный шар. «Прощай, вампир. Мне где-то в глубине души жаль тебя», – подумал маг.

Вампир резко подскочил со стула и швырнул его в Адемара. Тот рефлекторно метнул огненный шар в летящий в него предмет мебели и мгновенно подскочил к старику, собираясь зарубить его эбонитовым клинком. Вампир успел вытащить спрятанный под кроватью меч и заслонился от удара. Зазвенела сталь, чудовища в человечьем обличье схватились в яростной смертельной схватке. Вампир ловко вывернул кисть, и чуть не задел лицо волшебника, но тот успел парировать, змеей скользнул вбок и кольнул. Старик успел защититься и выпустил из свободной ладони ледяной шип. Маг увернулся, крутанулся на пятке и попал в плечо. Вампир зашипел и в ловком вольте ушел от очередной атаки. Обманным движением попытался вывести из равновесия своего противника, но Адемар не купился на трюк и контратаковал. Старик получил порцию эбонита в бок и снова яростно зашипел.

– И ты учил Цируса? – усмехнулся колдун и нанес еще одну рану своему противнику. – Да это тебе нужно у него уроки брать, старикан!

Вампир ухитрился пройти через защиту волшебника, но удар угодил в стальную накладку на руке и не нанес никакого вреда. Потерял время, вышел из равновесия, и Адемар тут же этим воспользовался. Старый вампир почувствовал, как кровожадный эбонит прогрызается сквозь его плоть, разрывая органы, ломает ребра и выходит наружу сквозь сгорбленную спину. Кровь закапала с его острых клыков, солоноватый вкус пробудил в нем жажду, но утолить ее не было суждено. Он почувствовал, как смерть нашептывает ему на ухо ласковые слова, приглашает в свои объятия.

– Странно это, да? – тихо сказал Адемар, стаскивая вампира со своего клинка. – Сколько вот ты уже живешь на свете, а тут раз – умер. Вот так просто. И зря, кстати говоря.

Старик зажал рану на животе, пытаясь удержать бьющую ключом кровь, хоть и понимал, что все зря. Ни одно заклинание или зелье уже не спасет его.

– Я ведь знаю, что ты поддерживал с ним постоянную связь, – сказал, вытирая угольно-черное лезвие шелковой тряпицей, колдун. Вернул меч в ножны, скрестил руки на груди и склонил голову набок. Помолчал, смотря, как погибает у его ног один из старейших вампиров Нирна, а затем сказал: – Я узнаю, где он прячется. И ты поможешь мне в этом – я найду его письма, в одном из них наверняка говорится, где он сейчас прячется. Твои перепуганные глаза выдают тебя, старик. Под кроватью наверняка найдется еще один тайничок, где лежат все письма нашего общего друга, я прав? Ха-ха, снова глаза тебя выдали.

– Будь ты проклят, Адемар, – с трудом вымолвил вампир и сплюнул кровь.

Колдун присел на корточки и криво ухмыльнулся.

– Я уже проклят, старик.

Глава 12. Неожиданные союзники


Доспех пришелся впору. От магии он, конечно, не защитит, но от меча юстициара убережет запросто. Опасность встречи с Талморцами была еще очень острой, так что расслабляться не стоило. Меча получше не нашлось, так что пришлось довольствоваться имперским клинком.

Зиру купили неплохой кожаный доспех и пару изогнутых, как звериные когти, кинжалов.

– Хочу задать вопрос, – серьезным тоном заявил Торбранд, когда они вышли из магазина.

– По поводу самоцветов? – догадался каджит и с довольной ухмылкой глянул на волнистый узор на кинжале. – Украл в Данстаре на шахте.

– Это – преступление, – насупил брови бывший легат и сурово глянул в персиковые глаза кота.

– Ты же не будешь читать доброму другу-каджиту нотации? – спокойно спросил Зир и поправил пояс. – Он совершил необходимое зло. Ты ведь купил броню, хоть и понимал, что камни ворованные. Или я ошибаюсь? – каджит махнул черным хвостом.

Торбранд скрипнул зубами и кивнул.

– Когда все закончится, мы расплатимся за камни, – хмуро сказал он.

– Посмотрим, – расплылся в клыкастой ухмылке Зир.

******
Матильда как раз прогуливалась по внутреннему двору, когда у ворот Коллегии возникли две расплывчатые фигуры. Стоял легкий туман, и рассмотреть гостей не было возможности. «Неужто Адемар вернулся?» – девушка вздрогнула от этой мысли. Она сначала хотела позвать архимага, но потом решила сама выяснить, в чем дело.

Одна из фигур – повыше ростом и покрепче комплекцией – постучала по эмблеме Коллегии на решетке ворот. Раздался звук схожий со звоном колокола. Матильда поморщилась и подошла к воротам.

Ее взору предстали двое мужчин: норд и каджит. Норд был в стальных латах и опоясан немного не вяжущимся с ними имперским мечом. Он не выглядел старым, скорее просто зрелым, однако волосы и борода у него были темно серого цвета. Серые глаза смотрели грозно и немного хищно. Загорелое лицо покрывали шрамы, повествующие о сражениях за плечами этого рослого воина.

Каджит выглядел как-то жутковато: черная как уголь шерсть, длинные уши, венчаемые кроваво-красными кисточками. Из-под верхней губы торчали острые клыки, а на щеках у него была бордовая грива. В оранжевых глазах пряталась угроза, и от их взгляда становилось не по себе. Глядя на этого каджита, у Матильды возникали мрачные мысли о Темном братстве или еще чем-то таком.

