Перейти к содержанию

Рекомендуемые сообщения

  • Ответов 186
  • Создана
  • Последний ответ

Топ авторов темы

Топ авторов темы

Никак не могу понять, то ли стёб, то ли всерьёз...

Рассказ неплохой, но пунктуация у автора при смерти.

Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

Ты что, он же про Олега написал.

А, может быть, это Ульфрик, а Елена - Талмор. Сбитый ветеран - это Торуг, а благодетель - сам император.

Изменено пользователем Отец Фома
Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

А, может быть, это Ульфрик, а Елена - Талмор. Сбитый ветеран - это Торуг, а благодетель - сам император.

http://i.imgur.com/Q3UMSsJ.png
Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

Не по ТЕС, но читать тоже интересно.

 

 

Повесть Временных Лет, писаная смиренным рабом Аллаха, кади аль-Вебери, в Боровичах, лета 1043 от рождества пророка Исы. Глава первая.

 

Султан Брячислав, унаследовав престол, отложил на некоторое время меч. Нет, это не значило, что жизнь в государстве была спокойной и тихой - восстания дикарей-язычников и набеги свирепых норманнов постоянно тревожили земли Руси, да и сами князья подчас резались друг с другом за очередной замок. Казна не бедствовала, однако огромные полчища норманнов докучали султану, и султан решился на радикальную реформу.

На долгие 20 лет султан отказался от созыва войск, даровав князьям вольницу. Вместо этого в столице постепенно формировались новые гвардейские полки, в дополнение к трем дружинным полкам, которые достались Брячиславу в наследство. Был сформирован ударный конный полк, а некоторое время спустя - три полка прикрытия из тяжелой пехоты и лучников. Свежие полки набирались опыта, сражаясь с повстанцами, и гоняя норманнов по лесам и сёлам.

В одном из таких боёв неувядаемой славой покрыли себя бойцы псковской десантной бригады, вступив в бой с вчетверо превосходящим противником и удерживая их до прибытия подкреплений ценой своей жизни...

 

Но если не считать коротких забегов по лесам, Брячислав посвятил себя семье и государству. Казна полнилась, государство застраивалось и богатело, слава и благочестие султана вскоре гремели по всему исламскому миру. Дети, как на подбор, рождались если не гениальными, то подающими надежды, правда, не без причуд...

 

Первым стал выкидывать фортели старший сын и наследник. Восемнадцати лет от роду он ворвался в покои отца, и возмущенно потребовал немедленно женить его. Султан пробовал возразить, но...

- Ты предлагаешь мне ждать еще двенадцать лет, пока эта малявка, с которой ты меня обручил, повзрослеет?

- Но...

- Хватит, зачем мне эта безродная девка? Принцессу хочу.

- Но...

- Я знаю, что она слывет гениальной в свои четыре года. Мне не нужна гениальная жена, я сам, без ложной скромности, гениален...

- Но...

- Я не собираюсь брать в жены этих княгинь-толстушек. Хочу девушку тонкую, нервную, горячую. Во! Смуглянку-молдаванку хочу.

- Но... - наконец справился с собой султан - Ярослав, где мы найдем тебе молдаванку? они ж еще как этнос не оформились? Давай я тебе дочку халифа сосватаю?

- Нет - поразмыслил Ярослав, - Муххамедши уж слишком смуглые смуглянки. Батя, а я вот слыхал, что в Италии такие девочки...

- Где ж я тебе итальянку найду, они все Исе поклоняются, кафиры проклятые. Хотя, стой. сойдемся на испанке?

- А они смуглянки? - сощурился Ярослав.

- Еще какие...

 

Так при дворе появилась первая андалузская красавица, а затем и придворные взяли себе моду на "смуглянок", и вскоре Боровичский замок полнился андалузками и персиянками.

Однако, эта помолвка сыграла свою роковую роль.

 

Куда больше султана расстраивали второй сын, Лев, и младший - Всебор. Лев до поры преуспевал в науке и богословии, и отец прочил ему отличную карьеру при старшем брате, однако время шло, старел Брячислав, мужали сыновья, и Лев постепенно увлекся тайными суфийскими трактатами.

Дошло до того, что Лев возомнил себя подражателем знаменитого "принца нищих", Гаруна аль-Рашида, водил дружбу с сомнительными личностями из трущоб, и неоднократно при дворе заявлял о желании уйти в бродячие дервиши. В общем, дошло до того, что прослыл декадентом, увещеваниям отца не внял, и был немедленно заключен под стражу.

Младший, Всебор, страдал в тени братьев, периодически срывался в запои и декадентство, но регулярные увещевания отца возвращали его на путь истинный. А может, притворялся, не желая повторять судьбу Льва. В конце концов отец пристроил его командующим в гвардию, где тот обнаружил недюжинный талант к ведению осад.

 

Лишь третий сын, Рогволод, отца не беспокоил. Считался он не менее гениальным, чем Ярослав, в военном деле даже превосходил старшего брата, готовился посвятить жизнь и карьеру войне, и до последнего времени даже не женился.

Лишь под конец своих лет, уже глубоким стариком, Брячислав тайно переменил намерения, и женил Рогволода. Да, старый король внезапно захотел вывести в наследники сына-гения, находящегося в самом расцвете сил, а не стареющего первенца, которому уже подходило под 50. Однако, судьба распорядилась иначе, но об этом позже.

Старшая дочь шестнадцати лет от роду вышла за султана иерусалимских шиитов, раскольников, бросивших вызов халифу. Интриги, интриги. Судьба её была неблагодарной. Муж, блистательный воин, победитель самого халифа, через год погиб в обычной пограничной стычке с каким-то аравийским князьком. Год регентства при малолетнем сыне, и вот уже Иерусалим склонился перед войсками халифа. Сыну её оставили город, однако сама вдовствующая султанша оказалась в наложницах у одного из военачальников халифа.

 

Королевство русское богатело, а вот исламский мир трясло. С изумлением увидел Брячислав падение блистательного и всемогущего рода Аббасов, прогнанных с трона мелкопоместным арабским князем из Самарканда. Потомки пророка оказались изгоями, и спасались в дальних поместьях, а многие короли объявили себя независимыми. Великий Халифат казался лишь тенью былого.

 

 

Недолго протянули и Омейяды. В год 1032 от рождения пророка Исы, люди, зовущие себя англами, и несущие одежду с крестом, уничтожили Андалузский султанат. Так пало второе великое королевство, а Боровицкий замок лишился притока смуглянок - всех расхватали падкие на южных женщин британские рыцари.

 

Однако, стоит вернуться к самому Брячиславу.

После падения Аббасидов и Омейядов не у дел осталось множество князей, так или иначе приходившихся родственниками роду Рюрика. Русь представлялась слабой. Порой её грабили дерзкие норманны, и даже гвардия султана успевала не везде. Порой в ней поднимались языческие бунты, и чем больше земель переходило в истинную веру, тем яростней становились слуги Иблиса, да гореть им в аду вековечно.

 

И вот, сразу два авантюриста объявили войну Брячиславу. Первым был один из бастардов его отца, сводный брат, доселе обретавшийся при дворе халифа, и даже имевший там какую-то должность. Он пришел с юга, ведя с собой кочевых всадников и ополчение из арабов.

Второй - Омейяд, племянник султана Брячислава, так же желавший получить свою долю. Он пришел с севера, и в его войске собрались андалузцы-изгнанники, наемники из англов, не получившие своей доли при грабеже Андалузии, и дикие язычники-норманны, которые правили его флотом. Эту орду объединяла только одна религия - жажда денег и наживы.

 

Однако, Брячислав не зря провел "двадцать веселых лет". Гвардия закалилась в боях и стала основой войска, личный домен процветал, и недостатка в рекрутах не испытывал, да и вассалы времени не теряли.

Обе орды были встречены и разбиты в генеральных сражениях, оба авантюриста оказались в казематах, где позже и сгинули.

 

И тут Брячислав прочувствовал вкус сражений. А может, старый султан желал умереть с мечом в руке. Однако смерть долго бежала от него, убоявшись грозного правителя, и Русь ждали "десять грозных лет".

Не все войны были успешными.

Вылазка в чудские земли окончилась ничем, умер в походе старый князь, который претендовал на Заозерье, и война сама собой стихла.

Тогда султан обратил свой взор на Польшу, и, разбив коалицию Польши, Богемии и Моравии, захватил Силезию. После, уже глубоким стариком, решился таки ступить на землю норманнов и отбил у них остров Эзель, воспользовавшись претензиями своего младшего брата.