– Что понадобилось двум воинам в Коллегии Винтерхолда, прибежище магов и чародеев? – как можно спокойнее спросила волшебница.

– Мы ищем кое-кого, – ответил сероволосый норд. – Имя Адемар де Вареас что-то говорит тебе, девушка?

Матильда не удержалась и вздрогнула. Закрыла глаза и вздохнула.

– Его здесь нет, – после недолгой паузы произнесла она, сдувая непослушный локон с лица. – Уже давно.

– То есть, он когда-то был здесь? – вступил в разговор каджит. Говорил он тихо, с легким шипением, но слышно его было прекрасно. У Матильды по коже побежали мурашки, и дело было вовсе не в холоде.

– Был, но… – она запнулась и сглотнула. – Зачем вы его ищете?

Мужчины переглянулись. Каджит кивнул.

– Из-за него меня незаслуженно обвинили в преступлении, – сказал норд. – Я должен доказать свою невиновность, для этого мне и нужен Адемар.

Честность сероглазого мужчины немного успокоила чародейку, но затем поселила в ее душе новые тревоги. «А чего это он такой откровенный? Может, думает меня ввести в заблуждение? А что, если он хочет выведать тайны Коллегии? Да какие к дреморе тайны! Зачем они ему? А если он на кого-то работает? И на кого? Здесь в Скайриме разве кому-то нужны тайны Коллегии? Разве что...» Матильда даже выдохнула от пришедшей на ум догадки.

– Это он послал вас, да? – гневно воскликнула она. – Передайте своему хозяину, что он никогда не узнает, где прячется Цирус! Убирайтесь, пока я не позвала архимага.

Мужчины переглянулись, а Матильде пришла на ум еще одна мысль: «Чтобы Адемар кого-то нанял? Это же абсурд!»

– Послушай, никто нас не посылал, – спокойно ответил ей норд. По его губам скользнула тень усмешки.

– Похоже, наш общий знакомый был здесь недавно, – кивнул кот и подошел на шаг ближе. – И он ищет кого-то по имени «Цирус». Не знаю, друг ли тебе этот Цирус или нет, но судя по всему Адемар тебе враг. Если ты нам поможешь его найти, мы… Накажем его, можешь не сомневаться.

«Усомнишься тут», – подумала волшебница, с мрачной усмешкой осматривая кровожадный облик каджита.

– Просто нужно твое согласие, – продолжил он, склонив голову набок. «Какое знакомое движение. Только скрещенных рук не хватает», – подумала чародейка. – Так что?

– Просто скажи нам все, что ты знаешь, – мягко сказал суровый сероволосый воин. – Большего мы не просим.

«Где-то я тебя видела», – размышляла Матильда, глядя на этого норда.

Она вздохнула и махнула рукой. Ворота распахнулись, открыв путь наружу.

– Пойдемте в таверну, – сказала Матильда. – Говорить на морозе как-то не слишком удобно.

******
– А кто такой этот Цирус? – спросил Торбранд, постукивая пальцами по кружке с элем.

– Один… Хм, даже не знаю, как правильно сказать, – сказала светловолосая девушка, пожевывая локон. Она сразу понравилась бывшему легату: стройненькая, с приятным округлым личиком, большими синими глазами, смешным слегка вздернутым носиком и совершенно непослушной гривой волнистых золотых волос. Глядя на нее, хотелось улыбаться.

– Адемар… То есть, насколько я знаю, он был другом Адемара, – продолжила она, после недолгой паузы. – Но они, почему-то, стали врагами. Или что-то в этом роде, я не знаю всей истории.

Зир глянул на бывшего легата своими оранжевыми глазами и слегка качнул головой. «Она лжет», – расшифровал жест Торбранд и перевел взгляд обратно на девушку.

– А ты знаешь Адемара лично?

– Нет, – сказала она, но, почему-то, задержала дыхание. Сомнений не оставалось – лжет. Но зачем? Это нужно было выяснить.

– Как тебя зовут? – мягко поинтересовался Торбранд.

Она подняла на него свои синие глаза и сдула непослушный локон с лица.

– Матильда, – ответила она, немного помолчав. – А вас?

– Торбранд, – кивнул норд. – А это Зир.

– Ро’Фазир, – поправил каджит, вызвав легкое удивление у Торбранда.

– Ты точно больше не хочешь ничего сказать нам, Матильда? – спросил норд.

Она снова глянула на него огромными глазами и помолчала.

– Нет, – покачала она головой. – Больше ничего.

Торбранд кивнул и встал со стула, Зир последовал его примеру.

– Спасибо за информацию, Матильда, – сказал бывший легат и направился к выходу.

Когда он уже толкнул дверь и собрался выйти на улицу, сзади послышался голос девушки:

– Стойте.

Норд замер.

– Вы хотите убить Адемара? – спросила Матильда.

– Для начала предать справедливому суду, – ответил Торбранд.

Молчание. Потом мягкие шаги.

– Я не знаю, где искать его, – ответила она из-за спины бывшего легата. – Но знаю, куда он пойдет в первую очередь.

******
Эленвен читала еще одно письмо своего самого верного шпиона, принесенное волшебной гагаркой. Оно завершалось такими словами: «Буду внимательно следить за сбежавшим Торбрандом. У него просто удивительный талант собирать вокруг себя способных персон. Думаю, стараниями этого норда мы сможем одолеть Адемара и забрать предмет, который он ищет».
Посол улыбнулась.

– Хорошие новости? – спросил лорд Эранил.

– О да, – хихикнула Эленвен. – Кажется, у нас появились неожиданные союзники.