 

Однако, где тонко, там и рвется. Подточили силу Руси всё те же норманны. Осколком Польши в Норрланде завладел жестокий конунг-язычник Ивар, и ему оказалось мало просто грабить налетами русское побережье. Он возжелал всё. Свирепая и огромная норманнская армия вторглась в земли Померании, выжигая всё на своем пути. Множество правоверных погибло, и труды придворных имамов, десятки лет положивших на обращение населения в Мейсене и Гданьске, оказались перечеркнуты в один миг. Армия султана не успела переправиться с Эзеля в срок.

Последним шансом для Брячислава было генеральное сражение. Если бы норманны взяли Гданьск, война оказалась бы окончательно проиграна, и султан, положившись на мощь своего войска, ринулся в атаку. Увы. Ни равные составы войск, ни великие полководцы не смогли спасти Русь в тот день. По семнадцать тысяч солдат бились в тот день с каждой стороны, но лишь семь тысяч норманнов и тысяча арабов вышли с поля битвы в тот день. Гвардия султана в жестоком бою прорвала центр, сокрушила лучников левого фланга норманнов, но сам Ивар, вместе с лучниками и тяжелой пехотой ударил справа, смешав арабский строй.

Сам престарелый султан до последнего рвался в гущу битвы, не желая принимать свой позор, и был буквально связан и вывезен с поля последней сотней гвардейцев, умудрившейся собраться в хаосе битвы в организованный отряд и вырваться из кольца врагов.

Маршалы Руси, убравшись за реку и собрав совет, выслали мирный договор Ивару, уже рубившему плоты из стен Гданьска.

 

Итоги были унизительны, султан лишился всех польских и немецких земель, завоеванных его отцом. Гданьск, Мейсен, все республики отошли под власть норманнов. Однако, Ивар почему-то отказался от Силезии, оставшейся под властью Руси.

 

Султан, впав в депрессию, вернулся домой, снова запер меч в кладовой и занялся государством. Восстановил с нуля гвардию, потратив две трети казны (с 1700 до 800 монет). Пополнил казну, возложив вину на евреев и разграбив их лавки (с 800 до 1400).

Распустил армию, оставив в покое даже набегавших мелких норманских бандитов. До поры, пока гвардия не восполнится.

Приток налогов был уже не тем, однако большим, и вскоре султан активно строил и укреплял Боровицкий замок.

 

Однако, чувствуя что его конец близок, старик Брячислав обратил внимание на династию... и пришел в смятение. Ярослав старел. 47 лет. Уже его дети заводили своих детей, и внуки и правнуки в этой ветви были, мягко говоря... не очень. Подлая андалузская кровь, ворчал старик. Эта шлюшка изменяла моему сыну со всем двором (итс тру, модификаторы Lover Pox не врут), его дети - не рода Рюрика. Лишь вторую внучку он признавал своей, девушка в свои 18 была ровней и пожилому отцу, и находящемуся в расцвете дядьке Рогволоду.

Зато Рогволод радовал. Наследственная гениальность Рюрика с первого взгляда читалась в его младенце-сыне.

 

И тогда старик решился на шаг, который при дворе называли как величайшим гением, так и величайшим злодейством.

Среди ночи Ярослав был схвачен в своих покоях и препровожден в каземат, где, по прошествии дня, так ничего и не поняв, был удушен палачами своего отца.

Следом за ним такая же доля постигла и Льва, который почти двадцать лет томился в заточении, расплачиваясь за нежелание отказаться от вредных привычек.

 

Так, наследником стал Рогволод, однако судьба жестоко отплатила престарелому султану. Через два месяца после коварного убийства сыновей, старик Брячислав получил страшное известие. Рогволод, возглавлявший новоиспеченную гвардию в первом защитном рейде от норманнов, провалился под лед, переходя Двину, настыл на морозе и через два дня умер, выплёвывая собственные легкие.

Наследником стал Всебор. Последнего, чего он смог добиться от потрясенного султана, это разорвать существующие помолвки, и обвенчать своего сына (уже взрослого) с той самой второй дочерью (тоже взрослой) Ярослава. Несмотря на близкое кровосмешение, это давало шанс на возрождение линии гениальных Рюриковичей. И да, оставался еще сын Рогволода, сохранявший эту полезную родовую черту.

 

А еще через два месяца к Аллаху отошел и сам Брячислав, уже переставший разговаривать, и даже жевавший машинально, из рук своих внучек. Перед смертью, как уверяют придворные, он кричал имя своего старшего сына, указывая в пустоту перед собой, и это было первое его движение со дня смерти Рогволода. И последнее.

 

Изменено пользователем Отец Фома
Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

  • 2 месяца спустя...