– Да? И кто же это?

– Помнишь, выживший легат из шестой когорты? Он тоже охотится на Адемара и уже успел собрать небольшую команду. Видимо, ему совершенно наплевать на их прошлое, иначе он бы давно их прирезал. Хотя, на счет девчонки я не уверена: возможно, ее прошлое чисто. Эранил, не окажешь мне небольшую услугу?

– Все зависит от услуги, – коварно улыбнулся Эранил и встал с кресла. – Если ты про ту, – он провел рукой по ее щеке, – которую я оказал тебе в первый вечер по прибытию…

– Нет, – ответила посол и отвела его руку. – Во всяком случае, не сейчас. Мне нужна вся информация об этой девчонке – Матильде. Кто она, откуда, из-за чего пошла в Коллегию… И как она связана с Адемаром. Сможешь устроить? Я слышала, ты привел с собой неплохого шпиона, а то все мои либо заняты, либо предали меня.

Эранил сел обратно в кресло.

– Запросто, – спокойно ответил лорд и вызвал магическую птицу.

– Цапля? – удивленно подняв брови, спросила Эленвен.

– У тебя не найдутся перо и бумага? – пропустив мимо ушей вопрос посла, спросил Эранил.

Глава 13. Обнаруживая скрытое


– Куда мы идем? – спросила Матильда, прижимаясь к его боку.

– К одному моему другу.

– Другу? – удивилась чародейка. – Ты же говорил, что у тебя нет друзей.

– Ну… Я порой вру, – лукаво улыбнулся Адемар.

– Как ни стыдно! А я тебе верила! Я думала, что ты честный, добрый, а ты как все! – она засмеялась и легонько ткнула его в бок.

– Да-да, я самая настоящая сволочь, – усмехнулся колдун и убрал надоедливую прядь с ее лба.

– А что это за друг?

– У него есть… Одна особенность. Очень такая интересная особенность, так что не пугайся, – глаза волшебника насмешливо сверкнули.

– Ну расскажи!

– Не хочу портить сюрприз!

– Ну почему ты такой вредный?! – она отстранилась от него и гневно пнула камешек. Негромкое «бульк» сообщило о его дальнейшей судьбе.

– А если бы я был другим, ты бы была со мной? – спросил Адемар, поднимая свою черную бровь, пересеченную шрамом.

Она вздохнула, смотря в его желтые глаза, и снова прижалась к теплому боку в черной коже.

– Нет конечно…

******
– Что это такое?

– Это вся информация, которую смогли найти архивариусы на этого Адемара.

Туллий взял шершавый пожелтевший свиток и прочел первые строчки:

«Адемар Паскаль Себастьян Даниэль Николя де Вареас, потомок древнего богатого бретонского рода. По исполнении девятнадцати лет поступил на службу в орден Клинков. Через два года пропал, а вскоре официально был признан мертвым.
За время своей…»

– Признан мертвым?

– Взгляните на дату, генерал.

Туллий опустил взгляд на нижний левый угол, и его глаза тут же округлились от удивления: 2Э371

– Это что, какая-то шутка? Мы охотимся за человеком, который умер уже почти две тысячи лет назад?

– Генерал, я…

– Либо этот Торбранд совсем чокнутый, либо это я совсем чокнутый, что поверил тебе и ему, либо тут что-то нечисто.

– Если позволите…

Военный наместник кинул недоверчивый взгляд на легата Рикке.

– Ну попробуй.

– Я думаю, что тот, за кем мы охотимся, намеренно использует личину мертвого человека. Он хочет запутать нас и сбить с истинного пути.

Генерал забарабанил по столу пальцами, отбивая какой-то имперский марш.

– А у нас есть истинный путь? Мы идем с завязанными глазами, Рикке.

– Положитесь на Торбранда, генерал. Он всегда образцово выполняет приказы.

– Будем надеяться, что НАШИ приказы…

******
– Вампир?!

Матильда поморщилась. Она ожидала такой реакции от этого Торбранда.

– Да, – кивнула она. – Реми – вампир, но он другой. За время нашего знакомства он не укусил ни одной шеи.

– Да? А ты в этом уверена? К тому же, ты сама сказала, что только за время вашего знакомства, но вампиры бессмертны. Как ты думаешь, скольких несчастных он превратил в мерзких кровососущих тварей наподобие себя?!

– Он не мерзкий! Реми умный и интеллигентный человек!

– Вампир, – вмешался этот жуткий Ро’Фазир и расплылся в клыкастой улыбке. – Леди, сколько еще скелетов у вас в шкафу? Может, вы и сами какой-нибудь оборотень?

– Да какой к злокрысиной бабушке оборотень?! И нет у меня никаких скелетов!

– Правда? – каджит криво ухмыльнулся.

Чародейка с трудом удержалась от того, чтобы сглотнуть. «Если они вытащат ЭТОТ скелет из моего шкафа, то я сама превращусь в скелет!»

– Вы мне не верите? – она с вызовом глянула в оранжевые глаза каджита.

– Просто не совсем доверяю, мы же едва знакомы…

Торбранд задумчиво глянул куда-то вдаль, устремляя взгляд своих суровых серых глаз к горизонту. Море шумно кусало заледеневший берег, злилось, что не может впиться своими холодными зубами в мягкую плоть всадников и их лошадей.

Матильда даже поежилась от таких мыслей и снова глянула вперед. Хижина Реми должна была быть уже видна, но… Почему-то не была.

– Что-то не так? – спросил серовласый норд, заметив взволнованный взгляд чародейки.