Казалось бы, ничего особенного, но не отметить игру слов я не смог

Из густой рощицы доносилась разве что одинокая трель соловья, а камарилья прибрежных кустов застыла в ожидании редкой жертвы.
Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

Казалось бы, ничего особенного, но не отметить игру слов я не смог

Звучит так же чудесно, как кролик-людоед из Монти Пайтона.

Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

  • 2 месяца спустя...

Не по TES, даже не Fullrest, но... но... Это издали.

Думала ли Рая, затевая уборку дома, что ударится головой и очнётся в ином мире? А там она, свободная тридцатилетняя женщина, окажется в теле семнадцатилетней девчонки, которая к тому же замужем за кентавром. Правда, муж оказался красавцем, переменам в жене только рад, да и новый характер супруги пришёлся ему по вкусу. Рая не растерялась, разогнала гарем в триста наложниц, познакомила супруга с характером русской женщины, разбив о его голову несколько ваз, чтобы лучше проникся, живи да радуйся… Вот только папочка интриги плетёт, да ещё ирлинги затеяли свою игру. Ничего, современные женщины ещё и не с таким способны справиться, был бы милый рядом! Рассуждая таким образом, Рая бросается в водоворот интриг…

 

Это начало:

– Госпожа! Госпожа! – услышала я причитания.«Да кто же эта госпожа, что о ней так убиваются? Неужели по телевизору сериал начался?..»Ох, и крепко же я приложилась, до сих пор слабость во всём теле. Что может быть проще, чем встать на стул и заменить перегоревшую лампочку в люстре? Только это производство мебельной промышленности подо мной подломилось, и я, потеряв равновесие, красиво взмахнула руками и грохнулась на пол, хорошо так стукнувшись затылком.

Открыв глаза, я даже несколько раз моргнула, решив, что брежу. Рядом со мной на постели сидел шикарный мужчина. Я даже сглотнула, такой он был красавец. Брюнет лет тридцати пяти, со светло‑карими глазами, смуглой кожей и скульптурными чертами лица, заставившими мои гормоны завопить от восторга.

– Вы кто? – прохрипела я севшим от обуреваемых эмоций голосом.

 

– Муж ваш! – заявили мне. – Даже не мечтайте забыть об этом, изображая потерю памяти!

 

– Я согласна! – тут же ляпнула я.

 

– На что? – опешил он, не ожидавший такой реакции.

 

– На мужа! – Его бровь удивлённо поползла вверх, а суровый взгляд смягчился. – Я вас, извините, не помню, но если говорите, что муж, то я ничего против не имею.

Изменено пользователем Foxundor
Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

  • 1 год спустя...
На одном графоманском форуме ФФ отыскал очередной бесспорный шыдевер, поразивший его до глубины души как сюжетом, так и некоторыми физиологическими подробностями. :gigi: Изменено пользователем Fr0st Ph0en!x
Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

  • 2 года спустя...

Еще к вопросу о великих шыдеверах. ;-) Найдено на том же графоманском форуме. ФФ смеялся местами в голос, особенно на эпизоде про что-то твердое.

 

Рассказ об одной победе.

 
Части советских войск отступали с большими потерями, оставляя за собой раскорёженную технику, изувеченную взрывами землю, и кучами лежащих мёртвых тел своих сослуживцев. Казалось, уже скоро от армии не останется и следа. Немецкие танки наседали на окопы, будто панцирь столетней черепахи пропахивал песчаную гряду на пляже. А их пулемёты выщипывали кусками траву вдоль всего фронта. Пули свистели над головами ещё живых красноармейцев, врезаясь в землю окопов, и больно ссадя песком в глаза.
Казалось, хуже быть не могло… И только на ночь небольшая передышка позволяла обеим сторонам набрать силы для следующего дня. И надо ли говорить о том, что никто не хотел уступать своих позиций. Одни отбивались, другие наседали. Каждый ждал от нового дня своей везучести, своего маленького чуда.
Вот в это-то как раз, сложное для нашей страны, время захотелось мне поучаствовать в боевых сражениях по настоящему… без преукрас, почувствовать вкус пороха и полевой жизни. Но я не знал, что меня ждёт настоящий ад. Ад в полном смысле этого слова.
Шёл я по улице неторопливым шагом, с наушниками в ушах, и причёской типа «панк» на голове. Спокойно так шёл, никого «не трогая». Ну, разве что у одной бабульки-божий одуванчик стянул с шеи цветной платок (правда она крик подняла такой, что все отхлынули по сторонам, как бульки от камешка). А зазевавшейся девице хлопнул чуть ниже поясницы. Та аж подпрыгнула. Так вот. Шёл я себе, шёл, под ноги не смотрел (а чего под них смотреть! Асфальт кругом), и не заметил, как подомной пропал не то чтобы асфальт. Вообще точку опоры потерял, и полетел в тартарары. Хорошо недолго летел. Вроде бы не колодец был, иначе переломал бы себе всё.
Упал на что-то мягкое… накрытое. Первая мысль – бомжатник! Ёлы-палы! Только наткнулся на что-то твёрдое, и ещё к тому же схватившее меня за куртку. Рванув что было мочи, я с испугом отпрянул в противоположенную сторону. И тут же наткнулся на что-то твёрдое и холодное, но не камень. По спине побежали толпой мурашки, а на лбу потёк градом холодный пот. Я хотел заорать во всё горло, но из него вырвалось неразборчивое глоготание, и всё тело одним махом перехватило. Тут же чья-то худощавая но сильная рука зажала рот. Боль в шее, и потеря сознания – вот результат этого страха.
Не знаю, сколько я был в беспамятстве. Но как только открыл тяжёлые веки, вокруг меня скопились какие-то грязные рожи. Немного попривыкнув к свету солнца, бьющего прямо в глаза, услышал: «Вроде как живой» «Странно как-то одет» «Да. И парик за ким-то чёртом клоуновский приклеил» «Во-во, братцы! Вроде поднимается» «Давай-ка подсоби»
Я сел на деревянный настил, и первобытное чувство страха сменялось резкими высказываниями в адрес всех, кого знал. Кто-то вошёл. А мне было всё равно. И вот так размышляя вслух о происходящем я стал замечать, что в помещении остались только двое окромя меня.
- Ну что боец?! Башку снесло в окопе?! – наехал конкретно севший напротив меня в кожанке бритый мужик. – Ты кто?! Откуда?! Полк?! Рота?! Кто командир?! – без остановки смотрел мне в глаза, и повторял одно и тоже, повышая тон, и приближаясь к моему лицу.
- Да чё вы тут! – пытался я отодвинуться, инстинктивно отводя взгляд – Я ничо не знаю! Никого не знаю!
- Ну, ладно… Хватит! – через несколько минут такой чистки прикрикнул второй, стоявший в глубине и ничего не предпринимавший до сего времени – Всё! Хватит! Отойди и успокойся! – и потом в мой адрес спокойно, присев на освободившийся табурет – Как тебя звать?
- Лёлик… - тихо произнёс я свою кличку у себя в компании.
- Ну так вот Лёлик – он стал в лице серьёзным – Сейчас, в то время, пока мы воюем с врагом всего человечества, ты имеешь наглость ходить в такой одежде и высказываться в адрес Советских людей.
Я как сидел при этих словах, так и грохнулся задницей на пол. В голове только просвистело: «А какой сейчас год?!» И видя непонимание в моих глазах, говоривший занял выжидательную позицию. А я как бешенный схватился за то, что осталось после причёски – ПАНК, и ходил туда сюда по три шага. Потом, минут через пять, уже осмысленным взглядом посмотрел на старшего:
- А вы хоть понимаете что я из будущего?
- Мне сказали что ты не в себе. – спокойно ответил тот – Но дела на фронте так складываются, что даже из дурдома люди годны к строевой службе. Ну… естественно под соответствующим надзором.