– Мы должны быть уже на месте, но… Я не вижу дома Реми.

– Мы заблудились?

– Нет, просто…

Она остановила серую кобылу и спрыгнула на снег. Скрип под ногами эхом отражался от нависших над ней ледяных зубов, устремлялся в море, где его проглатывало синее рычащее холодное чудище. Но в остальном было тихо. Ни стука кастрюль, ни щелканья огнива, ни звона склянок или тарелок. Ничего. А на месте халупки старого вампира был лишь равнодушный пузатый сугроб. Правда, какой-то неровный.

– Просто что? – спросил Торбранд, слезая с лошади.

Матильда не ответила. Она подошла ближе и послала волну теплого воздуха в сугроб. Снег подтаял, и из-под него выглянули какие-то черные колья. Очень странные черные колья, похожие на доски…

– Нет! – закричала Матильда и принялась раскидывать снег прямо руками. От страха и боли ее мысли совершенно смешались, слезы текли сами собой, звуки и голоса мешались в однотонный поток бессвязной информации. «Нет, это невозможно, он не мог убить Реми»…

Торбранд был рядом, как и Ро’Фазир. Они помогали расчистить снег.

Вырос черный силуэт обгоревшей двери, упало несколько досок, проявился обуглившийся пол. Хижину словно разорвало изнутри.
И тут страхи Матильды сбылись. На полу лежал труп пожилого мужчины с благородными чертами морщинистого лица, на котором застыла гримаса боли. Рука была вытянута вперед.

– Реми! – волшебница упала на колени и заплакала во всю силу. – Добрый, умный, мудрый Реми! Как он мог с тобой это сделать?!

На плечо легла чья-то тяжелая рука.

– Мне жаль, – искренне произнес сероглазый норд. – Похоже, он был дорог тебе.

Она кивнула, глотая соленые слезы.

– Реми заботился обо мне как отец… – она судорожно вдохнула. – Я росла без отца, поэтому… Поэтому…

Она прижалась к холодной стали на груди Торбранда. Тот обнял ее.

– Зир, – сказал он, гладя ее по голове. – Обыщи здесь все. Нам нужна хоть какая-нибудь информация.

– Обыскивать нечего, Торбранд, – ответил каджит. – Сгорело все, от мебели только пепел остался.

– Тогда попробуй найти что-нибудь необычное.

– Уже. Посмотри сам: хижина явно взорвалась, а вампир цел. Если не считать дыры в животе…

– Зир!

– Прошу прощения, леди Матильда. Итак, продолжим: насколько нам известно, вампиры боятся огня, а хижину поглотила именно эта стихия. Вопрос: в чем подвох?

Матильда отстранилась от груди Торбранда, сглотнула и посмотрела на труп Реми.

– Рука вытянута, – сказала она дрожащим голосом. – Похоже, что он колдовал перед смертью.

Черно-красный каджит склонился над телом.

– Вероятно… – протянул он. – Сам спалил хижину?

– Это единственное объяснение, – кивнул Торбранд. – Но зачем?

– Он хотел что-то защитить, – ответила Матильда и, борясь со слезами, стала обшаривать внутренние карманы зеленой куртки вампира.

– Что и от чего? – спросил сероглазый норд.

Волшебница вытянула небольшой сверток бумаги.

– От кого, – ответила она и развернула находку.

Глава 14. Затишье


Аркнгтамз! Конечно, двемерские руины! Что могло лучше подойти на роль укрытия, чем двемерские руины? «Браво, Цирус»…

Адемар словно ветер мчался по холмам и скалам Предела. Мимо проносились валуны и редкие деревья, волки, медведи и дикие изгои – ничто не интересовало колдуна. Подстегаемый азартом он уверенно направлялся к долгожданной цели. Скоро, совсем уже скоро…

******
– Что там написано? – спросил Торбранд, наблюдая за юной чародейкой.

Она вздохнула и отдала ему письмо.

«Реми! Как только прочтешь это письмо – уничтожь, как и все предыдущие!

Вчера ко мне попал один предмет. Очень важный. Он был найден на раскопках где-то в Пределе. Эмиль – я когда-то тебе про него рассказывал – отдал мне эту находку, чтобы я сберег ее. Боюсь, что у меня это может не получиться.

Сначала я направлюсь в Коллегию, но вряд ли мне там помогут.

Адемар уже идет. Я чувствую это, Реми. Он скоро будет здесь. Если он получит этот предмет, всем нам придет конец. Ты ведь помнишь, что мы искали? Да, да, это ключевой предмет в поисках того, другого. Ключевой, Реми.

Адемар будет искать меня, так что в первую очередь он придет к тебе. Спрячься где-нибудь, пока я не найду способ решить эту проблему. Пока что мне придется уйти из старого убежища. Возможно, мне придется пожертвовать собой, лишь бы только этот предмет не попал в лапы Адемара.

Будь осторожен, Реми. Не знаю, когда я в следующий раз смогу написать. Возможно, никогда. Так что, на всякий случай, прощай, Реми. Ты был прекрасным другом и наставником.

Если ты вдруг захочешь меня найти, вспомни старую загадку нашего общего друга».

– Что за старая загадка, и кто этот общий друг?

– Ну, на второй вопрос легко ответить, – пожала плечами Матильда. – Это Адемар, совершенно точно. А загадка… Думаю, это: «Как мои глаза, только твердое и глубокое».

Торбранд почесал затылок. На ум ему ничего не пришло.

– Ты знаешь ответ?

– Конечно, – кивнула волшебница и смахнула волнистую прядь с лица. – Когда-то давно он донимал меня этой загадкой, а я бесилась на него. Она на знание местности: пещера Желтый Камень. Его и Цируса старое убежище, куда они постоянно прятались от людских глаз и где постоянно строили свои планы.

– Что еще за планы?

– Не знаю. Он не делился со мной, но ради них он частенько сбегал из Коллегии.

– Он был учеником Коллегии?

– Каджит просит прощения, – вмешался Зир. – Но, как ему кажется, времени у него и его спутников уже маловато. Адемар наверняка уже идет в эту пещеру.

– Не думаю, – покачала головой волшебница. – Адемар довольно беспечен: он нашел какое-то письмо, в котором Цирус поведал, где прячется, – ведь наверняка он писал это, а старик Реми не захотел уничтожать письмо – и тут же отправился в это самое место. А Реми он даже не обыскивал, иначе вряд ли оставил бы письмо. Но, как я уже говорила, он очень беспечный, так что…

– А что, если он просто хочет заманить нас в ловушку? – усомнился бывший легат и кинул недоверчивый взгляд на труп вампира.

– А зачем? – усмехнулся Матильда. – Чувство собственной непобедимости правит этим человеком, ему не нужно устраивать засады, чтобы расправиться с кем-то. Он просто придет и прикончит нас, если захочет.

– Вполне логично, – кивнул Зир.

– В любом случае, нужно спешить, – сказал Торбранд. – Чем раньше мы найдем Цируса, тем лучше. Когда Адемар не найдет его в том месте, куда он отправился, то наверняка сразу же пойдет в Желтый Камень.

– Сначала нужно похоронить Реми, – ответил каджит.

Матильда благодарно глянула на него, а норд лишь подивился странным переменам в настроении друга.

– Как бы нам об этом не пожалеть…

– Это святое, – покачал головой кот и аккуратно взял на руки окровавленное тело. – Матильда, могла бы ты нам поведать еще немного об этом Адемаре? Мы должны его победить, и чем больше мы узнаем, тем лучше.

Чародейка шмыгнула носом и кивнула.

– Смысла что-то скрывать я уже не вижу, – она тяжело вздохнула. – После похорон я расскажу все, что знаю.

******
– Попрощайся с ним, Матильда, – произнес Торбранд, держа бедную чародейку, сотрясаемую рыданиям, за плечи.

Они стояли над неглубокой могилкой, где на дне покоился старый вампир с застывшим воинственным выражением на лице. Бывший легат проникся уважением к этому существу: он сражался с Адемаром и не позволил ему найти письмо. Хоть Реми и был вампиром, но, судя по всему, являлся хорошим… человеком.

– Прощай, добрый, веселый, милый Реми, – прошептала волшебница. – Ты, наконец, обрел покой…

Больше она не смогла ничего выдавить из себя. Горько рыдая, она прижалась лицом к стальному нагруднику Торбранда. Тот кивнул Зиру. Каджит стал засыпать могилку.

******
– Ну что, есть что-нибудь интересное? – спросила Эленвен.

– Нет, ничего, – покачал головой Эранил и передвинул пешку на клетку вперед. – Разве что…

– Да? – Эленвен как всегда постаралась придать лицу невозмутимое выражение. Лорд Эранил лишь усмехнулся.

– Она была любовницей Адемара, – как бы невзначай бросил альтмер.

– Да ты никак шутишь? – посол так и застыла с ладьей в руке.

– Чистая правда, – кивнул лорд и улыбнулся, показав свои идеальные зубы. – Пока тот учился в Коллегии, они были очень близки.

– А потом что же? – Эленвен снова постаралась стать невозмутимой.

– Неизвестно, – пожал плечами Эранил. – То ли там была какая-то ссора, то ли Адемар просто исчез – мои информаторы это не смогли уточнить. Но я выяснил кое-что еще.

– И что же? – альтмерка попыталась походить чужой фигурой.

– Если ты вернешь моего коня на место, я скажу, – усмехнулся лорд Эранил.

– Да-да, разумеется, – посол вернула фигуру. – Так…

– Адемар, если мои источники не врут, – а они не врут, – уже две тысячи лет как мертв.

– Что?!

– Вам мат, госпожа посол.

– Как это мертв? Откуда это известно?

– Из хроник. Еще известно, что он состоял в ордене Клинков.

Эленвен походила слоном.

– Какой поворот, – сказала она, рассеянно глядя в пустоту.

– Эленвен.

– Да, Эранил?

– Во-первых, вытащи моего слона из чернильницы, а во-вторых, я повторюсь: тебе мат.

******
– Генерал, возможно, нам стоит послать кого-нибудь для слежки за Торбрандом, – сказала легат Рикке, наблюдая за тем, как военный наместник задумчиво смотрит в карту. – Чтобы проследить за успешным выполнением задания.

– Нельзя, – отрезал Туллий. – Если Талмор об этом проведает, у них тут же появится повод предъявить нам обвинение в укрытии преступника. А ты знаешь, к чему это приведет. Новой войны с Альдмерским Доминионом нам не пережить, пока Ульфрик и его шайка пытается разломать Империю.

К тому же, насколько мне известно, за ними уже наблюдает какой-то агент. От самого императора.

– От самого императора? – удивилась легат.

– Что-то тут темное творится, – недовольно пробурчал Туллий и стукнул по столу.