Я наконец, сопоставив все за и против, сообразил куда закинула меня судьба. И даже улыбнулся про себя. Чего хотел того и получил. Эта случайность заставила меня посмотреть на все вещи под другим углом, и прикинуть что же я могу предложить этим двум благородным людям. Немного подумав, наконец сказал:
- Так! Я попал сюда не зря! – в упор смотря на главного – Я по началу хотел побывать в каком-нибудь бою. Пострелять с автомата. Кинуть гранату. Но сейчас расхотел.
- А почему бы и нет? – встрял другой – У нас бойцы на перечёт!
- Подожди! – остановил его главный – Парень хочет что-то предложить. – надо сказать у него было чутьё на нужных людей – Давай, выкладывай. Но если что! – он провёл по горлу большим пальцем, и мне уже не захотелось его спрашивать: что бы это значило.
- У меня есть такая вот штука… - из внутреннего кармана куртки я достал эм-пэ-3-плеер в виде плоской коробочки, и со словами – только бы жив был… - начал его оживлять.
- А это что ещё за штука? – оба подошли и с интересом стали его рассматривать.
- Это – с гордостью произнёс я – возможная победа! Надо только вспомнить что я туда закачал… - с этими словами я сосредоточился на поиске нужного трека предварительно воткнув в ухо один из наушников. И через несколько манипуляций с кнопками произнёс – А, вот! Слушайте!
Вытащив из уха наушник, протянул главному. Оба переглянулись между собой. Но моё доверительное движение рукой, и оба наушника вставлены в ушные раковины. А я произнёс облизнувшись: «Ну что, готовы? Поехали!» и включил кнопку «play». При первых аккордах песни они поспешили вытащить наушники. Уж слишком громко они «ругались». По этому, сообразив в чём дело, я, убавил до половины звук, и предложил им снова. Они с опаской взяли их у меня. И после нажатия мной кнопки, молча стояли, и переглядывались меж собой.
Недослушав до конца песню старший вынул наушник и спросил:
- Что это такое?!
- Как что? Песня! – не понимая, куда он клонит ответил я
- Я вижу что не рассказ! – командно передёрнул он – Что за слова в ней?!
- Ну да, немного ненормативной лексики… - попытался защититься я – А так, морально поднимает. И хочется подвигов на свою задницу.
- И куда ты это хочешь? – спросил второй вынув к этому времени наушник – ведь никто не поймёт.
- Ну уж «Гитлер капут» все знают… - осмелел я.
- Хорошо! А как сделать, чтоб услышали все? – наседал второй
- Мы на даче и не такое подключали. – решил выгибнуться я – Мне бы усилок помощней да динамики побольше… и я переверну мир – перефразировал древнего. Ещё со школы знал.
- Так! Радистов ко мне! – скомандовал второй в телефонную трубку.
Не прошло и пяти минут, как подразделение из трёх бойцов уже докладывало о своём прибытии. Я смотрел на них из под лобья, и дивился тому, как всё таки наши люди бывают организованны, когда их заду светит полный пипец. Но это ещё были только цветочки. Ягодки начались после прослушки. Все сначала переглядывались друг с другом молча, и скрывать удивление даже не пытались. Через минуту, вроде очнувшись, самый старший из них спросил:
- А это правда?
- Что? – переспросил допрашивавший меня.
- Ну… Это… - и он показал на плеер.
- А если никто не поверит в это, - он многозначно постучал ладонью по столу на котором он лежал – то грош-цена тебе как радисту! Они должны не только услышать это, но и понять, что мы всегда победим любого врага на небе, на земле, на воде, и под водой!
- Понял! Разрешите приступить? – отрапортовал солдат.
- Давай! Только возьмите парнишку в подмогу!
И мы пошли выполнять приказ. Надо сказать, что через час с лишним у нас в распоряжении был ламповый усилитель с довольно мощными матюгальниками. Их было штук десять на один усилок. Я возражал что на такую мощу у него силёнок не хватит. Первое же включение показало мою правоту. И уже через шесть часов мы были обеспечены всем необходимым: как трофейным так и своего изготовления. А пока было время, мы подготавливали плацдарм для наших «боевых действий». Километр проволоки соединений плюс подключение к радиоретрансляции вещания на весь фронт. Когда же подключились усилителями, я попросил нож.
- На вот, держи! – протянул боец из ножен свой нож.
- Ого! – только и вырвалось у меня. Я почувствовал в своей ладони тяжесть боевого ножа. – А… есть что-нибудь полегче? – протянул его обратно.