Глава 15. Рассказ чародейки


Был обычный непогожий день. Снег злобно наступал из своей небесной цитадели, штурмуя беззащитную землю, захватывая все новые и новые территории, загоняя людей по их домам, засыпая дороги и проходы. Конечно, когда-нибудь буран закончится, и люди расчистят землю от снега, затопчут его своими ногами, разорвут лопатами, растопят кострами и факелами. А белый хаос, разозленный поражением, лишь усилит свой натиск и вновь вступит в сражение с цивилизацией.

Матильда беседовала с мастером Нелореном. Они обсуждали, в каких случаях правильно применять заклятие Ярости, когда дверь Зала стихий распахнулась, и вошли две фигуры. На одной был коричневый шерстяной плащ, кутающий ее с ног до головы, а вторая была хозяином этого плаща – мастером Толфдиром.

– Древис, архимаг у себя? – возбужденным голосом спросил учитель школы Изменения.

– Вроде бы да, а что случилось?

– В рядах скайримских магов намечается пополнение! И какое! Адемар, будь добр, скинь капюшон.

Фигура послушалась, и открыла свое лицо. Растрепанные смольные волосы, белая кожа, покрытая голубоватым слоем инея, испуганные желтые глаза, трясущиеся губы, обрамленные черной бородкой и малоприятный шрам, пересекающий тонкую бровь и опускающийся на скулу. У Матильды этот парень не вызвал никаких чувств, кроме жалости, а вот Толфдир, казалось, был готов прыгать от радости.

– Это молодое дарование зовут Адемар, – все так же возбужденно сказал учитель. – Ну да ладно, потом пообщаетесь, сначала нужно показать его архимагу.

Парень нервно улыбнулся чародейке и поплелся вслед за мастером Изменения.

– Что-то не похож он на молодое дарование, – сказала Матильда, когда скрипнула дверь на лестницу.

– О, Матильда, – улыбнулся учитель Нелорен. – Поверь мастеру Иллюзии: не всегда вещь является тем, чем кажется. Продолжим…

******
Прошел месяц с тех пор, как Адемар стал новым членом Коллегии. Парень отогрелся, умылся, причесался и вполне стал похож на человека, только вот не очень разговорчивого. С другими учениками он особо не общался, о себе ничего не рассказывал, за что его не слишком-то любили, да вот только никто не смел сказать ему это в лицо.

Адемар был гением, иначе не скажешь: то, на что у других уходили годы, он уже успел освоить за этот месяц. Каждое его заклинание получалось в несколько раз сильнее, чем у его сверстников. Учителя Коллегии были просто в восторге, сам Адемар – тоже. Хоть у него и не появилось друзей, он явно был счастлив в этих стенах, где его так радушно приняли наставники.

******
– Матильда, можно тебя кое о чем попросить?

Волшебница подпрыгнула на кровати от неожиданности. Адемар возник совершенно внезапно: с него еще сползали остатки заклинания Невидимости.

– Клянусь Стендарром! – воскликнула чародейка, держась за сердце. – Ты меня в могилу загонишь, Адемар!

– Прости, – с виноватой улыбкой ответил маг. – Практиковал Иллюзию.

– Что у тебя случилось? – смягчилась нордка и смахнула золотую прядь со лба.

– Я бы хотел попрактиковать заклинание Огненный шар, но другие ученики… Не могут мне помочь в этом.

«Еще бы, их же на куски разорвет!» – усмехнулась про себя чародейка.

– У тебя самый сильный Оберег из всех, вот я и подумал…

– А учителя? – спросила Матильда, откладывая учебник в сторону.

– Все сейчас заняты, – пожал плечами Адемар и жалобно – кстати, довольно наигранно! – посмотрел на волшебницу своими золотистыми глазами.

– Хорошо, – вздохнула она. – Давай помогу.

Молодой чародей прямо таки расцвел. «Эй, да он же знал, что я соглашусь! Вот хитрый гад!» – подумала Матильда и почему-то улыбнулась.

******
В Зале стихий было несколько учеников. Они обсуждали какие-то важные для них дела, но как только увидели, что Матильда и Адемар становятся в боевые позиции, тут же затихли и стали внимательно за ними наблюдать. «Вот только свидетелей мне не хватало», – поморщилась волшебница и украдкой посмотрела на молодого чародея. Тот был совершенно спокоен. «Бери пример с него», – подумала Матильда, – «Его ничего не волнует, совершенно ничего… Конечно, еще бы его что-то волновало! Вот пусть попробует собственно заклинание отбить, тогда я посмотрю на него! Ладно, спокойно, Матильда, у тебя лучший Оберег из всех учеников. Вдох, выдох, вдох…»

– Готова? – спросил чародей, и в его руке зажегся пламенеющий шар.

– Готова! – с вызовом ответила она и сотворила светящийся бирюзовый щит.

Он кивнул. Стремительно выбросив вперед руку, он выпустил ревущий шар пламени, оставляющего длинный горящий хвост, словно комета. Когда заклинание с грохотом врезалось в Оберег, Матильда подумала, что комета бьет примерно с той же силой. «Проклятье! Еще пара таких заклинания, и я рассыплюсь!»

Среди учеников послышался беспокойный шепоток, еще сильнее уменьшивший уверенность чародейки.

– Давай еще! – скомандовала Матильда.

– Уверенна? Выглядишь ты не очень…

– Уверенна! Давай!

Адемар слегка ухмыльнулся и выбросил еще один шар. Защита со звоном рассыпалась, и Матильду отбросило в сторону прямо на колонну. В глазах у чародейки все плыло, желудок выворачивало наизнанку, сердце бешено колотилось, сил пошевелиться не было.