- Есть скальпель. Пойдёт? – я одобрительно замотал головой. Он повернулся к своей поклаже и стал там рыться. И через минуту у меня уже был настоящий, медицинский скальпель. Нет, не те что в самый неподходящий момент гнутся или оставляют зазубрины. Этот был тонкий, но прочный и, несмотря на пофигистическое отношение к нему, очень острый. Им я поиграл какое-то время в руках, и, чтобы не порезаться, начал осторожно снимать скальпелем тонкую оболочку шнура наушников.
- И… не жалко тебе? – промямлил сзади боец из отряда радистов.
- Не-а. У меня ещё дома есть. Получше этих. – проговорил я, совсем забыв где нахожусь. А у самого в голове крутилось: «Как бы не порезать провода! Как бы их не порвать!»
Но вот все провода были готовы. Оставалось только подключить их ко входу одного из усилителей. А уж остальные были давно в рабочем состоянии, и ждали своей участи, благодаря сноровке и умению роте радистов. Шумно выдохнув воздух, я взялся соединять провода от микрофона с плеером. В результате у меня что-то получилось. Первое включение – и музон из попсы полетел в динамики. От такой атаки все позатыкали уши. Свист и скрежет сделали своё дело. Как от яркого света наступает временно куриная слепота, так и у нас наступила «куриная глухота». Прошло не мало времени пока все стали нормально слышать. Благо плеер остался цел…
- Ну что, попробуем ещё раз? – сказал кто-то.
- Только громкость убавим. – отозвался чей-то голос.
Убавили громкость. Стало еле слышно. «Ну, этим мы никого не напугаем…» - выразил общее мнение ещё один голос.
- А в нашу компетенцию входит не напугать, а раззадорить, снять с противника всю его защиту. – вмешался я со своими доводами – А потом и напугать напалмом.
На этих словах закончилась наша дискуссия, и все дружненько взялись за дело. Через некоторое время уже звучала музыка в динамиках, и в коллективе заметно потеплело. Кто-то даже на ходу стал сочинять стихи, накладывая их на весёлые такты музыки.
- Чего-то не хватает… - выдохнул я подогретый воздух – Что-то не то…
- Ну опять не слава богу! – вдруг выдохнул старший, и тут же запнулся.
Все, кто был в компании, устремили свои взоры в его сторону. Настала тишина. Все ждали чего-то, чего – сами не знали. Этой паузы хватило чтобы понять: это сказал замполит части, которому не то чтобы говорить – думать об этом нельзя. А тут такое, и ещё в присутствии народа. В общем ситуацию надо было спасать.
- Так, так, так! Чего пристали к человеку? – прикрикнул я.
Толпа сразу зашумела. Но взрывы канонады отвлекли всех от нападков, сопровождаемые грохотом разрывающихся снарядов. И в этот миг я понял, чего же не хватало нашему детищу. Бума, большого БУМА, присутствующего в музыке! И с криком «эврика» я стал искать глазами того парнишку со скальпелем.
- Эй! Ты. – ткнул я пальцем в его сторону – Да, да, ты! Иди-ка сюда! – и приглашающе помахал рукой.
- Чего тебе? – тот прикрывал своим телом один из усилителей.
- Ты можешь обеспечить такой же БУМ, но через динамики? – высказал я свою мысль.
- Не знаю… - и пожал плечами – Попробую…
Когда всё стихло, он начал колдовать над техникой, как алхимик над пробирками. Надо ли говорить, что все кто был в это время с нами, следили за его манипуляциями, как подопытные собаки, у которых выделяется слюна при слове «еда!». И после пары часов усердной работы, с усталым, но довольным видом тихо произнёс: «Всё…». Я молча распихал локтями «зевак» и включил свою эмпэшку как раз на басах. Моя грудная клетка стала ходить ходуном.
- Молодец, боец! – похвалил я его, когда выключили технику после её проверки.
Теперь предстояло всё это дело заставить работать как надо. Проблем за этим я не видел. От плеера отвели ещё пару проводов для вещания в эфире на всех волнах. Динамики с басами положили на землю, предварительно замотав их тряпкой. А основные направили в сторону немцев. Сначала включили пластинку с граммофона, и не доиграв её до конца, прервали словами:
- Эй, немцы! Для вас бесплатный концерт! – и уже в сторону – Давай!
Я молча нажал кнопку у себя на плеере, и… Надо ли сказать, что в словах песни «Гимн панка» в исполнении группы «Красная плесень» присутствовали не только ненормативная лексика, но и веселящие слух: «Гитлер капут!». Плюс к этому сто грамм наркомовских. И понеслось! У солдат сразу поднялось настроение, и боевой дух! Некоторые намазались, кто грязью, кто краской, а кто и собственной кровью, и готовы были рвать и метать. А крик: «В АТАКУ!!!» решил всё. Когда ошалелые немцы увидели в боевой раскраске воинство русское, то похватались за оружие. Страх окутывал их всё больше, пока роты разноцветных солдат приближалась к их окопам под музыку, незнакомую им, но со знакомыми словами. Но тут песня закончилась, и стали рваться снаряды. Под ногами земля заходила ходуном. А разрывов снарядов так и не было. Так наши роты одна за другой добрались до окопов немцев. И никак не могли взять в толк, чего это немцы шарахаются от них, как от прокажённых? И драться то тоже не могли. В их глазах читался ужас, сковывающий их.