– Матильда! – испуганно вскрикнул Адемар и подбежал к ней. – Проклятье, кровь идет… Я же предупреждал, тебя… Что за глупая девчонка… Так, попробуем это… Молаг Бал меня задери, ну почему я не уделял должного внимания урокам Колетты?.. Так… Потерпи немного, еще совсем чуть-чуть…

Волны успокаивающего тепла разлились по ее телу, боль в голове сразу ослабла. Зрение прояснилось, и перед ней отчетливо возникло перепуганное лицо длинноволосого парня со шрамом через левую бровь.

– Как ты? – заботливо спросил он.

– Уже получше… Лупишь как кувалдой, – попыталась усмехнуться волшебница, но голова тут же разболелась, заставив чародейку поморщиться.

– Сейчас отнесу тебя Колетте, – сказал Адемар и с легкостью подхватил ее, не обращая внимания на протесты. Не то, чтобы ей это не нравилось, скорее наоборот, просто помощь от этого странного паренька была… неожиданной, как и его испуг и забота. Сама не зная зачем, она покрепче обхватила его шею и повисла у него на плече и положила голову ему на плечо.

– Видно, сильно ударилась, – хохотнул Адемар.

******
С того случая прошел год. Адемар стал куда более общительным и веселым. Остальные ученики потянулись к этому молодому невероятно одаренному волшебнику, которого раньше старались и вовсе не трогать. Его магический дар развился еще больше, настроение стало еще лучше, самооценка еще выше. Свои волосы он начал завязывать в конский хвост, в глазах замерцала насмешка, на губах заиграла презрительно-снисходительная улыбка. Адемара явно одолевала гордыня, но никого это не волновало, точнее, никто не обращал на это внимания.

Даже Матильда, с которой он проводил большую часть своего времени, предпочитала закрывать глаза на его растущее самодовольство. Они стали настоящими друзьями за этот год: вместе практиковали заклинания, учили теорию магии, собирали алхимические ингредиенты. Это вызывало кучу сплетен и слухов, но друзей это не волновало. Адемар просто плевал на эти разговоры, а Матильда отшучивалась в ответ.

******
– Нравится?

– Неплохо… Где купил?

Адемар, любуясь в зеркало красивым черным кожаным доспехом, хитро ухмыльнулся.

– Ага, скажу я тебе, – хохотнул он. – Что б ты себе такие же купила? Да еще чего!

Они засмеялись.

– Ладно, не положено мужчине глядеться в зеркало, как девице какой-нибудь, – сказал волшебник, подходя к книжному шкафу. – Что у нас там на завтра?

– Кажется… Колетта задала повторить теорию отталкивающих чар.

– Пффф… Лично я и так все помню, тем более я уже проходил это еще в Сиродиле.

– Ты уже обучался? – удивилась чародейка и сдула надоедливую прядь.

– Было дело… – Адемар помрачнел. – Не будем об этом, хорошо?

******
Прошел еще год. За это время чародейка и колдун наконец признали, что шептались за их спинами не зря, ведь чувства захватили их в неудержимый смерч. Никогда еще эти двое не были так счастливы. Адемар уже всерьез подумывал занять должность учителя. Он бы стал самым молодым наставником за всю историю Коллегии Винтерхолда.
Однако пропадать он стал все чаще. Матильде ничего не рассказывал, но она знала, что они вместе с этим Цирусом что-то замышляют в своей пещере Желтый Камень. Это сильно тревожило волшебницу, но она не хотела показывать этого Адемару. Пока они вместе, она готова все прощать.

******
– Адемар?

– Секунду.

– Что ты делаешь?

Волшебник сидел в своей комнате на кресле спиной к выходу и водил рукой перед лицом. Рука излучала бирюзовый свет. «Магия Изменения», – догадалась чародейка.

– Еще пара штрихов, Матильда, потерпи немного.

– Что ты там удумал? – обеспокоенно спросила молодая нордка и смахнула прядь со лба.

– Сейчас…

Через несколько мгновений чародей встал и откинул зеркальце на кровать. Он повернулся к Матильде.

– Нравится? – спросил он, ухмыляясь.

– Э… Что ты сделал со шрамом?

– Не нравится? – колдун дернул бровью, которую теперь пересекал не розоватый рубец, а широкий бордовый рисунок, раздваивающийся от глаза и чем-то напоминавший клыки.

– Я думала, ты собираешься залечить его, а ты его… Изменил.

– Усовершенствовал! – поправил ее колдун и засмеялся.

– Зачем?

– Я хочу, чтобы он остался со мной навсегда, но при этом выглядел чуть более… Хм… Грозно, пожалуй. Не находишь? – он скрестил руки на груди и склонил голову набок.

Она смотрела на то, что было когда-то уродливым шрамом, и пыталась понять, что чувствует. «Грозно? Скорее зловеще, Адемар», – подумала чародейка, но вслух ничего не сказала. Странная тревога поселилась в ее душе.

******
Прошел еще год. Адемар перестал уходить из Коллегии, но с ним стало что-то происходить.

Началось все тогда, когда он в последний раз вернулся с жутковатым кольцом на пальце. В виде украшения на нем зиждилась голова даэдрического принца Молага Бала. На все требования уничтожить его, колдун отвечал ярым отказом. Он стал гораздо агрессивнее, злее, самоувереннее… и сильнее. Даже Матильда с трудом могла защититься от его заклинаний, а он и не пытался ее щадить. Адемар изменился, это было бы заметно даже слепому.

А потом произошло это…

******
– Адемар, что тут происходит? – чародейка была, мягко говоря, напугана.

Колдун склонился над начерченной прямо на полу пятиконечной звездой. Она была кроваво-красного цвета, а на ее вершинах были…

– Черные камни душ! Клянусь Двеятью, Адемар, скажи, пожалуйста, что глаза меня обманывают!..

– Матильда, – волшебник встал и повернулся к ней. Она сразу заметила, что он очень взволнован и с трудом держит себя в руках. – Я почти нашел!

– Что нашел? – чародейке стало еще страшнее. Таким она еще не видела этого веселого, излишне самоуверенного, но все равно доброго волшебника. Сейчас он был безумен. – Адемар, просто скажи, что тут происходит.

– Родная моя, я так близко! Совсем близко!

– Что это у тебя? – чародейка заметила на столе бутылочку с жутковатой красной жидкостью. Она подошла, вытащила пробку и понюхала.

– Что это за мерзость! – воскликнула она, отпрянув от бутылки. – Что это Адемар?

– Прошу, послушай меня…

– Скажи, что это такое!

– Матильда…

– Я позову мастеров!

– Матильда!

– Мастер Толфдир!

– Нет, не надо! – по лицу колдуна пробежали и гнев, и испуг одновременно.

Послышались шаги.

– Зачем?! – Адемар испепелил чародейку взглядом.

– Отойди от меня!

– Что у вас тут происходит? – послышался обеспокоенный голос мастера Толфдира.

– Все в порядке, учи… – начал Адемар.

– Мастер! Прошу, помогите!

– Адемар, голубчик, что тут такое?

– Я тебе не голубчик! – прошипел колдун.

– Адемар, я… Что это такое? – мастер Толфдир обвел взглядом пентаграмму. – Объяснись, пожалуйста, – учитель сделал шаг вперед.

– Назад! – воскликнул Адемар.

В его руке возник огненный шар.

– Адемар, я советую тебе объясниться! – грозно произнес учитель Изменения и встал в боевую стойку.

– Засохни, старик! – колдун оскалился, словно дикий зверь. Его желтые глаза горели подобно двум факелам. – Подойдешь еще на шаг, я изжарю тебя!

– Адемар, умоляю, не надо! – взмолилась Матильда, по щекам которой уже бежали непрошеные слезы.

– Молодой человек, опусти-ка ты свою руку, – пригрозил Толфдир, и в его руке закружили ледяные потоки.

– Ты думаешь справиться со мной, дед? – усмехнулся Адемар. – Кишка тонка! Я тебе не по зубам, Толфдир! Ты не остановишь меня! Я найду его! Слышишь, найду! НАЙДУ!!!

Адемар замахнулся рукой с огненным шаром, но Матильда опередила его: встала перед Толфдиром, и из ее рук мгновенно выплеснулась золотая энергия, образовавшись в Оберег. Заклинание колдуна отлетело от чудесного щита в стену, и башня задрожала. Воспользовавшись замешательством, мастер Толфдир выпустил морозный шар и отбросил Адемара в сторону. Тот с криком поднялся на ноги, но тут же замер.

– Паралич, Адемар, – сказал мастер Толфдир. – Помнится, у тебя были большие успехи в этой области. Как собственно и во всех остальных. Надеюсь, ты понимаешь, что после этого тебе не место в Коллегии?

В глазах молодого колдуна отчетливо прочитался ужас.

– Конечно, ведь ты не дурак, – Толфдир вздохнул. – Не знаю, что с тобой произошло, Адемар, и мне очень жаль. Ты был лучшим учеником, я о таком даже и не мечтал…

Из золотого глаза выползла, словно змея, и заскользила по бледной щеке соленая слеза. Заклинание отпустило колдуна, и он свалился на колени.

– Мастер, умоляю, – жалобно произнес он. – Умоляю, не выгоняйте меня, я не знаю, что на меня нашло!

– Прости, Адемар, – покачал головой Толфдир. – Ты стал опасен, и мы все уже успели заметить это. Мы не можем держать в своих стенах того, кто опасен для остальных.

Колдун зарыдал и закрыл лицо руками.

– Час на сборы, – мрачно скомандовал учитель школы Изменения. – Мы будем ждать тебя во дворе. Идем, Матильда. И, кстати, можешь развеять свой удивительный Оберег. Мы еще побеседуем по этому поводу.

******
Он стоял с большим мешком прямо перед воротами Коллегии, ставшей для него родной. Черный плащ развевался на лютом ветре, кусающем и колющем с дикой силой. Он не чувствовал холода. Он чувствовал ужас и скорбь.

– Прошу, мастера, – начал он, повернувшись к тем, кто стоял за ним. – Дайте мне еще один шанс. Я клянусь, это не повторится!

– Нет, Адемар, – покачал головой архимаг Савос Арен. – Ты стал опасен, тебе не место среди нас. Уходи.

Колдун зажмурился, пытаясь представить, что все это кошмар. Но нет, это не было кошмаром.

Он поднял желтые глаза на Матильду. Бедная Матильда!

– Ты простишь меня?

Она молчала, лишь плакала. Это было видно даже через завесу злобных армий снега, вернувшегося, чтобы вернуть свои территории.

– Простите меня, я не хотел, – лишь сказал он, развернулся, открыл ворота и ушел, подобно черному призраку.
  • Комментариев:
    Notice: Trying to access array offset on value of type null in /var/www/fullrest-team/data/www/fullrest.ru/templates/common/commentaries/comment_header.php on line 3
  • Участников:
    Notice: Trying to access array offset on value of type null in /var/www/fullrest-team/data/www/fullrest.ru/templates/common/commentaries/comment_header.php on line 4
  • Статистика

Обсуждение в комментариях