- Блин твою меть!!! – выругался я, когда глянул на свой плеер. Он почти остался без зарядки, и грозил в ближайшее время просто заткнуться.
- Что случилось? – спросил старший, которого приставили ко мне для охраны.
- Да ничего! – с раздражением крикнул я ему – Пипец! Скоро сядет аккумулятор, и тогда каюк всему!
- Да ты не молчи! – вынимал он из меня всю душу – Говори, что сделать-то нужно!
- Для начала нужен тот радист, что хорошо разбирается в технике. – сказал я, и помчался во весь дух по окопам искать его.
Меня остановил комбат, и вместо ругани вручил мне ППШ. Тяжёлый такой… Я только мотнул головой в знак благодарности, и умчался по полю со своим «охранником» искать приключений. Долго мне бегать не пришлось. Рядом со мной рванул снаряд, и я полетел в глубокий омут. Руки и ноги мои обмякли, и были ватными, так что болтались во все стороны. В голове шумело, как с похмела. А уши заложило так, что я даже не слышал своих криков. И я проваливался куда-то далеко в сон.
Долго ли я был в беспамятстве, не помню. Но только почувствовал, как чьи-то нежные, но очень сильные руки снимают с меня… штаны! Разом с испугу открыв оба глаза, и схватившись за штаны, я их тут же и закрыл. В глаза бил яркий свет множества лампочек. Немного попривыкши, и различив стройные фигурки в белоснежных халатиках выше колен, я совсем успокоился, и позволил им делать с собой всё. Тут подошёл мужик тоже в белом халате с надетыми перчатками.
- Ну-с, проснулся наконец? – и сквозь марлевую повязку сказал – Всё пациент готов к операции.
- Подождите! К какой операции?! – меня бросило в холодный пот.
- По удалению аппендикса. – ласково произнёс тот – Ты бы ещё с часок провалялся в люке канализации, так и нам не нужен был бы. – потом с укоризной – Скажи спасибо деду, который тебя увидел и не отдал на растерзание полиции. Они тебя хотели поначалу к бомжам определить. Я и сам не пойму что я тут с тобой делаю? – и дальше в сторону – Сестра, наркоз!
С этими словами я, получив дозу снотворного, и не успев ничего понять, провалился сквозь сон в беспамятство. Проснулся уже на больничной койке. Только открыл глаза, ко мне тут же подскочила молоденькая девчонка, и с испугом в глазах прошептала, чтобы я не вставал. Я у неё попросил пить. А она, стерва, мне только губы тампоном типа «Тампакс» вымазала. Потом под зад какую-то кастрюлю поставила, и трубу запихала. Я пробовал ругаться, но боль в животе не давала сказать ей, как же я её… Вот так я повалялся ещё пару дней. А когда мне было дозволено выходить во двор, ко мне подошёл какой-то дед, и, молча, с улыбкой на лице протянул свёрток. Он был из старой тряпицы. Взяв его в руку, я начал разворачивать его и… Моё сердце заколотилось как бешеное, а на глазах накатились слёзы. У меня на ладони лежал мой плеер и старый, , покрытый в нескольких местах ржавчиной, но не потерявший своей былой остроты скальпель. Я не мог говорить. К горлу подкатил ком такой величины, что не было возможности сказать ни слова. А дед смотрел на меня своим старческим взглядом и улыбался. Спустя какое-то время я пришёл в себя и сказал:
- Солдат?..
- Да, да! Это я! – радостно воскликнул он.
Из глубин моей памяти всплыл сразу тот солдат, который мне дал тот самый скальпель. К горлу с ещё большей силой накатилось чувство стыда, и слёз вперемежку. А дед хлопал меня по плечу, и успокаивал. Говорил, что всё уже позади, и надо жить дальше. А когда мы вместе пошли по парку при больнице, то он рассказал, как после боя они всем миром искали меня и среди живых, и среди мёртвых. А он даже несколько раз бегал в медсанбат, где, кстати, и познакомился со своей будущей женой. После войны их, кто в живых остался, определили в спецотряд по радиолокации. И всё это время он не оставлял надежды найти меня и поблагодарить за вселённую надежду на Победу. На их ПОБЕДУ!!!
Изменено пользователем Fr0st Ph0en!x
Ссылка на комментарий
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти
×
×
  • Создать...